18+
суббота, 3 декабря
В мире

Сирийский сценарий

Кризис, который охватил ближневосточную страну, очень похож на наш

  
20

Все страны первого мира счастливы одинаково, каждая страна третьего мира несчастлива по своему, Россия и Сирия не исключение

Режим Муаммара Каддафи уходит в историю — войну против всей Европы и США глава Ливии выиграть не в состоянии. Несмотря на то, что в стране никогда не было сколь либо серьёзной оппозиции, ему всё же придётся оставить свой пост — добровольно или принудительно. И он это сделает не первым — вслед за лидером Египта Хосни Мубараком и главой Туниса Бен Али.

В случае с Ливией и Каддафи всё было продемонстрировано почти откровенно: работа французских спецслужб, поставки оружия повстанцам, «зона запрета полётов» и дальнейшая бомбардировка силами стран НАТО.

Очередной страной, в которой в ближайшее время может пасть режим, скорее всего будет Сирия. Собственно, на Западе это особо не скрывают, требуя отставки президента Башара Асада. Беспорядки и волнения в этом государстве с населением почти в 20 миллионов человек, начались ранней весной, 15 марта. Власть реагировала жёстко — полиция стреляла в демонстрантов, а в «восставших» городах работали «головорезы» из спецслужб. Но это только подогрело сопротивление — противостояние на улицах сирийских городов набирает обороты.

Мы встретились с человеком, близким к руководству страны, и обсудили с ним ситуацию в его начинающей закипать стране. Как ни странно, во время разговора нам стало немного не по себе, уж очень многое в политической, экономической и социальной жизни сирийцев напоминает нынешнюю Россию.

По словам нашего собеседника, умные люди (как и на остальном Востоке, это люди старшего поколения), еще несколько лет назад, предчувствуя беду, советовали молодому президенту Асаду срочно начать реформы. О них было заявлено на съезде правящей партии Баас в 2005 году. Правительство объявило о намерении принять закон о свободе СМИ, разрешить формирование оппозиционных партий, внести изменения в закон о выборах, заняться реформой экономики, в первую очередь — демонополизировать гигантские олигархические предприятия.

Страна ждала обещанного шесть лет. Но стоящие у власти чиновники, так и оставили все реформы только на бумаге. Вам это ничего не напоминает?

И вот сейчас начинается то, что начинается. Власть судорожно объявляет о все новых и новых уступках, но, как считает наш собеседник, уже слишком поздно. Время упущено безвозвратно. По прогнозам политологов, падение режима Асада почти предрешено, и если ситуация будет развиваться по самому негативному сценарию, то стране грозит расчленение на ряд автономных территорий: алавитов, курдов, друзов и суннитов.

Причины для недовольства

Сирия — президентская республика. Она отличается централизованной, строго иерархической системой, при которой вся полнота власти сосредоточена в руках президента страны и высшего руководства правящей партии.

Династия Асадов правит уже второе поколение. В 2000 году (после смерти отца Хафеза аль-Асада, который жесткой рукой управлял страной предыдущие 40 лет) к власти пришел молодой, получивший в Великобритании образование врача Башар аль-Асад. Приход молодого политика к власти сулил начало либеральных реформ.

Кстати, в России тоже семь политических партий (ЕДРО, КПРФ, ЛДПР, Патриоты России, Яблоко, Справедливая Россия, Правое дело)
Сирия — многопартийная парламентская республика. Однако все партии Сирии должны заявить о приверженности курсу ведущей Партии арабского социалистического возрождения — ПАСВ (Баас). Депутаты 250-местного парламента избираются прямым голосованием на 4-летний срок. Все прошедшие в парламент партии во главе с Баас (таких в Сирии семь) формируют Национальный прогрессивный фронт Сирии. Президент, как правило, является генеральным секретарем партии Баас и именно партия выдвигает его кандидатуру на всенародный референдум.

За Матвиенко только что проголосовало 94,5%
На предыдущем референдуме Башер Асад получил 93% голосов. Президент избирается на 7 лет, количество сроков пребывания у власти подряд не ограничено. В руках президента сосредоточен полный контроль за исполнительной, законодательной и судебной властью.

Судебная система Сирии представляет собой уникальное сочетание исламских, османских и французских традиций. Основой законодательства Сирии является, согласно конституции, исламское право, хотя фактически действующее законодательство базируется на Кодексе Наполеона. Конституционный суд, являющийся высшей инстанцией, состоит из пяти судей, один из которых президент Сирии, а четыре других назначаются президентом. Организация Amnesty International неоднократно упоминала в своих отчетах об отсутствии в стране справедливой и независимой судебной системы. Human Rights Watch, Freedom House и другие обвиняют сирийские власти в ограничении свободы слова, свободы собраний.

С 1963 в Сирии действовало чрезвычайное положение, (отменено совсем недавно в связи с последними событиями) и были значительно увеличены полномочия правоохранительных органов. Почти на любое действие гражданин Сирии должен был получить разрешение у спецслужб. На ношение мобильного телефона, на постройку дома, даже на женитьбу. Получить все это вполне реально за определенную плату, коррупция в силовых и государственных структурах очень высока.

В России 52 процентов богатств страны принадлежит 0,00001% (одной стотысячной процента населения) — 1420 человек. Оставшееся делится так: 40% — 21 миллиону и 8% — 120 миллионам россиян.
Большая часть экономики Сирии сосредоточена в руках всего 7% населения. При этом форма собственности — государственная или частная — по сути вторичны. Главное, кто контролирует «кормушку».

Деньги приближенных к власти и допущенных к бюджету страны чиновников успешно выводятся в офшоры. Остальное население живет на среднюю по стране зарплату в 300 долларов (что близко к российским з.п. в регионах). Что является и прожиточным минимумом, т.е. 93% населения сводит концы с концами.

Одна из серьёзнейших ошибок, которую сделал режим несколько лет назад — выбор неправильного пути реформирования экономики. Сирия живет за счет нефти (госсектор) и сельского хозяйства. Большая часть экономики, находящейся в частной собственности (небольшие фермерские хозяйства на своей или арендованной земле), ориентирована именно на аграрный сектор. Однако самые плодородные долины (между Тигром и Ефратом) последнее десятилетие дают относительно небольшой урожай из-за затяжной засухи. Фермерские хозяйства разоряются, приходят в упадок. И именно в это время правительство сократило субсидии для сельского хозяйства на закупку топлива, необходимого для нужд мелиорации.

Вместо поддержки сельского хозяйства или промышленной модернизации режим, по советам неолиберальных экономистов, учившихся на Западе, направил средства бюджета на развитие непроизводственного сектора — банковского сектора, страховых компаний, сферы обслуживания и тому подобного «офисного» бизнеса (по данным Росстата в 2007 году сектор услуг составлял 58% ВВП). Развившийся банковкий сектор стал впаривать «доступные» кредиты, предлагаемые финансово безграмотному населению. Многие не смогли расплатиться в срок, и это, конечно, только увеличило пропасть между богатыми и бедными.

В результате в стране значительно выросла безработица — сейчас официально она составляет 3−4%, реально же доходит до 20%, при этом, естественно, большая часть безработных — молодые люди. Кроме того, ликвидировали программу помощи в трудоустройстве «молодым специалистам». Раньше государство было обязано обеспечить выпускника вуза рабочим местом на 5 лет, чтобы он мог набраться опыта. Сейчас этой проблемой должен заниматься сам выпускник.

Надо заметить, что образованного населения в Сирии много, т.к. в стране введено обязательное среднее бесплатное образование. В ВУЗах система как у нас — есть бюджетные места для сдавших экзамены на «отлично», остальные могут получать образование платно. Цена обучения в сирийских ВУЗах очень высока и многие молодые люди уезжают получать образование в Европу, где оно на порядок дешевле.

Экономические проблемы усугубляются межнациональными и религиозными конфликтами. Сирия, как и Россия, страна многонациональная и многоконфессиональная. Преобладающая религия — ислам. При этом большинство населения — сунниты. Элита — происходит из среды алавитов. К тому же растёт диаспора шиитов, в основном — беженцев из Ирака. 10% населения исповедуют христианство, как католицизм, так православие (более половины христиан).

Почва для конфликта здесь очевидна — при суннитском большинстве (живущем на грани бедности) все важные (денежные) посты занимают алавиты (близкое к шиитам Хезболла и Ирану течение ислама), что не может не вызывать агрессии. Скажем, суннитскими призывниками (в Сирии обязательная военная повинность, все юноши с 18 лет на два года призываются в армию) командуют офицеры-алавиты, и спецслужбы следят за тем, чтобы никто из суннитов не мог сделать достойной военной карьеры. Именно по этой причине опора на 300-тысячную армию выглядит не очень надежной. Реально власть может положиться на три дивизии, которые состоят исключительно из алавитов и по-настоящему лояльны Асаду. Именно эти дивизии входят на танках в митингующие города и наводят там порядок.

С национальной точки зрения население Сирии менее пёстрое, нежели в России, но и здесь есть точки напряжения. 90% составляют арабы, в том числе — беженцы из Палестинской автономии.

Самое крупное национальное меньшинство — курды. В основном это беженцы, приехавшие в страну из Турции и Ирака, спасаясь от преследования. До последнего времени они не имели права получить сирийское гражданство, то есть на птичьих правах жило не менее 300 тыс. человек. Не так давно почти 50 тысяч курдов всё-таки получили паспорта, остальные ожидают очередной уступки режима.

Там, где есть курды — там есть проблема Курдистана. Этот народ уже давно добивается создания своего национального государства. При должной поддержке это движение может дестабилизировать весь регион — крупные общины курдов есть в Турции, Ираке и так далее. В конце концов, несколько десятков тысяч курдов живут и в России.

Спонсоры мятежа

Сама по себе оппозиция при монопартийно-диктаторских режимах Северной Африки и Персидского залива достаточно слаба. Даже она сама не особо верит в успех своих начинаний — если, конечно, извне не поступит весьма существенная помощь.

По данным сирийских источников, протестующие получают оружие из-за рубежа. За время противостояния, по официальным данным, погибло около 1300 полицейских и военных (жертв среди мирного населения как минимум не меньше). Поставки идут с территории сопредельных государств — Ливана, Турции, Иордании.

Но самое страшное оружие, которого по-настоящему боится сирийский режим — информационное. Любой конфликт можно раздуть, особенно, когда есть основания для недовольства, а режим ведёт себя неадекватно. Когда на Ближнем Востоке начались волнения, на Сирию стали вещать 3 спутниковых канала. Трансляцию власть перекрыть не в состоянии — студии этих каналов находятся за пределами страны. Один канал передаёт с территории ОАЭ, второй — вещает вовсе из Англии. Считается, что третий, «Народную Сирию», поддерживают американцы. «Мы проигрываем информационную войну», — признают в частных разговорах представители режима.

Не меньший ущерб наносит интернет, хотя его использование в стране ограничено. В частности, закрыт доступ в Фейсбук, YouTube и Blogspot, а также к сайтам курдских и исламистских партий. По мнению лидера страны Башара Асада, это сделано потому, что «народ ещё не готов к демократии». Тем не менее, пользователями Сети в Сирии являются более миллиона человек.

Кому выгодно?

24 марта — сирийские правозащитники сообщили о гибели 100 человек в ходе восстания в Дераа

12 апреля — сирийские правозащитники насчитали 200 погибших за все время восстания

22 апреля — за один только день в разных городах Сирии в ходе столкновений с полицией погибло 72 человека (по версии правозащитника Омара Кураби). Власти подтвердили гибель лишь 8 человек

28 апреля — по данным сирийской правозащитной организации Sawasiah в стычках с полицией погибло 500 демонстрантов за весь период беспорядков

7 мая — по данным агентства Рейтер число жертв восстания достигло 800 человек. Сирийские власти признали гибель только 150 человек

25 мая — канал Аль-Джазира со ссылкой на египетского правозащитника Омара Кураби сообщил, что за 9 недель протестов в Сирии от рук полиции погибло 1062 человека

Кроме Израиля, который явно заинтересован в свержении режима, поддерживающего Палестинскую автономию, среди «влияющих» сторон называют США, Турцию и Евросоюз. При этом у всех свои интересы, зачастую не всегда совпадающие.

Если режим падёт, то наибольшую выгоду для себя извлекут исламисты — и, в первую очередь, партия «Братьев Мусульман». Предполагается, что в результате переворота наиболее вероятный сценарий — это приход к власти умеренного крыла этой организации. При этом стоит отметить, что «Братья Мусульмане» ранее находились под влиянием США, и, возможно, американцы и сейчас не утратили контроль. Но гораздо опаснее будет ситуация, если власть захватит радикальное крыло «Братьев мусульман». Уж оно-то точно не будет церемониться с Израилем. А ведь есть еще «Аль-Каеда». Так что сценаристы смены власти могут сами попасть в ловушку.

Ещё один сценарий, которого опасается сирийская элита — это распад страны. Хотя и утверждает, что «нация едина» и «делить нам нечего». Однако, в ситуации гражданской войны страна может впасть в религиозное средневековье.

Ещё один источник помощи, влияние которого, пожалуй, перевешивает все остальные — это сам режим. Точнее, его неадекватность и неготовность идти на уступки, делиться властью. Те смягчающие меры, которые предпринимает Башар Асад, как правило выглядят запоздалыми — скажем, отмена чрезвычайного положения.

При этом людей раздражает откровенное хамство и жестокость властей среднего и нижнего уровней. Первые волнения, начались на юге станы в городе Дераа, и вылились в полномасштабное восстание, после ареста 18 марта группы школьников, которые писали антиправительственные лозунги на стенах домов и заборах. По сведениям сирийских властей зачинщиком беспорядов стал имам местной мечети. Когда к полицейскому участку пришли матери задержанных умолять освободить их детей, они так же были арестованы. После допроса их показательно обрили наголо, что для восточных женщин и их родных нестерпимое унижение. На Востоке такие вещи не прощают. Неудивительно, что на местное население эти действия произвели противоположный эффект — вместо страха получилось озлобление. Несмотря на танки на улицах, люди выходят и выражают свое недовольство режимом не обращая внимания на головорезов из спецслужб — просто потому, что злость сильнее страха.

Как, говорят знающие люди, не поведи себя власть по привычной схеме применения силы, все можно было бы остановить. Всего-то требовалось, проявить уважение к своим гражданам и, как принято это на востоке провести переговоры со старейшинами. И искусственно разжигаемые страсти — улеглись. Так как несмотря на трудности, сирийский народ до сих пор сплочен и объединен идеей «Великой Сирии», т.е. восстановлении страны в ее бывших границах, куда входят нанешний Ливан, Иордания и Палестина.

Реформы

И в правящей партии Баас, и в умеренной оппозиции Сирии есть люди, которые понимают и необходимость реформ, и опасность дальнейших протестов. По их мнению, если сейчас не исправить ситуацию, то в ближайшее время ничего не останется ни от страны, ни от режима.

«Нужен закон о СМИ, нужен закон о партиях, нужен закон о выборах», — считает источник «СП» в сирийском правительстве — «кроме того, нужна глубокая реформа экономики, в первую очередь — демонополизация, разукрупнение гигантских олигархических предприятий. Приватизация госсектора».

Тогда, возможно, ещё можно обойтись без лишней крови и полного хаоса, и в Сирии установится светский, относительно демократичный режим по образу и подобию турецкого. И не только в Сирии, но и в других странах «Арабской весны». Однако, режим и его сторонники — те самые 7%, которым принадлежит почти вся экономика — уверены, что лучше стрелять, чем разговаривать.

История вопроса

Интересы Запада, а именно Франции и Англии, в этом регионе очень давние. Еще в позапрошлом веке начались попытки этих стран вмешиваться в политику региона. После Первой Мировой войны, наплевав на мечту сирийцев о независимом государстве, Франция и Англия получили мандат в Лиге Наций и поделили по-братски ее территорию на Ливан, Трансиорданию Сирию и Палестину. В страну потекли товары из стран-мандатников, местное производство хирело, закрывались лавочки, богатели заморские предприниматели. Особенно гибельную роль импорт сыграл для сирийской текстильной промышленности: за период между 1913 и 1926 численность ткачей в Халебе сократилась наполовину, а количество действовавших ткацких станков — на 2/3. Из-за безработицы, достигавшей в городах почти 25%, произошло падение уровня заработной платы.

В 1925 сирийцы подняли мятеж против французов, подавленный после двух дней артиллерийских обстрелов Дамаска, в результате которых погибло ок. 5 тыс. сирийцев.

С тех пор и до 1963 года, когда к власти в результате военного переворота пришли генералы из партии Баас, страна жила при постоянных сменах правительства. Чехарда была невероятная. Но все, кто приходил к власти, опирались в итоге на французов, англичан, а потом и США. Причем все выступления за независимость заканчивались тем, что подгоняли артиллерию и стреляли по протестующей толпе. Жертв было много, но и времена были другие — это никого не шокировало. С тех пор ориентиры поменялись и сирийские власти, наученные своими бывшими колонизаторами расправляться с недовольными, уже выглядят в глазах бывших учителей, кровавыми сатрапами. И вот, видимо, пришло время опять получить мандат, только теперь от ООН, и поделить ускользнувшую 50 лет назад из-под влияния территорию.

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня