Общество

Народ и земля или драгоценный начальник?

Юрий Болдырев об итогах дискуссии о Конституции

  
7705

Анонсированная мною запись передачи у Соловьева состоялась, но эфир не в воскресенье, а уже сегодня в 22−50.

Тема, повторю, юбилейная — Конституция. Но участников оказалось не «человек 15» на два часа, как обещали при приглашении, а раза в два больше. Соответственно, времени не просто в обрез, а уже совсем чуть-чуть. Да плюс несколько «ударных» героев — один из авторов Конституции и четыре руководителя парламентских фракций. В общем, в основном, оказался в роли зрителя — равно как и большинство других приглашенных. Да еще, плюс к тому, когда сидишь в таком окружении, среди бывших председателей и зампредов ГосДумы и Верховного Совета, как-то не вполне корректным представляется тянуть руку или перекрикивать других, просить, чтобы именно тебе дали слово. Тем более, не хотелось размениваться на мелкие реплики — тогда на более важное можно потом слово вообще не получить. В результате выступил один раз и сравнительно коротко — тоже вполне сознательно: если уже и это порежут, то точно не потому, что слишком много…

Общий пафос передачи, даже и еще на этапе записи, был, в рамках всей нынешней юбилейной кампании, понятно, приподнято торжественным. Тем не менее, ряд интересных моментов был. В том числе, в той части, когда авторство «отцов» нынешней Конституции, применительно к тому, чем, действительно, можно гордиться, было несколько оспорено, обращено внимание на то, что лучшие и наиболее бесспорные части нынешней Конституции — это те, что заимствованы из варианта конституционной комиссии Верховного Совета. Как верно подытожил один из бывших председателей ГосДумы: «В общем, для этого вовсе не обязательно было расстреливать парламент»…

Пересказывать всю передачу не стану. Где-то участники начинали спорить о своем, широкой публике и не очень понятном и интересном, да еще и на своем специфическом юридическом языке, а где-то выходили на общепонятную тематику. Кто-то занимался неприкрытым лизоблюдством в адрес нынешней власти, а кто-то, напротив, ее критиковал, порой (и первые, и вторые) даже забывая о теме передачи. Ограничусь одним: концентрация на одной площадке известных политиков, включая бывших руководителей палат парламента разных времен и руководителей фракций, была необычайная, может быть, даже и беспрецедентная.

«ПРИМИРЕНИЕ» ГРАБИТЕЛЕЙ И ОГРАБЛЕННЫХ

И коротко о своем выступлении.

Как я и предполагал, дискуссия пошла таким образом, что говорить пришлось «о другом» — не о том, что в моих вчерашних тезисах. Из трех идей, которые я, к моменту своего выступления, счел для себя важным озвучить, высказать успел лишь две (это было уже, скорее, во второй половине передачи, и ведущий, разумеется, когда камера наведена не на него, жестами всех уже поторапливал).

Первое. Пришлось оспорить оценку ситуации, в которой принималась Конституция: мол, был конфликт… Вроде как, кто-то, непонятно почему поссорился, а добрая Конституция всех примирила. Напомнил, что был перед этим начальником Контрольного управления Президента (освобожден за полгода до переворота) и видел ситуацию не по газетным статьям или чьим-то рассказам, а изнутри. Привел такую, с моей точки зрения, более адекватную аналогию:

— К Вам в квартиру пришли из ЖЭКа, может быть, даже управдом, которого Вы сами даже, допустим, и выбирали, а затем стали Вас грабить — Вы пытаетесь их обуздать — так они по Вам из танков — и это просто «конфликт»? Участников которого Конституция примирила?

Изъяны этой Конституции были видны сразу — именно по совокупности такого понимания ситуации и сознательно закладываемых в основной закон дефектов, я и провел всю свою тогдашнюю избирательную кампанию в Совет Федерации под лозунгом: «Если Вы хотите голосовать за эту Конституцию, то не голосуйте за меня — не посылайте меня в парламент со связанными руками» (кажется, я там оговорился, не совсем так сформулировал, но ничего, бывает).

Дальнейшее же мы знаем:

по уровню несправедливости распределения наших общенациональных ресурсов и национального дохода мы вышли на первое место в мире.

Это Конституция так нас «примирила»?

ПУТЕВОДИТЕЛЬ ИЛИ ПРЕДОХРАНИТЕЛЬ?

И второе. Если первый мой тезис — это то, что нас, в нашем представлении о мире, разводит по разным полюсам, то второй, мне бы хотелось надеяться, должен нас (я этого не сказал, но имел в виду тех, кто за свою страну) объединить.

— Конституция — это путеводитель, с привлекательными картинками и т. п., или предохранитель, который должен нас от чего-то защищать?

Телеканал «Россия-2» так убедительно сейчас вскрывал нам подноготную происходящего на Украине: в ассоциацию с ЕС страну втягивают обманом, страна теряет часть суверенитета без какого-либо референдума, документ об ассоциации в полторы тысячи страниц толком не переведен с английского и т. п…

Но! Разве у нас, например, с втягиванием страны в ВТО было как-то иначе? И главное:

Кто виноват? Просто власть негодная? Или же еще и Конституция не защищает страну от главной угрозы — от потери суверенитета?

НА СТРАЖЕ СТРАНЫ ИЛИ КРЕСЛА?

— Скажите, а что, вообще, для нас важнее — территория страны и ее суверенитет или судьба конкретного президента?

Не знаю, будет ли это видно в записи, но сделал паузу, дождался, вроде, все согласились, что территория и суверенитет. Привел примеры с ВТО и с частью спорной акватории Баренцева моря, отданной Норвегии, после чего там подтвердились запасы нефти и газа на сорок миллиардов евро. И сформулировал вопрос:

— Так почему же по этой Конституции часть суверенитета или территории можно отдать так легко — в обычной процедуре ратификации международного соглашения, но зато импичмент Президента столь радикально затруднен?

То есть, вопрос не стоит о том, что сейчас изменить — власть не станет добровольно ограничивать свои полномочия, в том числе, право сдавать суверенитет и территорию. Но, в то же время, мы должны понимать, что в Конституции фундаментально не верно, недостаточно, что в будущем жизненно важно изменить.

ДВА ДЕСЯТИЛЕТИЯ РАЗВИТИЯ ИЛИ ДЕГРАДАЦИИ?

И третье — то, что сказать было бы важно, но сразу не успел (ведущий торопил — ему, похоже, не очень понравилось то, что я сказал), а потом не стал больше просить слова, повторю, памятуя о том, что если будут резать, не стоит давать повод выбирать, что оставить. Хотя, понятно, если то, что я сказал, совсем крамола, которую народ слышать не должен, то могут порезать даже и тот минимум, что я сформулировал. Посмотрим…

Итак, третий, невысказанный тезис.

Триумфатор передачи — Сергей Шахрай — на вопрос о результатах той работы над Конституцией, был скромен и краток:

— Двадцать лет. Притом, что средний срок жизни разных конституций в мире — тринадцать лет.

Какие-то отклики и реплики на это были, мне же хотелось сказать совсем коротко. Фундаментальный для оценки этой Конституции вопрос один:

Это были двадцать лет развития или деградации?

Фото: Андрей Стенин/ РИА Новости

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Николай Платошкин

Заведующий кафедрой международных отношений и дипломатии Московского гуманитарного университета

Вячеслав Тетёкин

Политик, общественный деятель, КПРФ

Захар Прилепин

Писатель, журналист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Опрос
Как вы проведете «майские каникулы»?
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня