Политика / Кризис на Украине

Ничья для Донецка

Восставшим Юго-Востока Украины предложено заключить с Киевом временный Конституционный договор

  
13460

Формальные власти Донецка предложили Киеву подписать временный Конституционный договор. Об этом сообщается на временном сайте Донецкой областной госадминистрации (ОГА).

Авторы сообщения ссылаются при этом на опросы общественного мнения, которые якобы показывают, что жители Донецка хотят быть независимой частью единой политически стабильной страны, и ждут реальных уступок от Киева.

«Усложняет диалог тот факт, что реформирование самоуправления невозможно без внесения изменений в Конституцию Украины, а это долговременной процесс. На сегодня лучшим выходом из ситуации стало бы подписание временного Конституционного договора, в который вошли бы вопросы полномочия регионов, избираемость губернатора и статус русского языка», — говорится в сообщении.

Тем временем, «народный губернатор» Донецка Павел Губарев сообщил, что в регионе начата подготовка к проведению референдума о независимости «Донецкой народной республики», и предложил назвать новое федеративное государство «Новороссия».

Референдум планируется провести 11 мая 2014 года, после чего активисты смогут приступить к полноценному формированию правительства и органов управления, определить структуру экономики новой республики.

Губарев отметил, что новое государство будет выстраивать отношения с Таможенным союзом и со странами Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ), «чтобы находиться в одном военном союзе вместе с Россией и другими государствами постсоветского пространства».

Теперь, получается, часть политической элиты Востока подает сигнал о готовности предпочесть синицу в руке (нахождение в составе Украины на правах широкой автономии), чем журавля в небе (объявление независимости).

Если дело обстоит именно так, Восточная Украина фактически движется по пути Татарстана. Напомним: 30 августа 1990 года, сразу после исторической фразы Бориса Ельцина «берите суверенитета столько, сколько сможете проглотить», Татарстан принял декларацию о государственном суверенитете, в которой объявил себя суверенным государством. 15 февраля 1994 года республика подписала договор с Россией «О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий…». В документе было сказано, что Татарстан объявлялся государством, объединенным с Россией, но получает право иметь свою Конституцию и законодательство, устанавливать и взимать республиканские налоги, вводить республиканское гражданство, устанавливать и поддерживать отношения с субъектами РФ и иностранными государствами, создать Национальный банк, а также самостоятельно осуществлять внешнеэкономическую деятельность. С этим договором Татарстан прожил до 2000 года. Сейчас, похоже, прокиевский истеблишмент Юго-Востока решил воспользоваться татарским опытом.

Что стоит за идеей Конституционного договора, и во что она выльется на практике?

— Это попытка выиграть время, — уверен директор Центра политологических исследований Финансового университета при правительстве РФ Павел Салин. — Сегодня, после пятидневного перемирия, Киев возобновил контртеррористическую операцию на Юго-Востоке. Формально это перемирие было связано с пасхальными праздниками. На самом деле, киевские власти проводили смотр лояльных сил и их перегруппировку. Судя по информации, которая сейчас просачивается, ко второму этапу операции по подавлению Юго-Востока Киев подготовился гораздо лучше.

Первый этап фактически провалился, поскольку большая часть силовиков, на которых Киев рассчитывал, либо напрямую отказались участвовать в подавлении протестов, либо только изображали активность, а на деле саботировали распоряжения киевских властей. Сейчас, судя по всему, ставка будет сделана исключительно на мотивированных военнослужащих, которые питают личную неприязнь к сторонникам федерализации, плюс на боевиков с Майдана, которые легализованы в виде Национальной гвардии.

Можно сказать, что Киев учел ошибки, и теперь столкновения на Юго-Востоке могут закончиться уже десятками жертв, и даже — чисто гипотетически — вытеснением активистов из числа сторонников федерализации из захваченных городов.

В Донецке это прекрасно понимают, и стараются перехватить инициативу, предлагая предмет для переговоров — временный Конституционный договор. Это позволит, повторюсь, выиграть время до 11 мая, когда по итогам референдума будет зафиксирована позиция Юго-Востока, и выходить с ней во внешний мир будет легче.

«СП»: — Как на это отреагирует Киев?

— Киев тоже понимает, что договор — это отвлекающий маневр. Понимает и другое: с оппонентом невозможно одновременно драться на кулаках и вести переговоры. Если Киев начнет сейчас диалог с донецкими властями — например, отвергнет условия Донецка, и выдвинет собственные — то исчезнет база для проведения силовой операции. Киев такая перспектива категорически не устраивает. Он чувствует за собой силу, и не намерен играть по правилам оппонента. Так что, думаю, Киев просто не заметит предложений Донецка…

— Донецк предпринимает попытку приостановить вооруженное наступление Киева, — отмечает замдиректора Российского института стратегических исследований, руководитель Центра исследований проблем стран ближнего зарубежья Тамара Гузенкова. — Киев сейчас ведет фактически военную операцию против своих собственных граждан. Временный Конституционный договор мог бы на время остановить силовые действия, и худо-бедно перевести взаимоотношения сторон в политическое русло, определить поле для переговоров.

По сути, официозный Донецк предлагает заключить временное перемирие, которое позволит спокойно провести референдум 11 мая. Сейчас, в условиях военной операции, и попыток силовым путем заставить Юго-Восток отказаться от своих требований, провести референдум физически чрезвычайно трудно.

«СП»: — Киев на временный договор согласится?

— Киев едва ли можно рассматривать как самостоятельного участника конфликта. Думаю, Киев может согласится — но только если на него будет давить Вашингтон. А вот захочет ли это делать Вашингтон, который все время пытается урезонивать и воспитывать российскую сторону — вопрос риторический.

«СП»: — Можно ли сказать, что Юго-Восток движется сегодня по пути Татарстана?

— Мне кажется, это не вполне корректное сравнение. Отношения между Россией и Татарстаном была совершенно другими: не было вооруженного столкновения, против региона не шла армия. Фактически, это была попытка перераспределить полномочия в рамках федерации, которая существовала.

В ситуации же с Юго-Востоком речь идет об изменении государственного устройства Украины, о попытке перейти от унитарной модели государства к федеральной. Едва ли это можно сравнивать с Татарстаном…

— Донецк демонстрирует, что стремится к диалогу, и готов конструктивно действовать в конституционном поле, — считает замдиректора Центра украинистики и белорусистики МГУ Богдан Безпалько. — Но совершенно очевидно, что Киев не пойдет на договоренности с представителями Донецкой народной республики.

По большому счету, разговоры Киева о готовности к децентрализации и амнистии активистов Юго-Востока, так и остаются разговорами. Поэтому на предложения Донецка, озвученных на сайте ОГА, Киев не ответит — особенно после Славянска, когда в ходе попытки силой разогнать жителей, было убито несколько мирных граждан.

«СП»: — Киев возобновил антитеррористическую операцию, Донецк же готовится к референдуму. Ваш прогноз: как будет развиваться ситуация?

— Боюсь, будет много крови. Но совершенно очевидно, что если референдум будет подавлен силой, это будет воспринято жителями Юго-Востока именно как подавление народного волеизъявления. Это еще больше укрепит Левобережную Украину во мнении, что киевские власти представляют собой хунту.

Если же Киев не решится подавлять референдум — прежде всего, из-за угрозы ввода на Юго-Восток российских войск — голосование состоится. И не исключено, что большинство его участников не захотят оставаться в составе унитарной Украины, и выскажутся за вхождение Юго-Востока в состав РФ.

«СП»: — Россия готова присоединять Юго-Восток?

— Для российского руководства и российских элит подобное развитие событий было нежелательным сценарием, и притом неожиданным. Максимум, на что рассчитывало изначально российское руководство — что Украина войдет в Таможенный союз, а на ее территории будут представлены пророссийские элементы «мягкой силы».

Думаю, сейчас у России стратегических планов в отношении Украины нет, принимаемые решения носят реактивный характер. С другой стороны, эти решения уже сильно сплотили российское общество. Они пробудили русское сознание как внутри России, так и в украинских регионах, и породили ряд прецедентов, которые и двигают нынешнюю ситуацию вперед…

Фото ИТАР-ТАСС/EPA

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Эдуард Лимонов

Писатель, политик

Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Опрос
Каковы основные проблемы Российской армии сегодня?
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня