Экономика
2 ноября 2013 16:25

Алексашенко «встал на крыло»

Известный экономист покинул Россию потому, что не вписался в путинскую вертикаль власти

9430

В прошедшую пятницу, 1 ноября журнал «Профиль» опубликовал интервью — «последнее прости» известного российского экономиста Сергея Алексашенко. Бывший зампред Центробанка Алексашенко покинул Россию, и в ближайшие полгода он будет «сотрудничать» с Джорджтаунским университетом в Вашингтоне. По его словам, к такому решению его «мягко подтолкнула российская власть». Дескать, в прошлом году его вынудили покинуть совет директоров полугосударственного «Аэрофлота» — «по надуманным основаниям», а потом «его планомерно отовсюду выдавливали», так что найти приличествующую его положению работу в России он не смог. К тому же, как поговаривают в печати, его переезд в США, возможно, связан с претензиями со стороны правоохранителей из-за контактов с лидерами оппозиции.

Это уже второй случай за последние месяцы, когда российский экономист уезжает на Запад: в мае во Францию уехал бывший ректор Российской экономической школы Сергей Гуриев. И его тоже «выпроводили» из России, якобы, давлением со стороны правоохранительных органов, в связи с так называемым «делом экспертов», которые усомнились в законности приговора Михаилу Ходорковскому по второму делу ЮКОСа. Кстати, и «новый эмигрант» Алексашенко тоже состоял в научной должности директора по макроэкономическим исследованиям Высшей школы экономики, которую он, почему то, не рассматривает в качестве «работы», видимо, мало платят.

Перед своим отъездом, он дал интервью журналу «Профиль», в котором заявил, что: «В том состоянии, в котором находится Россия, сегодня долго прожить нельзя. А сколько можно — не знаю. Если бы я знал точный ответ на этот вопрос, я бы, может быть, застрелился. В моем понимании, эта система 15 лет не проживет. Я понимаю, что для того, чтобы она развалилась через год, нужны некие внешние сильные потрясения, которых я не ожидаю. Но в долгосрочной перспективе — 15 лет я дал с запасом — эта система не выживет. Сколько она просуществует трудно сказать, может, три года, может, семь лет, может, двенадцать. Но она, все равно, не жилец».

Вот такая пессимистическая картинка всем нам, оставшимся в России, дана экономистом напоследок. А что сделал сам Алексашенко, занимавший высокие посты во власти, чтобы исправить эту систему, и иметь право ее критиковать? Об этом «СП» рассказал известный экономист Владислав Жуковский.

— Безусловно, Сергей Алексашенко — один из наиболее видных и ярких макроэкономистов либерального лагеря, он один из самых хорошо подготовленных профессиональных экспертов «рыночного фундаментализма». И факт, что такие люди постепенно начинают уезжать из России, говорит о том, что неадекватность и враждебность навязываемой ими экономической политики становится очевидна не только ученым, но даже коррумпированным чиновникам, которые вынуждены отдаляться от них, чтобы сохранить свою власть и капиталы. Первым уехал в США Андрей Илларионов, который долгое время был помощником президента России. Затем, в мае текущего года, свои полномочия сложил ректор Российской экономической школы Сергей Гуриев — еще один «гайдаровец», особо приближенный к персоне Дмитрия Медведева и вице-премьера Аркадия Дворковича. Теперь очередь дошла и до Сергея Алексашенко, который, насколько можно судить, является проводником интересов глобального бизнеса и транснационального капитала. Тот макроэкономический курс, который он и его соратники проводили в девяностые и «нулевые» годы, в корне противоречит национальным интересам России, интересам отечественного производительного капитала и социального большинства. Эта псевдонаучная экономическая политика привела к масштабной деиндустриализации российской экономики, дезинтеграции народного хозяйства, к разрушению рынка труда, к деквалификации рабочей силы, и превращению России в «сырьевой придаток» и «финансовый резервуар» экономически развитых стран.

«СП»: — Чем же «отличился» Алексашенко, работая на руководящих постах в российской экономике?

— Биография Алексашенко более чем наглядно показывает склад мышления и его ценностные ориентиры в жизни. В разгар «горбачевской перестройки», в 1986−89 годах, он работал в Центральном экономико-математическом институте (ЦЭМИ) Академии Наук СССР, а с января 1990 года был включен в состав комиссии по экономической реформе совета министров СССР. Это была комиссия академика Леонида Абалкина, где он трудился специалистом. Но если Абалкин потом раскаялся в тех реформах, которые разрабатывались, и признал неадекватность той либеральной макроэкономической политики, то Сергей Алексашенко продолжил оставаться ее адептом. Летом 1990 года Алексашенко участвовал в подготовке знаменитой программы «500 дней», которая изначально воспринималась в экспертном сообществе как одна из наиболее неадекватных и псевдонаучных доктрин либерального фундаментализма. Она предлагала построить в России «рыночный социализм» за неполных полтора года и, якобы, должна была привести к структурной перестройке всей советской плановой экономики. Но вся эта программа оказалась недееспособной, провалилась, и вместо нее реализовали разрушительную программу «шоковой терапии», разработанную Гайдаром, Чубайсом, Ясиным и их учениками.

«СП»: — А как он из рядовых специалистов попал на столь престижные должности во власти?

— Сначала, в 1993 году Алексашенко заметили в правительстве, оценили его ультралиберальные взгляды и пригласили работать на должность замминистра финансов России, где он взялся за макроэкономическую и налоговую политику, бухгалтерский учет и переговоры с МВФ. На посту замминистра финансов, Сергей Алексашенко проводил политику сокращения расходов по всем статьям федерального бюджета, и единственная защищенная статья была — по обслуживанию государственного долга. То есть, по обеспечению сверхдоходов международным банкирам и финансовым спекулянтам, вместе с российскими олигархами наживавшимся на разрушении промышленности, разворовывании бюджета, долларизации экономики и распродаже по бросовым ценам и за счет правительственных кредитов, наиболее лакомых кусков госсобственности. Все социальные статьи бюджета безжалостно резали, пенсию и зарплату не выплачивали по полтора года — финансирование этих направлений упало в семь-десять раз. При этом, единственное, на что бросались все деньги, так это на выплату процентов в рамках «пирамиды ГКО» — государственных краткосрочных обязательств.

Напомним, что размер рынка ГКО за период 1995—1998 годов вырос в десятки раз и достиг 500 млрд рублей. Именно тогда Россия стала влезать в петлю долгового заимствования на внешнем и внутреннем рынках. В 1998 году «пирамида ГКО» выкачала треть всех бюджетных расходов страны, процентные ставки доходили до 200−220% в годовом выражении. Таким образом, черномырдинское правительство, и Алексашенко в том числе, выстроили финансовую систему, которая перекачивала деньги из карманов налогоплательщиков, бюджетников, промышленности и государства, в кошельки международной финансовой элиты и отечественных олигархов.

«СП»: — Видимо, за эти заслуги его и взяли в «элитный клуб» руководителей Центробанка?

— С декабря 1995 года Алексашенко вступил в должность зампреда ЦБ, где отвечал за валютную политику, бухгалтерский учет и систему расчетов. Также, там он по прежнему курировал переговоры с МВФ по втягиванию России в петлю внешних займов. Взамен «вашингтонские советники» спускали руководству Центробанка ценные указания по вопросу, как себя вести. По лекалам МВФ и Всемирного Банка составлялся бюджет, разрабатывалась и реализовывалась денежно-кредитная политика, управлялся валютный курс, определялась стоимость кредитных ресурсов и так далее. Алексашенко выступал за необходимость поддержания завышенного курса рубля, так как вместе с завышенными процентными ставками, это позволяло привлекать на отечественный финансовый рынок и в «пирамиду» госдолга международных финансовых спекулянтов, которые преумножали свои капиталы. В результате Россия испытала чудовищный денежный голод и демонетизацию: отношение денежной массы к ВВП рухнуло с 97−100% в начале 1990-х, до 13% в 1998 году, объем долларов на руках у населения превысил объем российских рублей, и разразился кризис неплатежей. Свыше 85% всех товарно-денежных отношений обеспечивались за счет денежных суррогатов: бартера, векселей и взаимозачетов. ВВП России рухнул на 45%, промышленное производство — на 60%, обрабатывающие производства — на 80%, инвестиции в основной капитал — в 5 раз. И вся эта политика привела страну к дефолту в августе 1998 года.

«СП»: — И наш «герой» тоже принимал в этом участие?

— Да, решение о дефолте по ГКО принималось при непосредственном участии Сергея Алексашенко. Даже Илларионов, который также является либералом, в своем интервью заявил, что политика, проводившаяся Алексашенко, стала одной из причин острого экономического кризиса в России, который произошел в 1998 году. То есть, даже сами либералы признают ту негативную роль, которую он сыграл. Более того, согласно оценкам тогдашнего Генпрокурора России Юрия Скуратова, свыше 750 высших должностных лиц из ЦБ и Минфина участвовали в незаконном обогащении и инсайдерской торговле на рынке ГКО, то есть, обогащались за счет всей страны — налогоплательщиков и реального сектора. А когда разворовали весь бюджет и денег в нем на поддержание «пирамиды ГКО» не осталось, объявили дефолт и «простили» всем, кому были должны.

В документации МВД России тогда говорилось: «Алексашенко С. В., занимая должность первого заместителя председателя Центрального банка, имел в нескольких коммерческих банках рублевые и валютные счета, на которые зачислялись средства, полученные от ГКО. Только на его рублевый счет N 42301810400011702985, открытый в „Автобанке“, за 1998 год, поступило 11 крупных платежей, за 1997 год — 6 платежей, и в 1996 году — 12 платежей на общую сумму около 560 млн неденоминированных рублей». После чего Алексашенко сняли с поста зампреда ЦБ в сентябре 1998 года, и сделал это новый глава ЦБ Виктор Геращенко. Алексашенко стал одной из жертв «зачисток» в аппарате ЦБ и правительства, когда команда Примакова-Маслюкова-Геращенко решила избавиться от «учеников Гайдара», которые довели Россию до разрухи и упадка.

«СП»: — И с той поры его стали «давить» и «мягко подталкивать» к отъезду на Запад?

— Вовсе нет, Алексашенко работал в холдинге «Интеррос» у Владимира Потанина, был управляющим директором, руководителем представительства Merrill Lynch в Москве, который входил в пятерку крупнейших инвестбанков США. Это свидетельствует о том, что Сергей Алексашенко был «особым представителем» глобального бизнеса в России — такие посты американские финансовые элиты «патриотам России» не раздают. С декабря 2008 года Алексашенко был назначен директором Центра макроэкономических исследований Высшей школы экономики, потом членом совета директоров «Аэрофлота», где он возглавлял комитет по стратегии.

«СП»: — Так почему же отношение властей к нему резко изменилось?

— Дело в том, что Алексашенко не смог встроиться в новую путинскую «вертикаль власти». Например, мы видим, что Алексей Улюкаев, министр экономразвития, Антон Силуанов, глава Минфина, буквально на глазах меняются, уходят от доктрины рыночного фундаментализма — они вынуждены соглашаться с президентом Путиным, который на них постоянно давит. Так они согласились, что необходимо проводить стимулирующую денежную кредитную политику, снижать стоимость кредитных ресурсов, ставки коммерческих банков. И когда Путин четко дал понять, что его не устраивает макроэкономический курс правительства, Улюкаев и Силуанов, которые еще полгода назад утверждали, что нельзя прикасаться к деньгам Резервного фонда и ФНБ, сегодня говорят, что Россия дозрела до необходимости раскрыть «нефтегазовую кубышку» и направить деньги на оживление экономики.

Алексашенко же не представляет интереса для правящих властей, так как он не является политиком федерального масштаба, поэтому его и в «Аэрофлоте» больше нет. Он обижен на друзей и вчерашних соратников по гайдаровско-черномырдинскому правительству, которые сегодня сидят в кабинетах Кремля и правительства, поэтому и решил уехать за рубеж — подальше от всех. Как пишет сам Алексашенко, никакого трудового контракта он не заключал, заработную плату получать не будет, однако в это верится слабо — «учеников Гайдара» сложно заподозрить в альтруизме. Скорее всего, его пригласили за рубеж для определенного инструктажа, для дальнейшего «пиара» и раскрутки, чтобы придать ему статус «видного западного ученого и экономиста».

Фото: ИТАР-ТАСС/ Станислав Красильников

Последние новости
Цитаты
Николай Кленов

Финансовый аналитик инвестиционной компании Raison Asset Management

Константин Блохин

Эксперт Центра исследования проблем безопасности РАН

Валентин Катасонов

Доктор экономических наук, профессор

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня