18+
вторник, 28 марта
В мире

СССР развалил Афган, США идут тем же путем

Ловушка Збигнева Бжезинского продолжает действовать, но теперь в нее попались сами охотники

  
285

Палата представителей американского конгресса выделила 100 миллиардов долларов на продолжение военных действий. Большая часть этих средств пойдет на финансирование операций в Афганистане и Ираке. По случайному совпадению (хотя и достаточно символично) это сообщение пришло из США 15 мая — в день 21-й годовщины начала вывода советских войск из Афганистана.

Не стихающие по сей день боевые действия в этой стране, эскалация внутриафганского конфликта в связи с вторжением на территорию Афганистана в 2001 г. войск США и сил НАТО под предлогом борьбы с международным терроризмом и движением «Талибан» побуждают вновь обращаться к страницам недавнего прошлого в стремлении извлечь уроки из тех давних и трагических событий.

Сечас уже всем очевидно, что последствия советского вторжения в соседнюю страну оказались катастрофическими. Геополитическим противникам СССР удалась хорошо организованная глобальная операция, имевшая целью развалить СССР за счёт втягивания его в затяжные и изнурительные боевые действия на сопредельной афганской территории. Особенно зловещую роль сыграл тогдашний помощник президента США по национальной безопасности Бжезинский, приложивший немало сил, чтобы окончательно развернуть президента Дж. Картера от разрядки в сторону «сдерживания» СССР. Позднее с гордостью заявлял, что это именно он спланировал ловушку для советских войск в Афганистане, которая гарантированно толкала СССР к развалу.

В итоге наша страна попала в международную изоляцию, ее акцию отказались поддержать даже некоторые социалистические страны и ведущие коммунистические партии стран Запада. Было не только утрачено какое-либо влияние на Афганистан, но СССР вообще покинул регион, в то время как позиции главного геополитического оппонента — США здесь значительно укрепились. Тщетной оказалась попытка обеспечить безопасность Советского Союза с южного направления, более того, война, разгоревшаяся на территории Афганистана, очень скоро перекинулась на территорию Средней Азии.

А главное — участие в афганской войне способствовало резкому обострению системного кризиса, в который, начиная со второй половины 70-х годов, все более погружалась наша страна, что, в конце концов, предопределило уход Советского Союза с мировой политической арены.

Возможный ущерб от этой военной акции был виден многим еще до того, как узкий круг высших советских руководителей (Л.И. Брежнев, Ю.В. Андропов, А.А. Громыко, Д.Ф. Устинов, К.У. Черненко) принял роковое решение. Против авантюры в Афганистане возражали многие высшие военные — начальник Генштаба Маршал Советского Союза Н.В. Огарков, его заместитель маршал С.Ф. Ахромеев, главнокомандующий Сухопутными войсками генерал армии И.Г. Павловский, возражали дипломаты, например, первый заместитель министра иностранных дел СССР Г. М. Корниенко, учёные-востоковеды. Все они доказывали, что наше военное вмешательство лишь усилит мятежное движение в Афганистане и подорвет международный авторитет Советского Союза. Но их голос, увы, не был услышан, и 25 декабря 1979 г. первые советские подразделения пересекли границу.

Уже 9 января 1980 г. части Советской Армии по приказу из Москвы приступили к разоружению восставшего артиллерийского полка ВС ДРА в населенном пункте Нахрин. Здесь же были понесены и первые боевые потери. А в конце февраля после массовых антиправительственных выступлений в Кабуле и очередной настойчивой просьбы руководителя Афганистана Б. Кармаля от министра обороны Д.Ф. Устинова поступило категорическое указание: «Начать совместные с армией ДРА активные действия по разгрому отрядов вооружённой оппозиции».

За девять с лишним лет было спланировано и осуществлено почти 420 операций против моджахедов, большинство из которых носили крупномасштабный характер. Было проведено также более 200 частных операций и рейдов по уничтожению отрядов оппозиции, устройству засад на караванных путях, разведке сил и средств противника, оказанию помощи своим подразделениям, попавшим в окружение. По мнению военных специалистов, советские солдаты и офицеры проявили высокие боевые качества, хотя действовать приходилось в самых тяжёлых условиях, на высоте 2,5−4,5 км, при температуре плюс 45−50° и остром дефиците воды. С приобретением необходимого опыта выучка советских воинов позволяла успешно противостоять профессиональным кадрам моджахедов, подготовленным в многочисленных учебных лагерях на территории Пакистана и других стран.

«Но в целом, — подчеркивал маршал С.Ф. Ахромеев, — главным образом из-за несоответствия поставленных тогдашним советским руководством военно-политических задач количеству выделенных для их решения войск и конкретной обстановке в этой стране, военного успеха не было и быть не могло». Число же жертв войны росло. А афганские руководители всё более проникались иждивенчеством, полагая, что «шурави» для того и пришли в их страну, чтобы обеспечивать им комфортное пребывание у власти. В то же время всё более властно заявляли о себе экономические трудности самого Советского Союза, для которого масштабная помощь южному соседу, чем дальше, тем больше становилась непосильной.

К 1985 году многим специалистам стало ясно, что нужно уходить. Невозможность решить проблему военными средствами обосновал ставший начальником Генерального штаба ВС СССР маршал С.Ф. Ахромеев: «Нет ни одной военной задачи, которая ставилась бы, но не решалась, а результата нет. Всё дело в том, что военные результаты не закрепляются политическими. В центре власть есть, а в провинциях ее нет. Мы контролируем Кабул и провинциальные центры, но на захваченной территории не можем установить власть. Мы проиграли борьбу за афганский народ. Правительство поддерживает меньшинство народа. Наша армия воевала пять лет. Она и сейчас в состоянии удержать обстановку на том уровне, который существует. Но в этих условиях война будет продолжаться долго».

Советская сторона взялась активно решать две главные проблемы, от которых зависел предстоящий вывод войск: внешнеполитическую — по предотвращению вмешательства в дела страны извне и внутриполитическую — по реализации концепции национального примирения, которая была предложена новым руководителем Афганистана Наджибуллой, в ноябре 1986 г. сменившим Б. Кармаля на посту президента.

Активизировались шедшие с 1982 г. в Женеве переговоры между Афганистаном и Пакистаном, гарантами которых выступали СССР и США. 14 апреля 1988 г. министры иностранных дел четырёх стран подписали пакет документов по политическому урегулированию положения в Афганистане. В соответствии с ними вывод советских войск должен был осуществиться до 15 февраля 1989 г. При этом другими участниками переговоров были даны гарантии невмешательства во внутренние дела Афганистана извне.

Советским военным руководством была проведена большая работа по организации вывода частей ОКСВ. Еще накануне подписания Женевских соглашений министр обороны Д.Т. Язов утвердил директиву, в которой определялись порядок вывода войск и меры по обеспечению их безопасности в ходе совершения марша. Для обеспечения своевременного и организованного вывода были образованы три оперативные группы: в Министерстве обороны (маршал С.Ф. Ахромеев), в Кабуле (генерал армии В.И. Варенников), в Термезе (командующий войсками Туркестанского военного округа генерал-полковник Ю.П. Максимов).

Процедуру вывода удалось осуществить в два этапа. С 15 мая по 15 августа 1988 г. части ОКСВ покинули западные и южные районы Афганистана. Затем по настоятельной просьбе Наджибуллы вывод был временно приостановлен. Трезвость оценок, однако, возобладала, поскольку нарушение оговоренных в Женеве сроков могло обернуться для Советского Союза крупными международными осложнениями. Начиная с декабря 1988 г. и до 15 февраля 1989 г. включительно страну покинули все части 40-й армии, дислоцированные в Кабуле и других районах Центрального Афганистана. Возвратились на родину и большинство из свыше 1 тыс. военных советников.

Командование 40-й армией предприняло меры, которые исключали внезапные нападения отрядов оппозиции на войска, находившиеся на марше. В ходе специальной операции «Тайфун», завершавшей боевые действия советских войск на территории Афганистана, моджахедам, которые действовали в центральных и северных провинциях, был нанесен максимальный ущерб. Постоянно велась активная разведка, под контролем держались возможные районы скопления душманов и вероятные места их выхода к основным маршрутам движения советских воинских частей. Была значительно усилена охрана дорог и военных аэродромов. С частью полевых командиров из лагеря оппозиции удалось достичь договорённости о прекращении боевых действий на время вывода.

Начиная с 30 января авиация была перебазирована с Баграмского аэродрома на территорию Советского Союза. 4 февраля последний советский солдат покинул Кабул. 8 февраля завершилось последовательное снятие личного состава со сторожевых застав на дороге Кабул — перевал Саланг, а в течение последующих двух дней подразделения были выведены и с перевального участка, вся трасса была передана под охрану правительственных войск. На западном направлении советские подразделения 4 февраля покинули Шинданд, а 12 февраля — Герат. С 11 по 14 февраля на территорию ТуркВО вышли части и подразделения 40-й армии, находившиеся на участке от перевала Саланг до Хайротана.

15 февраля 1989 г. в точном соответствии с обязательствами, которые взял на себя Советский Союз, вывод ОКСВ был завершен, что удалось сделать, как утверждает маршал Д.Т. Язов, без боевых потерь.

«Необъявленная» война на земле Афганистана оставила в истории нашей страны и в народной памяти след, не изгладившийся и спустя двадцать с лишним лет лет. За период с 25 декабря 1979 г. по 15 февраля 1989 г. общие безвозвратные потери Советских Вооруженных Сил вместе с пограничными и внутренними войсками (убиты, умерли от ран и болезней, погибли в катастрофах, в результате происшествий и несчастных случаев) составили 15051 человек.

За время участия в войне пропали без вести и оказались в плену 417 военнослужащих, из которых освобождены и вернулись на Родину 130 человек. Несмотря на рекомендации Министерства обороны, советская дипломатия не посчитала необходимым добиться того, чтобы в Женевских соглашениях были зафиксированы условия освобождения остальных. В результате около 300 военнослужащих так и остались у противника на положении пленных. Выяснением их судьбы и вызволением из плена длительное время государство не занималось, отдав это важнейшее дело на откуп правозащитным организациям и частным лицам.

Неоднозначный, во многом ещё до конца неясный след оставила та война в общественном сознании и судьбе нескольких поколений советских людей. Через «Афган» прошли 620 тыс. военнослужащих, плюс на должностях гражданского персонала там находились ещё 21 тыс. человек. Если не все, то значительная часть испытала на себе т. н. афганский синдром — посттравматические стрессовые расстройства. Тестирование, проведенное в начале 90-х годов, показало, что, как минимум, 35−40% участников войны в Афганистане остро нуждались в помощи профессиональных психологов.

В социальном плане этот синдром выразился в непростом возвращении бывших «афганцев» к мирной жизни, негативном отношении к общественным институтам, к власти. Боевые условия сделали многих солдат и офицеров волевыми и независимыми личностями, обладающими весьма специфическим опытом и особой системой взглядов, что помогло им уцелеть на войне, но и резко осложнило адаптацию вчерашних воинов к «перестроечной» действительности.

Воины, познавшие тяжёлый и смертельно опасный ратный труд, получившие ранения, увечья и контузии, уволившись в запас, нередко встречали оскорбительное непонимание у окружающих. Разве могло возвращение ветерана боевых действий к обычной мирной жизни оставаться его частным делом? Однако на практике нередко происходило именно так.

Востребованными оказались лишь специфические качества «афганцев» — их высокая социальная активность и уникальный боевой опыт. С этой точки зрения они оказались привлекательными не только для различных политических сил, правоохранительных органов, бизнеса, охранных предприятий. Многие пополнили криминальные структуры, завербовались для участия в многочисленных войнах и вооружённых конфликтах по всему миру.

Последствия войны в Афганистане по-прежнему остро ощущаются в российском обществе.

Поразительно то, что печальный опыт СССР прошел как будто мимо внимания американских политиков. Сегодня они наступают на те же грабли. Все так же центральная власть контролирует только Кабул и окрестности. Все так же проиграна борьба за афганский народ. Правительство и коалицию поддерживает меньшинство. Так же, как и у СССР, война разоряет экономику.

С 2001 года США потратили на войну в Ираке и Афганистане 904 миллиарда долларов (плюс нынешние 100 миллиардов). Цена обеих военных кампаний уже на 50 процентов превосходит стоимость войны во Вьетнаме. Эта сумма может оказаться еще больше, если включить в нее выплаты по долговым обязательствам правительства, и возрасти до 2 или 2,5 триллионов долларов. Даже кризис не снижает военные траты США. А толку, как и в случае с СССР, ноль. Анализ действий коалиционной группировки в Афганистане показывает, что, американское командование и их союзники по НАТО с трудом удерживают ситуацию в Афганистане от дестабилизации. Характерное признание в этом плане сделал в конце мая председатель Союза германского бундесвера Бернхард Гертц, в газете «Мitteldeutche zaitung» о том, что «мы ошиблись в резонансе наших усилий» и что «миссия ИСАФ в Афганистане находится на гране провала».

Похоже, уроки истории для американских политиков являются непосильным предметом.

Фото [*]

СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Цитаты
Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Новости
Медиаметрикс
Лентаинформ
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня