Пенсионная реформа пустила под откос экономику Путина

Без денег пожилых потребителей производство полетело в пропасть — нет спроса на товары

  
12275
На фото: президент РФ В.Путин провел совещание по экономическим вопросам в Кремле
На фото: президент РФ В. Путин провел совещание по экономическим вопросам в Кремле (Фото: Алексей Никольский/ТАСС)

Пресс-служба Кремля сообщила, что президент Путин провел совещание по экономическим вопросам. Кабмин представляли первый заместитель председателя правительства — министр финансов Антон Силуанов и министр экономического развития Максим Орешкин, которого даже «свои родные пропагандисты» называют «редким персонажем» с «нулем идей».

Владимир Владимирович сказал: «по оценке за первое полугодие ВВП России вырос на 0,7 процента… промышленный рост за семь месяцев составил 2,6 процента, в том числе в обрабатывающих отраслях — два процента». Такие показатели руководитель государства охарактеризовал следующим образом: «Темпы положительные, безусловно, однако динамика в целом нас удовлетворить не может».

Вот и пойми, хвалит ли президент, или все-таки ругает чиновников. Впрочем, куда важнее, где «собака зарыта», если, по словам президента, темпы положительные, а динамика — неудовлетворительная.

Чтобы понять данный алогизм, обратимся к «свежей» статистике Института проблем естественных монополий (ИПЕМ). Оказывается, в мониторинге состояния российской промышленности за июнь и первое полугодие 2019 года ключевые индексы и впрямь движутся разнонаправленно.

Читайте также
Будущее пенсионной реформы: От гетто для стариков до эвтаназии Будущее пенсионной реформы: От гетто для стариков до эвтаназии В либеральных кругах начали появляться радикальные идеи по решению проблем ПФР

Так, индекс ИПЕМ-производств, рассчитанный на основе данных об электропотреблении предприятиями промпроизводства, в июне 2019 года вырос на 2,6% по сравнению с июнем 2018 года. Что касается первого полугодия, то здесь прибавка скромнее — 1,7% к аналогичному периоду прошлого года. Таким образом, оценка роста, озвученная президентом Путиным, совпадает с данными из других источников.

Более того, в стране запускаются новые производства. Но мало — товар произвести, не менее важно — его продать. Иначе он будет пылиться на складах, существенно увеличивая убытки предприятия. В этом случае тощают оборотные средства, растет кредитная нагрузка, дорожает логистика, и наконец, перед рабочими маячит угроза увольнений. Короче говоря, помимо роста промпроизводства должен увеличиваться и спрос — в идеале синхронно.

Однако такой показатель, как ИПЕМ-спрос, основанный на данных о погрузке промышленных товаров на железнодорожном транспорте, в июне 2019 года упал на 2,7% к июню 2018 года. По итогам первого полугодия он остался примерно таким же (+ 0,1%), что в аналогичном периоде годом ранее. Отметим, что «железнодорожным транспортом в России перевозится до 80% промышленных товаров и сырья, поэтому именно характеристика работы железнодорожного транспорта отражает совокупный показатель спроса на промышленную продукцию в экономике».

В разрезе по промышленности ситуация вообще аховая. Так, в июне (к аналогичному месяцу годом ранее) наблюдается катастрофическое сокращение спроса — на 5,8% в среднетехнологичных отраслях. Перспективы, судя по всему, просматриваются еще в более мрачных тонах: внутри РФ в июле 2019 года меди, алюминия и так далее закупили на 8,2% меньше, чем в июне прошлого года. Для справки: в КНР продажи цветных металлов считаются ключевым опережающим индикатором реальной экономики. Следовательно, рост промпроизводства, о котором говорил Путин, не имеет фундамента и очень скоро обернется еще более опасным падением.

Что касается высокотехнологических отраслей, то здесь вообще хочется кричать «караул». Если с начала года падение индекса спроса составляло 3,1%, то в июне уже 6,5% по сравнению с июнем 2018 года. Иначе говоря, нарастает негативный тренд. Зато нефтедобыча растет, и увеличивается экспорт нефти — в июне на 5,6%. Это упрек тем, кто обещал снять страну с «нефтяной» иглы.

Одной из главных причин такого плачевного состояния дел — стремительно беднеющее население. У людей нет денег на покупку товаров, прежде всего машин и квартир, которые во многих странах являются локомотивами роста ВВП.

Так, продажи легковых автомобилей сократились на 3,3% в июне 2019 года, и на 2,4% с начала года. Из-за роста цен и падения доходов, даже вроде бюджетные модели опять превращаются из средства передвижения в непозволительную роскошь.

Еще хуже на рынке жилья. По данным ЦБ РФ, в первом полугодии 2019 года банки выдали 575,5 тыс. ипотечных кредитов на 1,26 трлн. руб. тогда как в первом полугодии 2018 года 663 тыс. кредитов на 1,3 трлн. руб. То есть россияне купили меньше квартир и домов. С учетом инфляции по строительной отрасли нанесен серьезный удар.

Бедность россиян сказывается и на покупке одежды и обуви. Фиксируется значительное сокращение выпуска в текстильной промышленности (-4,5%), в производстве одежды (-11,2%), а также кожи и изделий из кожи (-2,4%). Просто потому, что нет спроса.

Здесь самое время вернуться к заявлению Алексея Кудрина в эфире программы «60 минут» на телеканале «Россия 1» в конце марта 2018 года. Кудрин, как известно, является не только руководителем Центра стратегических разработок (ЦСР) и бывшим министров финансов, а также самым упертым толкачом пенсионной реформы.

Тогда сразу после избрания Путина на четвертый срок президентства Алексей Леонидович сказал, что «повысить пенсионный возраст в России придется в течение 10−16 лет». В качестве главного аргумента «горького лекарства» он привел стагнацию в национальной экономике. «До этого года темп роста ВВП в России был на недостаточном уровне — около 1,5% против 3,5% принятых мировыми стандартами, — подчеркнул Кудрин. — Только при достижении такого уровня мы сможем чувствовать себя уверенно».

В словах Кудрина фактически открытым текстом прозвучала мысль, что в проблемах нашей страны виноваты исключительно пенсионеры, а не министры и говорящие головы «мозговых центров» Кремля. Следовательно, первых необходимо сократить путем «людоедской реформы». А вторым, таким «редким персонажам», как Орешкин, напротив, дать деньги, отнятые у стариков. Вот, мол, тогда и начнется русское экономическое чудо.

Однако прогнозы Кудрина не собираются сбываться, несмотря на старт пенсионной реформы. Более того — исчезает даже свет в конце туннеля. Конечно, есть и другие факторы, влияющие на спрос, но не вызывает сомнение падение платежеспособности наиболее ответственной группы потребителей — людей старше 55 лет. Им сейчас в голову не придет купить айфон или шубу в кредит. Можно не сомневаться, каждая копейка будет потрачена с умом. Прежде всего, на решение жилищной проблемы своих детей.

«Происходящее не укладывается в голову, — возмущается Иван Семенович С., работающий пенсионер 62-х лет. — Я, к примеру, до реформы получал зарплату 25 тысяч рублей, значит, примерно 5 тысяч перечислялось как взносы в ПФР. С учетом того, что моя пенсия составляет 12 тысяч, государство фактически платило мне сверху всего 7 тысяч. Как вышел на пенсию, сын с семьей взял в ипотеку квартиру, ведь мы шестеро (я, жена, сын, невестка и двое детей) жили в двухкомнатной „хрущевке“. Исходили из того, что дополнительные деньги покроют ежемесячные платежи. Мне еще повезло, но те, кто моложе меня на 3−4 года, планировали сделать тоже. Однако их мечтам не суждено сбыться».

Читайте также
Бумеранг пенсионной реформы летит в Кремль Бумеранг пенсионной реформы летит в Кремль Повышение пенсионного возраста еще не раз аукнется власти

По словам возмущенного пенсионера, власть не понимает, что текущие зарплаты «средних» россиян просто не позволят купить жилье в кредит. Иван Семенович говорит: «Спроси у любого ипотечника, помогают ли ему родители, если они — работающие пенсионеры, большинство ответит «да». Кто-то берет на себя ежемесячные вносы, кто оплачивает страховку, кто-то просто кормит, привозя целые сумки еды.

Выгодно это и государству. Деньги того же Ивана Семеновича многократно прокрутились в банках, стройиндустрии, на транспорте, в энергетике, в добыче полезных ископаемых.

Приведем кое-какие показательные цифры. В США в 2018 году строительство жилой недвижимости, купленной за счет ипотеки, обеспечило строителей и производителей стройматериалов заказами на $ 1,15 трлн., что составило 6,2% ВВП США. В РФ, как уже писалось выше, за 1-е полугодие банки выдали 1,26 трлн. рублей, но только 40% «пошло» на новостройки. Таким образом, вклад российской ипотеки в реальную экономику не превышает 1%, существенно просев по сравнению с прошлым годом. То ли еще будет.

Таким образом, лишая ответственных пожилых потребителей пенсий, Путин фактически пилит сук, на котором сам сидит.


Пенсионная система: Горькая участь предпенсионерок: Нас просто бросили под гусеницы пенсионной реформы

Новости социальной политики: Будущее пенсионной реформы: От гетто для стариков до эвтаназии

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Раевский (The Saker)

Военный аналитик

Владислав Жуковский

Экономический эксперт, аналитик

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня