Общество
18 ноября 2010 19:05

«Я люблю тебя, убийца мой!»

Занимаясь любовью, подростки не заметили, как между делом убили человека. Но когда осознали, это их еще больше распалило

138

Следственными органами следственного комитета РФ по Санкт-Петербургу продолжается расследование уголовного дела, возбужденного по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст. 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности).

«Установлено, что 8 ноября 2010 года у дома 72 корпус 4 по Светлановскому проспекту местный житель получил телесные повреждения, в результате падения на него автомобильного колеса, после чего скончался в больнице, — говорится в сообщении СКП — В результате проведения следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий установлен 16-летний учащийся 1 курса профессионального училища, который подозревается в совершении указанного преступления. В отношении несовершеннолетнего подозреваемого избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде, в ближайшее время ему будет предъявлено обвинение».

В беседе с корреспондентом «Свободной прессы» представитель СКП сказал, что на допросе подростки от всего содеянного отказываются.

Напомним хронологию событий. Трагедия произошла вечером 8 ноября. 44-летний Виктор Губин возвращался домой из продуктового магазина, когда рядом с ним упало старое автомобильное колесо с металлическим диском. Отскочив от асфальта, оно ударило мужчину в левую часть головы. Прохожие вызвали Губину «скорую», но спасти пострадавшего не смогли — через несколько дней он скончался в больнице, не приходя в сознание.

Камеры наружного наблюдения зафиксировали и факт падения колеса, и тот факт, что незадолго до происшествия в дом 72, корпус 4, по Светлановскому проспекту вошла группа подростков, они же вышли, когда приехала «скорая». Ребят опознали без труда. По версии следствия, колесо выкинул Э. в ходе ссоры со своей подругой — девятиклассницей Д.

На видео с камер наблюдения зафиксирована группа подростков, заходящих в лифт. Они подходят к телу пострадавшего и вскоре уходят. 11 ноября он скончался в больнице, не приходя в сознание.

Милиционеры установили личности учащегося ПТУ и девятиклассницы, обойдя местные школы с портретами, взятыми из записи камер видеонаблюдения. По предварительной версии, молодой человек и девушка поссорились в подъезде, и юноша в знак протеста выкинул в окно колесо. Но тут неожиданно на помощь следственным органам пришел интернет. Некий «доброжелатель» взломал переписку парочки, причастной к убийству. Пересказать это невозможно.

Если в двух словах, то там очень много «слов любви», много мата и радость по поводу внимания прессы. Если совсем коротко, то выглядит это так: «Я люблю тебя. Убийца мой. Только не грузись на эту тему: тебя не коснулось и все в порядке. Я понимаю, что совесть мучает, но что с этим поделать. Судьба у мужика такая… А еще мы прославились на весь интернет, я сейчас набрала в поиске „дети убили колесом“ и уже 16 сайтов просмотрела!»

Своими соображениями о происшедшем с корреспондентом «Свободной Прессы» поделились председатель президиума Санкт-Петербургкской коллегии адвокатов Васильевского острова Владислав Лапинский и детский омбудсмен Петербурга Светлана Агапитова.

«СП»: — Вопрос к вам, Владислав Вадимович, вызван реакцией подростков на происшедшее. Понимаю, что адвокату по природе положено защищать людей, но скажите, с чем мы имеем дело? Если половозрелые люди совершенно не понимают, что сделали, пусть невольно. Они говорят про убитого: ну не повезло парню!

— По закону у нас есть непреднамеренное убийство. Сидит человек на крывше, ремонтирует потолок, и вдруг молоток у него падает из рук и убивает идущего внизу человека. Это непреднамеренное убийство, понимаете, в чем дело? Он не хотел его убивать. Так получилось.

«СП»: — Но здесь-то подростки радуются, что к ним приковано внимание СМИ, они ищут ссылки в интернете и кайфуют от этого.

— Они должны думать, что делают, нанесет ли кому-то это вред. Повезет-не повезет — неизвестно. Но они должны думать о том, чтобы не нанести вреда. Вот за это людей и наказывают, что они не подумали.

«СП»: — Но сейчас, когда возникла возможность заглянуть в их души, которые они раскрывают друг другу в электронной переписке, мы видим страшные вещи: признания в любви вперемежку с матом и они ужасно радуются тому, что так произошло и они теперь в центре внимания общества.

— Ну, они неполноценные, что тут можно сделать. Вот представляете, их сейчас оставить безнаказанными на свободе и возникнет ситуация уже другая, они могут подумать, что могут сделать что-то подобное уже преднамеренно. С точки зрения государства и общества их по крайней мере надо испугать, чтобы они больше-то в этом направлении ничего не предпринимали, вот о чем разговор. Безнаказанность в данном случае может послужить поощрением еще худших забав, а если завтра они кого-то изнасилуют, просто так, чтобы посмотреть, что будет?

«СП»: — Интернет-сообщество начинает накаляться и говорить им: ребята, вы моральные уроды, А они отвечают: нет, мы — лучшие…

— Ну, какие же они лучшие? Вот поэтому их и нужно осудить, причем на реальные сроки, на 2−3 месяца .

«СП»: — А бывают по этой статье такие сроки?

— Конечно. Их могут забрать в колонию-поселение на два-три месяца. Можно на шесть месяцев. Чтобы вразумились! Это не колония будет как таковая, не тюрьма, это поселение: какое-то село, где они будут жить под присмотром и ходить на работу.

Светлана Агапитова:

«СП»: — Светлана Юрьевна, у меня к вам вопрос о реакции этих подростков на совершение убийства. Парень под подпиской о невыезде, девушка вроде бы не при чем. Но они раскрылись в переписке, которая чьими-то стараниями оказалась всеобщим достоянием. Ни малейшего же раскаяния! Вот это вы расцениваете — как?

— Подавать информацию различные источники могут по-разному. Мы достоверно не знаем, раскаиваются они или не раскаиваются, что там на самом деле было. Кто что напридумывал себе, тот так и пишет. Кто пишет про любовь, кто пишет, что в пылу ссоры у них колесо это улетело. Мне кажется, сейчас еще нельзя вообще говорить об этом как о правдоподобной информации. Когда уже будут допросы проведены, тогда можно будет ссылаться на достоверный источник, которым является Следственный комитет. Сейчас это больше домыслы и фантазии журналистов, которые делают из них либо полных отморозков, либо у них такая романтическая любовь, что им не до убийства. Мне кажется, тут важно говорить, почему в СМИ всплыли имена этих детей, и почему обнародованы их фото. Так подставлять детей — тоже не очень хорошо.

«СП»: — Видимо, это происходит потому, что они спокойно ушли от убитого ими человека, не попытавшись ему помочь. А дальше в электронной почте ни о каком раскаяния речи нет, наоборот, они друг друга поддерживают. И страшновато становится.

— Ну вот вы откуда знаете, что это их именно электронная почта? Вы уверены, что это не вымысел, что не подстава? Вот я, например, в этом не уверена. Что они чувствуют и думают, это выплывет наружу, когда с ними уже можно будет разговаривать нормально. Мне кажется, что сейчас пока какие-то выводы делать рано, раскаялись они или нет.

«СП»: — Я исхожу из информации Следственного комитета, который и меру пресечения избрал, и факт убийства непреднамеренного установил, и тот факт, что они подошли, посмотрели на убитого и ушли, зафиксирован камерами слежения.

—  А, может, это они пошли «скорую» вызывать? Делать какие-то выводы до завершения официального следствия, наверное, не стоит.

«СП»: — В это веришь, потому что сплошь и рядом на проявления какого-то человеческого горя подростки говорят: «Не повезло». Это уже стиль, манера поведения

— Я согласна с вами, что есть такая тенденция — пофигизма, инфантилизма, безответственности. Но они на то и подростки, что находятся в таком сложном возрасте, когда противопоставляют себя и родителям, и обществу. Это тоже своеобразный вызов. Потом они взрослеют и понимают, что все на самом деле не так.

«СП»: — Я только боюсь, что это интернет-сообщество, которое накаляется вокруг них, само может их наказать, когда видят их полную безответственность, их радость по поводу того, что к ним привлечено внимание СМИ. Безнаказанность может привести к тому, что кто-нибудь да накажет. Такая не исключена ситуация.

— Вот поэтому я бы призвала и интернет-порталы, и другие СМИ задуматься о том, что это все-таки дети, что еще одну психологическую травму им наносить не надо. Еще неизвестно, чем это все обернется и чем закончится. Вот предположим, суд признает их невиновными, и что тогда? Все вокруг окажутся в странном положении. Важно понять об этике. Закон запрещает разглашать имена и фамилии подростков, ведется следствие, а если они теперь известны всему городу, то на них может и давление какое угодно оказываться и так далее. Пусть все-таки имена скрывают. Тем более, если речь идет о детях.

Последние новости
Цитаты
Николай Бондаренко

Депутат Саратовской областной думы от КПРФ

Сергей Обухов

Доктор политических наук, секретарь ЦК КПРФ

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня