18+
пятница, 26 мая
В мире

Литва пошла в глубь веков — разбираться с оккупантами

Не все завоеватели одинакого ненавистны: СССР — это плохо, зато Польша — совсем другое дело

  
30

Между вынужденными друзьями — Литвой и Польшей — скандал. Министра иностранных дел Польши Радослава Сикорского угораздило произнести кощунственные по вильнюсским понятиям слова. Он сказал о том, что его страна не оккупировала Вильнюс в межвоенный период. Между тем, в Литве считают, что в 1920 году генерал Люциан Желиговский с тайного согласия польского героя маршала Юзефа Пилсудского захватил Вильнюс.

Для литовцев это болезненный вопрос. Они считают Вильнюс своим древним духовным центром, древней столицей, основанной великим князем Гедиминасом. Но есть проблема. Поляки тоже считают этот город своим. Тут действительно много признаков польской культуры. В вильнюсском крае есть районы, где подавляющее большинство жителей — поляки.

Все дело в истории. Литву и Польшу связывает много общего. В 1569—1795 годах существовало единое государство — Речь Посполитая с официальным названием «Республика Короны Польской и Великого Княжества Литовского». И хотя она представляла собой специфическую форму дворянской республики во главе с избираемым сеймом, но пожизнено, правителем, носившим два титула — короля польского и великого князя литовского, все же в государстве преобладал польский дух, и литовское дворянство подражало польской шляхте. Теперь в Литве считают, что на ее территории в тот период происходила насильственная полонизация. Правда, о последующей литуанизации никто и не говорит, вырывая лишь выгодные для себя исторические эпизоды и контекста Истории. Но вот цифры. По данным переписи 1897 года, среди 154 532 жителей города насчитывалось 61 847 (40,0%) евреев, 47 795 (30,9%) поляков, 30 967 (20,1%) русских, 6 514 (4,2%) белорусов, 3 238 (2,1%) литовцев, 4 171 (2,7%) — других. А по данным всеобщей переписи населения 2001 года из 542 287 жителей 57,8% составляли литовцы, 18,7% — поляки, 14% — русские, 4% — белорусы, 0,5% — евреи, остальные 5% — представители других национальностей.

Но вернемся к истории, которая и лежит в основе нескончаемого духовного конфликта элит двух стран. В результате трех разделов Речи Посполитой Литва отошла Российской империи. Однако память о великом государстве сохранилась. Правда, поляки поклоняются образу Речи Посполитой, а литовцы — Великого княжества Литовского. В 20-е годы прошлого века Пилсудский выдвинул идею воссоздания государства — создания «Междуморья», конфедерации Польши, Литвы, Белоруссии и Украины. И захват Вильнюса войсками генерала Желиговского, якобы вышедшего из подчинения польскому командованию, был частью этого плана. 9 октября 1920 с тяжелыми боями был занят Вильнюс и часть Юго-восточной Литвы. Здесь образовали якобы самостоятельное государство, формально независимое от Польши, — Срединную Литву. Однако в 1922 году она вошла в состав Польши, и дальнейшие действия Желиговского не оставляют сомнений в его зависимости от Пилсудского. Желиговский стал инспектором армии, военным министром, а затем обеспечил переворот в Польше, установивший в 1926 году авторитарный режим маршала Пилсудского. К слову, тело маршала Пилсудского, умершего в 1936 году, похоронено в Кракове, но вот его сердце похоронено в могиле его матери в Вильнюсе.

Вернулась же древняя столицы Литвы в состав своей республики вместе… с пактом Молотова-Риббентропа, который ныне в Литве проклинают, потому что в результате республика вошла в состав СССР. Договор, напомню, подписали 23 августа 1939 года главы внешнеполитических ведомств: со стороны СССР — нарком по иностранным делам В. М. Молотов, со стороны Германии — министр иностранных дел И. фон Риббентроп. К документу прилагался секретный дополнительный протокол о разграничении сфер обоюдных интересов в Восточной Европе. В результате 1 сентября 1939 года Германия оккупировала Польшу, а 17 сентября 1939 года СССР вошёл в восточные районы Польши и потом в страны восточного региона Балтийского моря. Тогда-то Сталин и вернул Вильнюс Литве. О том, как это произошло, свидетельствует в своих воспоминанияъ министр иностранных дел Литвы периода 1938−1940 годов Юозас Урбшис, находившийся в тот момент в Москве.

«Каганович, сидевший справа от меня, сказал, что Вильнюс — город нелитовский, его население, дескать, в большинстве нелитовцы, — вспоминал Урбшис. — И тут откликается Сталин. Говорит, что в городах часто в силу исторических обстоятельств получают преобладание другие национальности, и надо смотреть на состав не самих городов, а того края, на который они опираются. Состав городского населения быстро меняется».

Бывший литовский министр назвал именно Сталина инициатором передачи Вильнюса литовцам, хотя было предложение отдать город белорусам.

Так Вильнюс вновь стал литовским. Правда, Сталин в памяти литовцев остался страшным тираном, потому что многие тысячи жителей республики были сосланы в Сибирь и погибли. Ну а Кремлю сталинские репрессии до сих пор вменяют в вину, как будто новая Россия имеет к этому отношение, трубя о компенсациях. Но вот о таком последствии пакта Молотова-Риббентропа, как возвращение Вильнюса Литве, стараются не вспоминать.

Избегали дискуссий в Вильнюсе и о роли генерала Желиговского, оставив тот период для изучения историкам, но официально все-таки признав его действия оккупацией. К историкам обратились вынужденно, ведь США требуют, чтобы Вильнюс и Варшава подружились. Как же иначе, если Литва и Польша оказались в НАТО, стали шагать нога в ногу в антироссийском марше. Поминать прошлое вроде не с руки.

Некоторое время после распада СССР этот исторический период вносил разброд и шатания в умы интеллигенции Литвы и Польши. Каждая сторона трактовала историю по-своему. Литовцы — как борьбу в том числе с польскими оккупантами. Поляки — как борьбу за восстановление великого государства. Кстати, в конце войны партизаны Армии Краевой, представляющей польских патриотов, пытались захватить Вильнюс. Отбить его у немцев, чтобы объявить польским городом. Но сделать это не удалось. В период горбачевской перестройки ветераны — поляки и литовцы — часто вспоминали о взаимных зверствах, убийствах мирных жителей, и не находили общего языка.

Все это до сих пор помнят в Литве и Польше, только по-разному. В конце концов 15 лет назад две страны все-таки подписали договор о сотрудничестве, решив оставить историю историкам. И вот сейчас такой конфуз с выступлеием главы польского МИД. Кстати, он мог быть вызван не только постоянно зреющим взаимным недовольством польской и литовской элит, но и прямым нежеланием Вильнюса поддержать кандидатуру министра иностранных дел Польши Сикорского, претендовавшего на пост генсека НАТО. Литва, соревнующаяся с Польшей за лидерство в регионе, не могла позволить себе такой поддержки. Польша не скрывала обиды, президент Лех Качинский не так давно отказался ехать в Литву на празднование пятилетия вступления республики в НАТО.

В связи с демаршем Сикорского литовские СМИ взорвались негодованием, но политики проявили осторожность. Член Комитета Сейма Литвы по иностранным делам Пятрас Ауштрявичюс лишь выразил удивление.

— Подобные заявления более чем странны. Мы оставили историю историкам. Но кому сейчас, через 15 лет после заключения договора о сотрудничестве, надо подвергать этот факт ревизии, — задал он риторический вопрос.

Но вот что любопытно. Ауштрявичюс сказал, что Литва не должна жестко реагировать на слова министра иностранных дел Польши. Зато известно, как жестко и непримиримо Вильнюс реагирует на любые сомнения со стороны Москвы по поводу «оккупации» Литвы Советским Союзом. Вот такой избирательный подход.

Вильнюс

Фото [*]

СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Лентаинформ
Медиаметрикс
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня