Как цыгане ликвидировали целый жилой район

Евгений Дога о людях-невидимках и иллюзионистах

5713
Композитор Евгений Дога
Композитор Евгений Дога (Фото: Максим Шеметов/ ТАСС)

Ровно 45 лет назад, 8 апреля 1971 года в Лондоне состоялся Первый Всемирный цыганский конгресс. С тех пор в этот день во всем мире празднуется Международный день цыган. Примечательно, что этот народ составляют 80 этнических групп. О цыганах мы сегодня беседуем с человеком, которому в свое время посчастливилось поработать с ними.

Имя композитора Евгения Доги неразрывно связано с такими известными еще с советских времен художественными фильмами, как «Мой ласковый и нежный зверь», «Одиноким предоставляется общежитие», «Лэутары». Но кроме этих и других картин Евгений Дмитриевич написал музыку к настоящему шедевру всех времен и народов — художественному фильму «Табор уходит в небо», который вышел на экраны ровно сорок лет назад, в 1976 году. Причем, эта картина является своеобразным рекордсменом: в свое время ее посмотрели в ста четырнадцати странах мира. И в нашей стране она стала лидером проката 1976 года…

«СП»: — Евгений Дмитриевич, сорок лет назад вы написали музыку к картине «Табор уходит в небо» — к фильму по сути о самом путешествующем народе — цыганах. Вам, наверное, и самим пришлось попутешествовать, прежде чем вы отыскали этот самый исконный этнос, представители которого ведут кочевой образ жизни — поди-ка их найди, как ветра в поле?

— Вместе с режиссером этой картины Эмилем Латяну мы решили искать цыган там, где это казалось логичным, — в Театре «Ромэн» и отсмотрели несколько спектаклей. Но очень скоро поняли, что это «не совсем те» цыгане, ведь они живут в московских квартирах с водопроводом, отоплением, всеми услугами и ездят на «Мерседесах» и других крутых автомобилях. А нам-то они нужны были с кибитками и поющие не в микрофон, а просто под гитару. Где же их взять? Сделали так: Эмиль Владимирович сел в один самолет, а я — в другой. И разлетелись в разные стороны, обыскав весь Советский Союз в поисках настоящих цыган. Не городских, а тех, кто ведет по-настоящему кочевой образ жизни. От которых пахнет ветром, полынью, свободой и крадеными лошадьми. К нашему счастью, такие нашлись. Правда, аж в Забайкалье.

Мы отобрали несколько человек и предложили им поучаствовать в съемках художественного фильма. Это подходило нам еще и силу того, что они были далеки от цивилизации, сохранив свое уникальное гортанное пение, свойственное, кстати, и народностям Алтая, якутам, бурятам, монголам и так далее. Для меня было большим открытием то, что это, оказывается, очень добрые и отзывчивые люди. Мы-то знаем только тех цыган, которые вечно затевают драки, воруют по мелочам и мошенничают. Но это, с одной стороны, скорее стереотип, а с другой, ответная реакция на отторжение их обществом.

«СП»: — Снимали фильм тоже на исконных землях цыган?

— Процесс съемок проходил в закарпатских степях. Причем, там целое смешение народов: на просторах этих холмов и равнин живут и румыны, и венгры, и молдаване, и украинцы — их села находятся достаточно близко друг от друга. И мимо этих интернациональных сел и кочевали цыгане в своих кибитках с лошадьми. Кроме того, в Закарпатье невероятно красив и сам ландшафт, и народ, его населяющий. А национальные костюмы! Людей, которые собирались для участия в массовках, не надо было даже переодевать, так как они приходили на съемочную площадку в своей одежде, но какой — яркой и красочной. Все веселые, довольные, они были рады поучаствовать в этом костюмированном представлении, каковым, по их мнению, были съемки картины. И это действительно всех воодушевляло. Довольны были и сами цыгане, которым впервые было разрешено разбить в степи свой табор — наконец-то они официально получили такую возможность, пусть и на время. Тогда ведь были запрещены все эти «кочевания», а тут — кибитки, брички, кузницы…

«СП»: — Кузницы?

— Конечно. Как же цыгане без них — лошадей-то надо чем-то и где-то подковать. Словом, в кои-то веки они смогли обрести свой многовековой уклад жизни и быт — правда, только на время съемок.

«СП»: — И что, они кочевали?

— Нет. Но, как только солнце садилось, цыгане исчезали и на месте съемок оказывались только с рассветом. Мы долго гадали, куда они уходят. И только спустя какое-то время стало ясно, что они переходили советскую границу, попадая в Венгрию, чтобы заработать немного денег на гадании местным жителям по руке и подобных штучках. И то, что граница была «на замке», их нисколько не смущало — они этого просто не замечали.

Кстати, в этом плане меня, например, всегда поражала способность цыган проникать сквозь любые преграды и преодолевать любые препоны. Например, на Мосфильм они проникали, словно люди-невидимки или иллюзионисты, минуя бюро пропусков и охрану, будто их и не было вообще. А когда их спрашивали, нужно ли им оформлять пропуска, отвечали, что не стоит — это их дела. А ведь Мосфильм — предприятие режимное, и его охраняли вооруженные стрелки вневедомственной охраны.

Таким же невероятным образом цыгане и покидали территорию Мосфильма. И как их не могли остановить вохровцы, так не в силах были помешать цыганам уходить за границу в Венгрию и хорошо подготовленные и тоже вооруженные до зубов пограничники. О чем говорить, если цыгане веками прокладывали эти маршруты, кочуя по степям, так что для них граница — это какое-то искусственное и не понятное им изобретение, абсолютно инородное, собственно, как и для любого из нас.

«СП»: — Коней оттуда не приводили?

— Ну, что вы — вообще вели себя в высшей степени примерно, так как были безумно рады тому, что о них снимается фильм.

«СП»: — Рассказывают, что во времена оттепели Никита Сергеевич Хрущев приказал остепенить цыган, приписать их к земле и прописать в квартирах в специально построенных для них домах. Чтобы побыстрей отрапортовать об исполнении этого распоряжения, местные партийные органы в кратчайшие сроки выстроили соответствующие дома во многих районах Молдавии, Закарпатья и Западной Украины и вселили туда цыган.

— А вы знаете, эта история имеет продолжение. У нас в Молдавии действительно так и случилось: выстроили хорошие добротные «хрущевки» для цыган: живи — не хочу. Начальство, довольное, поспешило отчитаться перед центром. А через 24 часа эти дома стояли, как после бомбежки: остались только стены с глазницами окон — цыгане растащили стройматериалы и уехали. Разобрали все, что только могли, в том числе, сантехнику, окна, двери, плинтусы, доски полового покрытия, даже крышу, шифер с которой вместе со всем остальным продали и — «Прощай, Вася!» По сути, они ликвидировали целый жилой район. Так что «приписать» цыган еще никому не удалось, даже Хрущеву. Ну не могут они жить в этих «хрущебах» — им нужна свобода. Вольному — воля!

Последние новости
Цитаты
Константин Блохин

Эксперт Центра исследования проблем безопасности РАН

Андрей Заостровцев

Экономист, научный сотрудник Санкт-Петербургского государственного экономического университета

Игорь Шатров

Заместитель директора Национального института развития современной идеологии

Комментарии
В эфире СП-ТВ
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня