История / День в истории
29 декабря 2014 15:45

Русские против немцев в джунглях Боливии

Самая кровопролитная война в Южной Америке стала репетицией Второй Мировой

28492
Русские против немцев в джунглях Боливии

Эта война, действительно, считается самой кровопролитной в Южной Америке. У руля руководства вооруженных сил противоборствующих сторон (Боливии и Парагвая) стояли соответственно немецкие и русские офицеры. Русским корпусом командовал генерал Беляев.

Вперед, на Парагвай

Триумфальное наступление Красной Армии, вытеснившей врангелевские войска из Крыма, закончилось скоропостижным отплытием последних к турецкому и другим берегам. Одной из стран, пожелавших принять русских беженцев, стал Парагвай, где белоэмигранты и обосновались в начале 1920-х. Руководство этого южноамериканского государства прекрасно осознавало тот факт, что принимает представителей русской военной школы — одной из лучших в мире. Так, генерал-майора Ивана Тимофеевича Беляева, входившего в русскую диаспору, пригласили возглавить военную академию в столице — Асунсьоне. А через пару лет профессором академии стал прибывший в эту латиноамериканскую страну другой русский генерал — Николай Францевич Эрн, ставший впоследствии генерал-лейтенантом Парагвайской армии, а на тот момент — представитель РОВСа (Русского Общевоинского Союза). В 1924 году Министерство обороны Парагвая командировало Ивана Тимофеевича Беляева для научных, топографических, культурно-этнографических и других исследований в район Чако-Бореаль, расположенный между реками Пилькомайо и Парагвай.

И хотя на данную местность претендовали сразу два государства, одним из которых была Боливия, де-факто страна легендарного революционера считала этот район своей вотчиной, введя туда свои войска еще в начале ХХ века и выстроив несколько мощных крепостей. Надо заметить, что ее население почти в три раза превышало по численности парагвайское. К тому же, Боливия была намного богаче своего соседа и имела более сильную и многочисленную армию. Если у Парагвая не было танков, а его ВВС располагали лишь семнадцатью самолетами, то

вооруженные силы Боливии насчитывали несколько танков, в том числе и легких танкеток, а также — 60 крылатых машин. Да и сама армия Парагвая имела в своем распоряжении всего три тысячи штыков (в том числе около 80-ти русских офицеров) против многотысячных отрядов боливийской милиции, ее регулярных войск и сил самообороны, командовали которыми 120 немецких офицеров.

Именно поэтому из опасений, что Боливия всерьез закрепится на этих спорных территориях, и были организованы более десятка экспедиций. И со своей задачей Иван Тимофеевич Беляев справился прекрасно, составив подробные карты местности. Он также подробно ознакомился с языками индейцев, их обычаями, верованиями, ритуалами, культурой и повседневной жизнью. Однако, решающую роль в предстоящем неизбежном конфликте двух латиноамериканских стран поставила все же не культурная, а геологическая разведка.

Нефть — как приз победителю

Случилось это вскоре после того, как относительно мирные научные, этнографические и топографические изыскания генерала Беляева были прерваны неожиданной новостью: на спорной территории обнаружены гигантские запасы нефти. Боливия, которая по сути контролировала этот район, тут же заключила соглашение с американской нефтяной компанией «Standard Oil». Не желая упустить свой кусок нефтяного пирога, Парагвай тоже постарался застолбить за собой нефтеносные территории и обратился за помощью по дальнейшей разведке и добыче черного золота к нидерландско-британской компании «Royal Dutch Shell». А дальше началось военное противостояние.

Проба сил состоялась летом 1928 года, когда парагвайская кавалерия атаковала соединения боливийских сил самоооброны. Поначалу бои шли с переменным успехом. Так, взявшие крепость Вангуардиа парагвайские военные сравняли ее с землей. Боливийцы не остались в долгу и камня на камне не оставили от парагвайского форта Бокерон. Впрочем, боевые вылазки с той и с другой стороны вскоре были прекращены по решению Лиги Наций, обеспокоенной эскалацией конфликта. Однако, как это все чаще бывает в последнее время, в ход переговоров вмешалась «самая миролюбивая страна» — Северо-Американские Соединенные Штаты (так до середины ХХ века назывались США). Защищая интересы своего бизнеса («Standard Oil»), американцы предприняли все возможное для того, чтобы война продолжилась. Так, с их подачи боливийским правительством во время переговоров были выдвинуты такие условия, на выполнение которых Парагвай просто не мог пойти. В свою очередь, предки Боливара, убеждаемые американцами, были в полной уверенности, что, продлись конфликт и дальше, победа им обеспечена. Словом, через некоторое время боевые действия были возобновлены с новой силой. И успех сначала, действительно, был на стороне боливийцев.

В середине 1932 года они атаковали сразу несколько парагвайских фортов, некоторые их которых, в том числе Корралес и Карлос Антонио Лопес (в городе Питиантута) захватили. Свои крепости парагвайцы вскоре отбили и тут же объявили всеобщую мобилизацию, позволившую довести количество штыков в своей армии до нескольких десятков тысяч. Тем не менее, под руководством немецких офицеров боливийцы умело использовали военную технику, в том числе и самолеты. Впрочем, парагвайцы очень быстро научились их сбивать. Одновременно, они закупили пять итальянских истребителей «Фиат» CR 20bis. Но это было ничто по сравнению с боливийскими ВВС, которые доукомплектовали свой парк дополнительно еще девятью истребителями «Кертис 35А» и двадцатью бомбардировщиками «Кертис-Райт».

И снова как в Первую Мировую

Чтобы добиться хоть какого-то паритета в вооруженных столкновениях, полковнику Хосе Феликсу Эстигаррибиа, который командовал парагвайской армией, пришлось назначить Ивана Тимофеевича Беляева начальником генерального штаба. Также на все ключевые армейские посты были поставлены русские офицеры, занявшие должности комполков, комбатов, начштабов парагвайских соединений, один из них даже командовал дивизией.

В свою очередь, по приказу боливийского президента Даниэля Доминго Саламанки Урея, в 1932 году командующим армии Боливии был назначен немецкий генерал Ганс Кундт, старый знакомый русских военных по полям Первой Мировой войны. Будучи с 1911 года военным советником при боливийском генштабе, Кундт был отозван с началом войны на Восточный фронт. Но после участия в так называемом Капповском путче 1920 года вынужден был снова бежать в Боливию вместе с группой единомышленников. Он, как и Беляев, имел в своем распоряжении достаточно проверенных офицеров, имеющих опыт сражений против русской армии. Однако, театр боевых действий в Латинской Америке сильно отличался от европейского. И вскоре это стало очевидно.

Полагая, что главное — отрезать наступающие части противника от тылов, Ганс Кундт дал распоряжение боливийским войскам двинуться к городу Консепсьон, что на реке Парагвай. Однако, для этого нужно было сначала взять форт Нанава, обороняемый подопечными генерала Беляева. Иван Тимофеевич очень хорошо изучил тактику германских генштабистов и принял соответствующие меры по обороне крепости, поручив ее генералу Николаю Эрну. Поэтому после многомесячной осады и приступов сделать это боливийцам так и не удалось. В конечном итоге, к концу 1933 года главнокомандующий боливийской армией был отправлен в отставку. Противник, напротив, сам скоро оказался в окружении: его 9-я и 4-я дивизии были блокированы парагвайцами.

Почти семь лет (с некоторыми перерывами) продолжалось это противостояние. И стороны так измотали друг друга, что вынуждены были прекратить бои и в середине 1935 года заключить при посредничестве Аргентины перемирие. Тем не менее, всего, чего добилась в этой войне Боливия, — это лишь узкий коридор к реке Парагвай, что позволяло ей построить со временем порт и открыть судоходство. Зато, благодаря «руководящей и направляющей» русской военной школе и усилиям офицерского корпуса царской армии, Парагваю в качестве аннексии перешли три четверти спорной территории Чако-Бореаль. Примечательно, что саму нефть в этом районе открыли лишь… два года назад.

Несмотря ни на что, Иван Тимофеевич Беляев до сих пор считается в Парагвае национальным героем, благодаря которому страна победила в той неизвестной войне. Похоронен русский генерал в 1957 году в столице Парагвая Асунсьоне с высшими воинскими почестями.

Снимок в открытие статьи: Парагвайский войска, 1932/ Фото: wikipedia

Последние новости
Цитаты
Семен Гальперин

Президент «Лиги защиты врачей»

Александр Абрамов

Главный аналитик Банка «Солидарность»

Аждар Куртов

Политолог

Комментарии
В эфире СП-ТВ
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня