Общество
9 мая 2013 15:54

Сожженные снова в цене

Самостийные власти вспоминают самые жуткие трагедии войны, чтоб ответить «фашистам» Верховной Рады

5242

Председатель Верховного Совета Крыма, первый зам главы республиканской Партии регионов Владимир Константинов лично открыл отреставрированный мемориал «Памяти 36 односельчан, сожженных немецко-фашистскими захватчиками» в белогорском селе Курортное. Рядом с мемориалом установлена особая стела с надписью, что мемориал восстановлен по инициативе и на личные средства членов президиума и депутатов парламента автономии.

— Война продолжается, — сказал спикер В.Константинов. — Это наш ответ на реабилитацию фашизма, которая происходит сейчас на Украине. Это мой личный ответ на действия нацистской «Свободы» в Верховной Раде. Мы не допустим, чтобы фашизм в любой форме восстал из пепла в нашем государстве…

Хотя еще совсем недавно сельский памятник представлял собой жалкое зрелище. Вандалы разбили плиту, вырвали кусты роз и сплавили на металлолом ограду. Обрушился бетон монумента.

В 2011-м силами местной православной общины и казачества Тавриды на месте гибели сельчан был установлен скромный Поклонный крест. В 2012 году белогорские казаки выложили диким камнем основание креста. На капитальную реставрацию самого мемориала власти не давали ни копейки. Более того, запретили участвовать на установке креста депутатам и школьникам.

Село Курортное лежит далеко от торных дорог, в глухом стыке крымской степи и бескрайних Зуйских лесов. Название само по себе странное — никакого курорта поблизости нет, и до моря сотня километров через горный перевал.

На самом деле, два века назад здесь была основана немецкая колония Фриденталь. В переводе — долина дружбы и согласия. В 1806 году долину заселили семьи выходцев из Вюртемберга и Швейцарии, которым Российская Империя отдала брошенную татарскую землю.

Рядом располагались колонии Розенталь и Нейзац. Немцы выращивали отменную пшеницу. Рассадили виноград и по родным рецептам делали чудесные вина Riesling, Trollmger, Traminer Muskateller …

По округе до сих пор сохранились лютеранские кирхи и дома колонистов — высокие, крепкого кирпича, с сентиментальной немецкой росписью на потолках. В Гражданскую войну здешние повозки-тачанки, оснащенные крепкими германскими рессорами, считались самой желанной добычей Первой конной и армии батьки Махно.

Кто из немцев был против новой власти — тех быстро пустили в расход. Остальные дисциплинированно записались в колхозы имени Тельмана и Розы Люксембург. Работать продолжали по-прежнему добросовестно, колхозные снопы ставили выше человеческого роста. О расписных потолках пришлось забыть. В 1937-м за доблестный труд «тельмановцев» наградили патефоном — одним на всех. А 18 августа 1941 года крымских немцев выселили в Сибирь.

Опустевшие дома заняли славяне. Удивительно, что гитлеровцы поначалу не мстили мирному населению своих бывших колоний. Похоже, не было особого повода — два первых года войны партизаны Крыма скорее вымирали от голода, чем боролись с оккупантами.

Татары быстро разграбили лесные базы, и уже в январе 1942 года партизанское руководство оценивало ситуацию с продовольствием как катастрофическую. «Лесные мстители» пытались отстреливать оленей и коз, ели кору и мох. Все чаще употребляли в пищу человеческие останки. Появился воздушный мост с Большой землей, но снабжение по-прежнему оставалось очень плохим. Член Военного Совета фронта Лазарь Каганович утверждал, что партизаны сами должны добывать себе продовольствие у врага.

В мемуарах одного из руководителей партизанского движения в СССР полковника Старинова есть поразительный эпизод: «Я сумел попасть на прием к Кагановичу. Но как только речь зашла о крымских партизанах, он резко прервал меня, заявив, что милостыню не подает, обругал и выставил из кабинета». А вот текст приказа командования фронтом: «Трудно представить, что партизаны умирают с голода в Крыму, где столько хлеба и мяса. Не время теперь надеяться на государственный паек. Все за счет противника и ничего от государства».

Как итог, если в ноябре 1941 г. количество действующих крымских партизан насчитывало 3700 штыков, то в августе 1943 г. — 214 человек! В деревни не сунешься — татарские отряды самообороны отвечали огнем. Единственной надеждой оставалось славянское население и греки. Недаром первым вместе с людьми фашисты и их мусульманские пособники сожгли греческое село Лаки.

…Накануне 26-й годовщины Октября парнишка-тракторист из Фриденталя установил на высоком шпиле деревенской кирхи красное знамя. Закрыл кованые двери кирхи и написал «Minen».

Флаг был виден даже в Симферополе. Немцы не стали возиться с разминированием. Прилетел Мессершмитт и пулеметной очередью сбил красное полотнище.

Той осенью базировавшийся в Зуйских лесах отряд командира Сырьева насчитывал 80 бойцов. На всех приходилась 1 винтовка, 1 автомат и 1 пулемет. Как воевать? Партизанам стало известно, что в деревне Розенталь появилась румынская оружейная мастерская. Чинили стрелковое оружие и отправляли на фронт.

Командир Сырьев дождался, когда будет готова большая партия. И ночью устроил немыслимую по дерзости «психологическую атаку». Гремя кастрюлями и ведрами, досками и палками, толпа безоружных мужиков бросилась на деревню.

Невероятно, но вояки-румыны струсили, побежали под защиту немецкого гарнизона поселка Зуя. Партизаны, не мешкая, погрузили на телеги захваченные винтовки и вывезли гражданское население. Понимали, что каратели не помилуют. Так в Зуйских лесах появился 21-й Розентальский семейный партизанский отряд.

Прибывшие на место немецкие егеря увидели пустую деревню. Зато в соседнем Фридентале оставались старики и дети. Их почему-то в лес не взяли. Егеря по списку приводили к самому большому дому дедушек и бабушек, внуков и внучек. Набойченки и Смоляковы, Потапины и Карасевы… Самому старшему 69 лет, младшему годик. Лениво стреляли и полуживыми сбрасывали в подвал. Потом по трем «немецким» селам прошлись немецкие огнеметчики.

Партизаны стояли на опушке и видели, как убивали и жгли людей. Однако сделать ничего не могли — умирающий Фриденталь блокировали две гитлеровские танкетки. Следующей весной сгоревшие останки вытянула из-под рухнувшей крыши советская морская пехота. Морпехи отдыхали тут перед штурмом Севастополя.

Нелепое название «село Курортное» появилось уже после Великой Отечественной. Гораздо ближе к сути был колхоз Победы, богатейшее хозяйство-миллионер, достойный приемник прежних хозяев этой земли. Бескрайние поля роз для эфиромасличного производства — грамм розового масла стоил как грамм золота. Виноградарства колонистов не восстановили, зато по руслу речки Бурульчи росли великолепные яблоневые сады: гольден и делишез, розмарин и джонатан.

Колхоз Победы давал по 60 центнеров пшеницы с гектара! Денег в кассе было столько, что за шикарный мемориал сожженным односельчанам заплатили легко. Это сейчас на распаеванных участках Курортного-Фриденталя местные фермеры в лучшем случае получают 16−20 центнеров зерна.

Яблоневые сады выкорчевали до корня, на плантациях розы — бескрайний ковыль. Единственным местом работы стал известковый карьер украинского олигарха Д. Фирташа в селе Ароматное — Розенталь. Экологи утверждают, что карьер оставит без воды 22 тысячи жителей района и уничтожит лес. Но грядущая катастрофа станет лишь деталю к выжженному пространству.

… О мемориале в Курортном вспомнили, потому что слишком припекает власть политическая ситуация-2013, и срочно нужны стали «убойные» аргументы в противостоянии с набирающими силу украинскими наци. Крымский спикер В. Константинов недаром вложил свои деньги в реставрацию памятника «крымской Хатыни». Тем более, история получается политкорректной — это село практические единственное, в уничтожении которого не принимали участие татарские коллаборационисты.

Сегодняшнее скандирование «Фашисты!», раздающееся в Верховной Раде, должно приобретать конкретный образ. За двадцать лет независимости слишком много украинских громадян, и особенно молодежь, с трудом различают бойцов Красной Армии и дивизии СС «Галичина». Зажечь Вечный огонь привезли последнего оставшегося в живых партизана Зуйских лесов Петра Носивца. Ошарашенный нежданным вниманием, старик шел из последних сил.

Когда мероприятие закончилось, и чиновные гости разъехались, газ Вечного огня отключили. Разбитая плита советских времен осталась лежать в ковыле за кустами. 9 мая селяне потянулись в кирху Розенталя — ныне православный храм Святого Антония Киево-Печерского. Вместе отслужили общий молебен Поминовения усопших воинов, «за други своя живот положивших».

Фото автора

Последние новости
Цитаты
Вячеслав Тетёкин

Политик, общественный деятель, КПРФ

Каринэ Геворгян

Политолог, востоковед

Геворг Мирзаян

Доцент Финансового университета при Правительстве РФ

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня