Мнения
20 июля 2015 17:33

По завету старика Хоттабыча

Исраэль Шамир о перспективах «нового российского дворянства»

5804
Исраэль Шамир
Исраэль Шамир (Фото: Александр Щербак/ Коммерсантъ)

Еще один деятель российской либеральной прозападной оппозиции, Мария Гайдар, нашла себе место в Одессе. Типичное лицо убежденного врага «кровавого режима» — номенклатурная дочь номенклатуры в четвертом поколении. Владимир Путин им ненавистен, потому что — при всей его толерантности — он оттеснил номенклатурный класс от власти.

Номенклатура пришла к власти при Брежневе, если не раньше, но ее власть была ограничена правилами советской игры. От них требовалось платить дань уст (как говорят наши англо-саксонские партнеры, lip service) идее равенства, а хотелось кричать «Быдло!» От них требовалось быть за Третий мир против империалистов, хотя бы на словах, а хотелось загнать цветных и чурок в третий класс, самим же делить бремя белых с американскими миллионерами. Они любили Маргарет Тэтчер, а их принуждали хвалить Фиделя Кастро. Им хотелось наследовать папе — директору завода и дедушке — жильцу академической дачи, а приходилось делать вид, что все кругом народное. «То есть как это — все народное? Это наше с тетушкой кровное!» думали они.

И вот в 1991 году произошла великая номенклатурная революция. Она произошла легко — и так все принадлежало им. У них в руках была монополия на СМИ, на деньги, банки, заводы и квартиры. Надо было только отделаться от устаревших законов. Они освободились от всех ограничений, от всех обязанностей, и оставили себе только права.

Нечто подобное уже происходило в России в 1762 году, когда недолго правивший Петр III даровал дворянам вольность. В 1991 году новое дворянство, сформировавшееся при советской власти, само взяло себе вольность. Вольность дворянства оба раза обернулась закрепощением народа.

Правление Ельцина было правлением номенклатуры — без советских предрассудков. Народ понял это не сразу — поначалу была иллюзия, что номенклатурный Ельцин выступит против своего класса, как выступали против старого дворянства многие дворяне-коммунисты, от Ленина до Дзержинского. Но потом, когда поналезли дети номенклатурных работников, от Татьяны Дьяченко до Марии Гайдар, отвращение к власти стало зашкаливать, и в Кремль пришел человек из народа.

Владимир Путин рос в простой семье в большом пролетарском городе. Он сумел окончить хороший ВУЗ, и попал во внешнюю разведку. Интересно сравнить его с олигархом Лебедевым, тоже служившим во внешней разведке. Лебедев — дитя номенклатуры, он попал в Лондон, занимался денежным вопросом внешних долгов, приватизировал авиапромышленность. Путин — выходец из народа — попал в ГДР, потом перебрался на скромную работу в ЛГУ, и только упорством и поднялся по служебной лестнице.

Березовский и иже с ним презирали скромного ленинградского служащего так, как они презирали всех обычных советских людей, не учившихся в 57-й школе, не секретарей обкомов, не директоров заводов, не относившихся к новому дворянству СССР. Сталин разогнал новых «дворян ИФЛИ», о чем писал Стас Куняев — но с тех пор выросли новейшие…

Тихой сапой за минувшие годы при Путине в России выросло новое поколение. Оно оттеснило детей номенклатуры. Волнения 2011 года были выражением их недовольства. Возьмите любого потомка советской номенклатуры — 90% будет против Путина. Путин их не обездолил, не экспроприировал, не отобрал приватизированное добро — но лишил их монополии на власть. Недаром в Центральном округе Москвы, где квартиры были унаследованы номенклатурными чадами, ненависть к Путину сильнее всего.

Они поддерживают киевский режим, но поддержали бы и гитлеровский, если бы тот угрожал России. Впрочем, почему «бы»? И так поддерживают, непрерывно сравнивая Сталина с Гитлером в пользу последнего. А сейчас сравнивают и с Путиным. На своих сайтах они сладострастно описывают, как свергнут президента, когда придет «американская армия-освободительница». Примирение с ними невозможно, а присутствие в русском социуме опасно.

Но вот, слава Богу, наметился компромиссный вариант. Старик Хоттабыч хотел дать каждому футболисту по мячику, чтобы не спорили. Одесса — замечательный город у моря, откуда вышли дедушки и бабушки многих деятелей номенклатуры и их интеллектуальной обслуги. Город коллективного Жванецкого. Он когда-то был и порто-франко, свободным городом, как говорили пикейные жилеты в «Золотом теленке». На этом пути Одесса сейчас стоит под управлением Мишико Саакашвили, радикального реформатора ельцинского типа. Вот вам и мячик для номенклатурных деток.

Не надо останавливаться с назначением Маши Гайдар! Рядом с ней в руководстве свободной Одессы должны быть Андрей Илларионов, его приятель Анатолий Чубайс, Михаил Касьянов, Ходорковский… Туда может переехать либеральная пресса. Там поселится Станислав Белковский. Его соседями станут Глеб Павловский и Демьян Кудрявцев. Вместо статуи Дюка они поставят статую Айн Рэнд в обнимку с Борисом Ельциным. Глядишь — туда переберется и Маша Гессен со своими подругами, будет им проводить гей-парад каждый вторник.

Пускай там, в одном отдельно взятом городе, они реализуют свои мечты о совсем другой России. Если не справятся — всегда смогут убежать по косе Лимана в соседнюю Молдавию.

Только сначала пусть сдадут наприватизированное в России. А россияне смогут заняться своими делами, не отвлекаясь на вчерашнюю номенклатуру.

Последние новости
Цитаты
Андрей Милюк

Политолог

Захар Прилепин

Писатель, журналист

Андрей Коновал

Сопредседатель профсоюза работников здравоохранения «Действие»

Комментарии
В эфире СП-ТВ
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня