Бюро № 1: «Литерный» отдел по «острым» операциям ОГПУ-НКВД

Эту группу киллеров, как огня боялись изменники и предатели всех мастей

8414
На фото: мемориальный музей "Следственная тюрьма НКВД"
На фото: мемориальный музей «Следственная тюрьма НКВД» (Фото: Алена Кардаш/ТАСС)

90 лет назад, в январе 1930 года, в Париже внезапно пропал руководитель Российского общевоинского союза генерал от инфантерии (генерал армии) Александр Кутепов. Для белоэмигрантских и антисоветских кругов за границей это стало полной неожиданностью — первое время никто даже не представлял, что с ним произошло. А для председателя ОГПУ Вячеслава Менжинского это, как и задумывалось, было четко спланированным похищением, совершенным так называемой «группой Яши» — Якова Серебрянского.

Однако не все в тот раз прошло, как по маслу. Судьба Александра Павловича Кутепова так и осталась, по большому счету, не до конца проясненной. Так, по одной версии, в центре Парижа под предлогом проверки документов он был приглашен в автомобиль переодетым полицейским из «группы Яши». В этот момент из соседней машины выскочили два других чекиста и затолкали генерала в автомобиль. По другой версии, генерал вынужден был подчиниться, но уже в машине, когда он сообразил, кто его на самом деле «арестовал», оказал яростное сопротивление и умер от сердечного приступа.

По другим данным, поняв, что схватки с ним не выиграть (генерал, обладавший недюжинным здоровьем, нокаутировал одного чекиста и уже добивал другого), кто-то из нападавших ударил его ножом в спину. Эта версия стала известна в конце 1980-х от уже неизлечимо больного французского коммуниста Мориса Онеля, поведавшего эту историю писателю Жану Эллестайну и утверждавшему, что именно его брат (тот самый лже-полицейский) нанес роковой удар ножом.

Читайте также
Главное – спасти рядового: США установили «квоту на убийство» в своей армии Главное — спасти рядового: США установили «квоту на убийство» в своей армии «Вьетнамский синдром» заставляет американских военных скрывать боевые потери по всему миру

Еще одну версию озвучил в свое время историк спецслужб Михаил Млечин. Согласно его данным, опасаясь неприятных неожиданностей со стороны Кутепова, который действительно обладал богатырской силой, ему при похищении вкололи огромную дозу морфия. От наркотика-то генерал и скончался уже на советском пароходе по пути из Франции в СССР. А со слов одного из нападавших, которые приводит писатель и тяжелоатлет Юрий Власов в своей книге «Огненный крест», Кутепова доставили-таки в Москву. Очнувшись на Лубянке, он первым делом потребовал кофе. Что стало с ним в дальнейшем — загадка за семью печатями.

Как бы то ни было, это была самая громкая на то время операция Особой группы, создание которой еще в конце 1926 года инициировал Менжинский. Задачей ее были похищения и ликвидации за границей врагов советской власти, а также диверсионно-разведывательная деятельность в Западной Европе и Японии (на случай войны). На первых порах «группа Яши» входила в состав Иностранного отдела (ИНО) ОГПУ, затем подчинялась непосредственно наркому НКВД СССР, а позже уже действовала при секретариате Комиссариата внутренних дел.

Кстати, большую роль в похищении Кутепова сыграла супружеская пара агентов НКВД Николая Скоблина и Надежды Плевицкой — исполнительницы русских народных песен и романсов. Именно Плевицкая, как считается, заманила Кутепова в ловушку «группы Яши». А Скоблин принял самое активное участие в похищении другого генерала — Евгения Миллера, которого привел в руки чекистов. Это была еще одна громкая операция «литерного» отдела — на тот момент уже НКВД, как приемника ОГПУ. Правда, более удачная, но с не менее трагичным финалом для Миллера.

Достоверно известно, что осенью 1937 года он точно таким же способом был похищен и переправлен на пароходе «Мария Ульянова» в СССР, попав во внутреннюю тюрьму на Лубянке, а в мае 1939 года расстрелян. Причем, одной из целей похищения было продвижение Скоблина на пост председателя РОВС. Но, почувствовав опасность, Миллер написал коллегам по союзу записку — с кем он отправляется на встречу и к кому. В результате, Скоблин оказался скомпрометирован и бежал.

И, конечно же, самой известной и многократно изученной во всех разведках мира остается операция «Утка» — убийство 21 августа 1940 года Льва Троцкого, которое непосредственно осуществил «внештатный» агент «литерного» отдела Рамон Меркадер. О ее сложности говорит хотя бы то, что удачно завершить ее удалось лишь со второго раза.

Читайте также
Русские "Мистрали" утратили боевую мощь уже на берегу Русские «Мистрали» утратили боевую мощь уже на берегу Собираясь строить вертолетоносцы, в Минобороны забыли, что для них необходимо заранее подготовить летчиков

Кстати, менее чем через год (5 июля 1941 года) с началом Великой Отечественной войны для централизации деятельности партизанских отрядов и диверсионных групп в тылу немецко-фашистских войск была образована Особая группа при наркоме НКВД под командованием заместителя 1-го управления комиссариата (внешняя разведка) старшего майора госбезопасности Павла Судоплатова.

А уже через три месяца, 3 октября 1941 года, Особую группу преобразовали во 2-й отдел НКВД, при котором был сформирован Отдельный мотострелковый батальон особого назначения (ОМСБОН). За три месяца отдел настолько расширился, что 18 января 1942 года был реорганизован в 4-е управление НКВД (диверсии и разведка в тылу противника) с начальником в лице того же Судоплатова.

Сотрудники именно 4-го управления подготовили и провели в 1943 году ликвидацию гауляйтера Белоруссии Вильгельма Кубе — непосредственно мину ему под матрац подложила Елена Мазаник, а помогали ей Мария Осипова и Надежда Троян — всех троих заслуженно наградили Звездами Героев.

В апреле 1943 года при делении на НКВД и НКГБ 4-е управление было передано в ведомство госбезопасности и просуществовало до октября 1946 года. Началась мирная жизнь. Но на этом история отдела не заканчилась. Совсем скоро в недрах МГБ на его базе появилось так называемое Бюро № 1, ставшее преемником 4-го управления. И хотя можно было говорить о том, что его деятельность плавно перешла на мирные рельсы. Но, как говорил один из героев художественного фильма «Один из нас» — сотрудник НКВД: «На нашем фронте никакого перемирия не бывает!».


История: Агент «Падре»: Об истинном задании нелегала знал только Сталин

Новости СМИ2
Новости СМИ.ФМ
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Павел Шапкин

Председатель Национального союза защиты прав потребителей

Борис Шмелев

Политолог

Владислав Жуковский

Экономический эксперт, аналитик

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости 24СМИ
Новости НСН
Новости СМИ.ФМ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
article