В мире

Что ждёт Абхазию после Багапша

Задачи республиканской элиты — не допустить внутреннего раскола и быть готовой к попытке реванша со стороны Грузии

  
50

Кончина президента Абхазии Сергея Багапша продемонстрировала, помимо прочего, ещё и тот печальный факт, что российская общественность практически ничего не знает ни о современном абхазском политическом классе, ни о главных тенденциях, формирующих внутриполитическую картину Абхазии. Кто заменит Багапша на посту главы государства и не последует ли за сменой президента общая ревизия политики Сухуми, прежде всего в отношениях с Москвой? Так ли уж абхазский политический класс на самом деле заинтересован в стратегическом партнёрстве с Россией и что, кроме прямой угрозы грузинского военного реванша, удерживает Сухуми от разрыва с Москвой? Обо всём этом «Свободная пресса» попросила рассказать главного редактора Информационного агентства «Вестник Кавказа», руководителя отдела Центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве Сергея Власова:

— Внеочередные президентские выборы в Абхазии назначены через три месяца. За это время в Сухуми должны выработать одну из двух стратегий поведения: либо на выборы выставляется консолидированный кандидат от власти, либо до участия в предвыборном процессе допускается оппозиция.

«СП»: — Кстати об абхазской оппозиции. Так уж случилось, что в Москве плохо знают, насколько сильны оппозиционные силы в Сухуми и чего от них можно ожидать в случае победы. Вряд ли кто-то сможет назвать по имени хоть одного абхазского оппозиционера — за исключением, пожалуй, Рауля Хаджимба, претендовавшего на президентский пост в 2004 году…

— Хаджимба — безусловно, оппозиционер, но его никак нельзя сегодня отнести к абхазской политической элите. Его главный ресурс — поддержка со стороны первого президента Абхазии Владислава Ардзинба, скончавшегося в 2010 году — давно выработан. Сегодня же оппозиционность Рауля Хаджимба обусловлена прежде всего личными соображениями, ревностью к Багапшу.

«СП»: — Кого же в этом случае вы бы назвали в числе основных кандидатов на пост президента Абхазии? Кто примет бразды правления республикой?

— Основных кандидатов два: это премьер-министр Абхазии Сергей Шамба и вице-президент Абхазии Александ Анкваб, назначенный исполнять после смерти Багапша обязанности президента республики. Между ними, скорее всего, и разгорится предвыборная борьба. Раулю Хаджимбе, вероятнее всего, будет предложен какой-либо утешительный пост в новом правительстве Абхазии, причём независимо от того, кто победит. Собственно, тот же манёвр проделал и покойный Багапш в 2005 году, назначив Хаджимбу вице-президентом и нейтрализовав тем самым оппозицию.

«СП»: — А если выйти за рамки личных отношений, какова идеологическая база абхазской оппозиции? Существуют ли, например, в республике сколько-нибудь влиятельные силы, выступающие за возвращение в состав Грузии — пусть и на правах максимально широкой автономии?

— Все, кто выступал за возвращение Абхазии в состав Грузии, на сегодняшний момент находятся вне пределов Абхазии — по понятным причинам. Любой политик в Сухуми, да и просто любой житель республики отлично понимает, что за возвращением грузин неизбежно последуют требования реституции, а отсюда уже один шаг до новой грузинско-абхазской войны, не нужной в республике никому.

Политический класс Абхазии солидарен в своём стремлении сохранить суверенитет республики; коллаборационистских сил в Сухуми нет. Но именно поэтому абхазские политики достаточно настороженно относятся и к слишком, по их мнению, тесному сближению с Россией. Отсюда — периодические заявления о том, что «Абхазия никогда не станет российской губернией»; последний раз подобное пообещал Сергей Багапш в апреле, во время своего последнего визита в Турцию.

«СП»: — Эта поездка покойного президента породила разнообразные версии и слухи о возможном выходе Абхазии из-под фактического протектората Москвы и о признании Сухуми Турцией, а потом и остальными странами Запада…

— Причина в том, что в отличие от Южной Осетии, целиком зависящей от поставок из России, Абхазия может ориентироваться и на иные источники — прежде всего на влиятельную и разветвлённую абхазскую диаспору, в большинстве своём осевшую именно в Турции. Родной брат премьер-министра Абхазии Сергея Шамба — академик Тарас Шамба возглавляет Всемирный конгресс абхазо-абазинского народа и фактически проводит работу по лоббированию признания суверенитета Абхазии во внешнем мире. Причём Конгресс делает это самостоятельно, без оглядки на Москву, предпринимающую аналогичные усилия по признанию Сухуми.

Турция, безусловно, заинтересована в независимой Абхазии — хотя бы как в противовесе Грузии, откровенно позиционирующей себя как плацдарм США на Чёрном море. Анкаре, всё громче претендующей на роль регионального лидера, совсем не нужно присутствие американцев у себя в черноморском тылу. Ещё сильнее в абхазских ресурсах заинтересован турецкий бизнес. Однако пока Турция предпочитает действовать чисто экономическими методами — и, кстати, при посредничестве России. Открыто ссориться с Тбилиси и создавать тем самым «второй фронт» напряжённости у своих северных границ — вдобавок к уже давно тлеющему Курдистану — Турция не хочет и не будет.

«СП»: — И здесь мы подходим к одному из главных факторов, определяющих политичскую обстановку в Абхазии — к грузинскому. Существует ли реальная опасность того, что Михаил Саакашвили решит воспользоваться периодом междувластия в Абхазии и предпримет попытку военного реванша?

— Такая опасность существует и вполне реальная. Саакашвили, увязшему в конфликтах с оппозицией, необходимо срочно перевести внимание общественности, как в самой Грузии, так и за её пределами, на какой-нибудь внешний фактор. А что может быть лучше в этом отношении, чем «попытка вернуть оккупированные земли»?

Однако сегодня не 1993-й и даже не 2008 год. Грузинам, если они попытаются вторгнуться в Абхазию, придётся иметь дело со всей российской армией, ибо невозможно взять под контроль Сухуми, не выбив со своих позиций расквартированные в Абхазии российские части. Открытой войны в Тбилиси очень боятся: если она и не приведёт к свержению режима Саакашвили, то во всяком случае, окончательно закроет перед Грузией ворота в Евросоюз и НАТО.

Так что необходимость сохранения стратегического союза с Россией осознаётся всеми политическими силами в Абхазии. Пост президента республики может занять Сергей Шамба, может Александр Анкваб — предоставим это решить абхазскому народу. Внешнеполитический курс Сухуми при любом президенте останется прежним.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Игорь Шатров

Заместитель директора Национального института развития современной идеологии

Федор Бирюков

Член Президиума партии «Родина»

Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня