Политика

СНГ пообещали глоток свободы

Договор о создании свободной экономической зоны внутри Содружества больше похож на декларацию о намерениях

  
18

Во вторник вечером российский премьер Владимир Путин заявил, что главы правительств СНГ «неожиданно для себя» договорились подписать договор о зоне свободной торговли. «Сегодня договор будет подписан, с чем я вас всех и поздравляю», — сказал Путин на открытии заседания Совета глав правительств СНГ, проходившего в Санкт-Петербурге. В итоге, договор подписали премьер-министры восьми из 11 стран СНГ. Отказались ставить свои подписи Азербайджан, Узбекистан и Туркмения. Сообщается, что эти страны «будут изучать возможность присоединиться к договору».

Согласно договору, предполагается отменить экспортные и импортные пошлины на многие товары. Вместе с тем в соглашении есть «изъятия» — ряд товаров, на которые действия договора распространяться не будет. Впрочем, как говорят участники питерской встречи, это временная мера. Премьер-министр Украины Николай Азаров заявил, что в договоре «заложен конкретный временной период, в течение которого все эти изъятия будут ликвидированы».

«Это фундаментальный договор, который будет лежать в основе торгово-экономических отношений наших стран», — заявил Путин, добавив, что соглашение, по сути, «меняет конфигурацию торгово-экономических связей на постсоветском пространстве». А Николай Азаров выразил надежду, что договор вступит в силу с января 2012 года, хотя соглашение еще должно быть ратифицировано на национальном уровне в каждой из стран.

«Это знаменательный день, который подтверждает, что СНГ движется в правильном направлении», — заявил в свою очередь премьер Армении Тигран Саркисян. Премьер Белоруссии Михаил Мясникович назвал соглашение «шагом в реализации тех целей, о которых Владимир Путин написал в своей статье в „Известиях“, посвященной интеграции на постсоветском пространстве».

Напомним, статья Путина о Евразийском союзе, который бы стал «одним из полюсов современного мира», многими была воспринята как внешнеполитическая программа руководства России. В своем тексте Путин говорил о том, что интеграция не будет повторять Советский Союз, однако на протяжении всей статьи российский премьер проводил параллель между новым образованием и СССР.

Что реально стоит за подписанием договора, рассуждает политолог Дмитрий Орешкин.

«СП»: — Дмитрий Борисович, почему большинство стран СНГ, которые не желали вступать в Таможенный союз, согласились на свободную торговую зону?

— Здесь все понятно. Таможенный союз подразумевает существенное ограничение суверенных прав на таможенные доходы. Между тем, именно таможенные поступления составляют существенную долю в государственных финансах стран СНГ. Договор о зоне свободной торговли — более мягкая форма отношений. В нем каждая страна может реализовывать суверенную таможенную политику. В рамках договора возможна забота о собственном бюджете, и есть уверенность, что своя государственная таможня будет служить источником денег и дальше.

«СП»: — Чего больше в договоре — экономики или политики?

— Экономическая составляющая в нем естественным образом переходит в политическую. Если нет суверенитета — в частности, таможенного — таможенные ставки стандартны для всех государств. Получается, ты не можешь сманеврировать ими в своих интересах. А это задевает самые важные — денежные — интересы страны.

Но если говорить о долгосрочных интересах — стратегических — мы переживаем фазу, когда меняется само понятие «таможня». Сейчас таможня рассматривается как источник денег для госбюджета. Но в современном мире, нанизанном на глобальную инфраструктуру, таможня должна рассматриваться как орган, регулирующий и организовывающий международные перевозки. То есть, нести функцию не фискальную, а функцию обеспечения свободного и гарантированного передвижения товаров.

«СП»: — Какой смысл в таком переходе с точки зрения государства?

— Государство в этом случае компенсирует недополученные на таможне сборы за то, что оказывает транспортные услуги: берет мзду за аренду транспорта, аренду инфраструктуры — железнодорожных и автобусных терминалов, например. В долгосрочном плане, чем меньше таможенных рогаток, тем больше международной торговли и косвенных поступлений в бюджет.

Но, поскольку поступления все же косвенные, и развитие торговли неизвестно когда состоится, а таможня дает деньги здесь и сейчас, государства не слишком охотно отказываются от надежного источника фискальных поступлений.

«СП»: — Но будущее — за Таможенным союзом, так?

— Единое таможенное пространство представляется стратегически более правильным вариантом. В нем таможня стандартная, следовательно, меньше произвола и проще торговать, да и таможенный сбор взимается один раз — на въезде в таможенное пространство.

«СП»: — Получается, договор — компромиссный вариант между Таможенным союзом и полным таможенным суверенитетом?

— Да, это промежуточная фаза. Наверное, это можно назвать робким шагом в правильном направлении. Робким — потому что реальное общее таможенное пространство подразумевает высокую степень взаимного доверия, и готовность делегировать государственные полномочия общему управляющему центру. Пока большинство государств СНГ к этому не готовы. Как ни крути, отказ от суверенной таможни — большой риск, потому что ты отказываешься от серьезных поступлений в бюджет. Не каждый на это пойдет.

«СП»: — Подписание договора можно считать внешнеполитической победой Путина?

— Я бы не сказал, что это большая победа. Скорее, пиар. Путиным поставлена задача построить Евразийский союз, и ему важно продемонстрировать: в этом направлении мы добились прогресса. Перед выборами нужно было подписать эту бумагу, чтобы демонстрировать ее избирателям.

На деле, если посмотреть глубже, договор — больше декларация о намерениях, чем реальный механизм формирования единой таможенной структуры. Пока до этого далеко…

Другое мнение

Владимир Жарихин, замдиректора Института стран СНГ:

— Переговоры по заключению договора о зоне свободной торговли шли давно, причем трудно. Но реализовался договор неожиданно. Возможно, с подписанием тянули потому, что не понимали, какая расстановка сил будет в России. Теперь расстановка известна.

Сама идея договора, можно сказать, технологическая. Когда формируется пространство с высокой степенью экономической интеграции, такое как Таможенный союз (ТС), хорошо рядом иметь менее интегрированное объединение. С одной стороны, оно необходимо для стран, которые хотели бы войти в Таможенный союз, но — с точки зрения членов ТС — не до конца к этому готовы. Чтобы дать возможность подтянуться до критериев Таможенного союза, теперь есть промежуточное образование — зона свободной торговли. С другой стороны, это объединение удобно для стран, которые не хотят серьезной интеграции — например, Украины.

Обратите внимание, Украина говорила об отношениях с Таможенным союзом по формуле «3+1». Наши руководители возражали: надо либо входить в союз, либо нет. А сейчас появилась промежуточное состояние, которое в определенной степени соответствует «3+1» — зона свободной торговли.

Когда все эти факторы совпали, договор был быстро подписан…

Евгений Минченко, директор Международного института политической экспертизы:

— Договор — это облегчение не только перемещений товаров и услуг, но и миграционных потоков. Думаю, именно поэтому соглашение не подписали Узбекистан и Туркмения: обе страны достаточно закрытые политически. Разумеется, в отличие от Таможенного союза, у стран-участниц договора сохраняется возможность проводить индивидуальную таможенную политику, и использовать протекционистские меры. В целом, это выгодно все сторонам…

Фото: premier.gov.ru

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Дмитрий Аграновский

Российский адвокат, публицист, политический деятель

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня