Сторонники германского халифата

В Верховном суде земли Северный Рейн-Вестфалия начался судебный процесс над немецкими исламистами

  
3473
Сторонники германского халифата

Убеждённых салафитов обвиняют в создании террористической группировки и заговоре с целью убийства. Главным фигурантом по этому уголовному делу проходит 27-летний немец-конвертит Марко Г. Он известен полиции с юного возраста: имел приводы за драки, кражи и причастность к обороту наркотиков, в 19 лет был осуждён за грабёж с применением насилия, в тюрьме принял ислам.

По версии следствия, Марко Г. в ноябре 2012 года, объединившись с тремя другими обвиняемыми (все трое — этнические арабы в возрасте 24, 25 и 44 лет, не скрывающие своей приверженности к салафизму), создал боевую группировку с целью убийства руководителей партии Pro NRW (нем. аббревиатура названия земли Северный Рейн-Вестфалия; одной из главных задач партии является противостояние исламизации Германии, вследствие чего она признана ультраправой и состоит под надзором контрразведки). В марте 2013 года группировка приступила к реализации своего плана. Первой жертвой должен был стать глава Pro NRW Маркус Байзихт. 13 марта, неподалёку от его дома в Леверкузене Марко Г. с напарником из числа сегодняшних подсудимых были задержаны полицейским спецназом. При задержании у них были изъяты по пистолету с боезапасом.

Кроме того, Марко Г. вменяют в вину подготовку ещё одного теракта: 10 декабря 2012 года он оставил на перроне главного железнодорожного вокзала Бонна спортивную сумку с изготовленным им самодельным взрывным устройством и с помощью радиосигнала дистанционно привёл его в действие. Как позже установят эксперты, пусковой механизм сработал, но взрыва не произошло по причине неправильной сборки СВУ. Заряд был столь мощным, что, случись взрыв, жертвами стали бы сотни людей.

Марко Г. грозит пожизненное заключение, его подельникам — до 15 лет тюремного заключения. Материалы дела составляют 360 томов. Судебной коллегии предстоит заслушать 150 свидетелей. Предполагается, что процесс продлится около двух лет. Судебные слушания проходят в специально оборудованном отделении земельного Верховного суда, в зале под усиленной охраной.

Заняв свои места на скамье подсудимых в боксе, огороженном пуленепробиваемым стеклом, фигуранты встретили появление судей криками «Аллах акбар». После этого трое демонстративно отвернулись, а четвёртый — Марко Г., обратился к поддерживающему обвинение прокурору со словами: «Ты — враг мне. Но я — смертельный враг тебе, учти это», на что некоторые из присутствующих отреагировали одобрительным гулом (процесс проходит в открытом режиме, поэтому, кроме прессы, в зале находятся сторонники и подсудимых, и Pro NRW). Примечательно, что сначала следствие, а затем и суд отказались признать председателя партии Маркуса Байзихта потерпевшим по данному делу. По этой причине утром первого дня судебных слушаний перед зданием суда участников процесса встречал пикет партийцев из Pro NRW.

Представители защиты своей позиции не скрывали и до начала процесса. Так, адвокат Марко Г. Хорст Зальцман заявлял в СМИ, что намерен «камня на камне не оставить» от обвинения своего подзащитного в подготовке взрыва на боннском вокзале. «Это была не бомба, а всего лишь её муляж. Всё обвинение строится на косвенных доказательствах — ведь пульта дистанционного управления так и не нашли», — говорил он.

Учитывая, что 27-летний обвиняемый в ходе следствия показаний практически не давал, да и в суде он намерен молчать, по Зальцману получается, что процесс завершится известной по анекдоту формулой «на нет и суда нет». Что, в общем-то, не исключено, и тому есть недавний пример.

Апрельским вечером 2012 года в квартире студента одного из франкфуртских вузов произошёл взрыв. На месте происшествия полиция обнаружила получившего обширные ожоги 26-летнего этнического афганца, гражданина Германии Керамата Г. Как установило следствие, он, руководствуясь найденной в интернете инструкцией, готовил самодельное взрывное устройство с часовым механизмом, которое и сработало в ходе сборки. В 2013 году суд первой инстанции признал бомбиста виновным в подготовке к совершению деяния, предусмотренного § 89-a УК ФРГ («Тяжкое насильственное преступление в сфере государственной безопасности») и приговорил его к 3-летнему тюремному заключению.

Осуждённый обжаловал приговор в Верховный суд Германии, где в мае 2014 года его апелляцию рассмотрели и пришли к выводу, что обвинение в подготовке теракта не доказано. Да, бомбу обвиняемый собирал, за что и должен понести наказание. Но его версия, что собирал он её не для теракта, а для запуска фейерверка, опровергнута неубедительно, а значит, его действия нельзя квалифицировать по § 89-a. На этом основании Верховный суд приговор отменил, вернув дело на новое рассмотрение.

Но вернёмся к нашим бородачам в Дюссельдорфе. Допустим, что приговор вынесут обвинительный и достаточно суровый. Но будет ли он иметь какое-либо профилактическое значение? На этот и другие вопросы медиаресурса Deutsche Welle ответил директор эссенского НИИ по предотвращению политических кризисов Рольф Топхофен:

«Как показывает практика, даже суровый приговор не окажет отпугивающего влияния на других экстремистов. Мы сейчас имеем дело с двумя типами террористов. Есть одиночки, которым достаточно интернета и пропагандистских видеофильмов, чтобы стать террористами. Это молодые люди, использующие инструкции из интернета и мастерящие бомбы из химикатов, которые можно купить в аптеке. Это любители, но я не стал бы списывать неудавшиеся теракты под «выходки психопатов и заблудших». Ведь налицо желание совершить теракт.

Мы вынуждены констатировать, что многие молодые люди из самых разных личных побуждений — например, в результате кризисов, поиска своего места в жизни — попадаются на удочку пропагандистов, предлагающих мнимую альтернативу нашим нормам общественного поведения. Это привлекательно и очень опасно. Тут речь может идти о малочисленных группировках. Но именно такие группировки уже совершали ужасные теракты. Пока силы безопасности говорят, что конкретных указаний на предстоящие теракты у них нет. Я смотрю на ситуацию иначе.

Речь идёт не только об абстрактной угрозе — растёт и конкретная опасность терактов. Это вызвано тем, что развитие социальных сетей резко упростило вербовку. А сообщения о преступлениях радикальных исламистов в регионах конфликтов привлекают сочувствующих. Да, службы безопасности научились расшифровывать тренды и методы действий террористов. Но они не в состоянии контролировать и задерживать каждого, кто решил отправиться в Сирию или Ирак на так называемую «священную войну». Если человек живёт в Германии с немецким паспортом и соблюдает немецкие законы, нет причины за ним следить".

8 сентября один из ведущих немецких телеканалов — ARD, передав сообщение о начавшемся в Дюссельдорфе процессе, провёл интернет-опрос, предложив своей аудитории ответить на вопрос: испытываете ли вы страх перед терроризмом исламистов в Германии? В течение суток в опросе приняли участие 10610 человек. Из них 9296 (или 87,6%) ответили «да», 1203 (11,3%) «нет» и 111 (1,1%) кликнули на кнопку «затрудняюсь ответить».

Германия

Снимок в открытие статьи: предполагаемые исламистские террористы на судебном разбирательстве в немецком городе Дюссельдорфе / Скриншот видео dw.de

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Владислав Шурыгин

Военный эксперт

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня