Русский «Кинжал»: Кремль принудит США к миру гиперзвуком

Что значат новые российские системы вооружений

  
9210
Русский «Кинжал»: Кремль принудит США к миру гиперзвуком
Фото: Михаил Метцель/ТАСС

В ходе Российско-грузинской войны августа 2008 года действия 58-й Армии России определялись как «понуждение к миру». Это подходящий термин, если вспомнить, что тогда на самом деле стояло на кону. Русские в той войне победили и, действительно вынудили Грузию настроиться на гораздо более мирный лад. В терминах Клаузевица русские добились главной цели войны, принудив врага исполнить волю России. Русские, как показали события последних 19 лет, более не имеют никаких иллюзий относительно возможности того, что коллективный Запад будет вести себя хоть в какой-то степени разумно. Это особенно относится к США, которые все еще пребывают в своей скорлупе, которая изолирует ее от внешних голосов разума и мира. Глобальный послужной список США последних нескольких десятилетий не требует никаких особых уточнений — это послужной список военных и гуманитарных катастроф.

Послание Владимира Путина Федеральному Собранию от 1 марта не имело отношения к предстоящим президентским выборам — вопреки тому, что на Западе утверждают многие, свихнувшиеся на выборах. Речь Путина имела отношение к понуждению элит Америки если не к миру, то, хотя бы, к какой-то форме разумности, поскольку сейчас они совершенно оторваны от геополитических, военных и экономических реалий нового возникающего мира. Как это было с Грузией в 2008 году, понуждение и на этот раз основано на военной мощи. Российская армия до Шойгу, при всех ее реальных и мнимых недостатках, разделалась с подготовленными и частично вооруженными Соединенными Штатами вооруженными силами Грузии за какие-то пять дней — технологии, личный состав и оперативное искусство российской армии были просто лучше. Очевидно, что такой сценарий невозможен в случае с США — это если только не лопнет как мыльный пузырь миф об американском технологическом производстве.

Читайте также

Американские властные элиты просто не в состоянии постичь сложность, природу и применение военной силы. Большинство членов этих элит ни дня не служили в вооруженных силах и никогда не обучались в серьезных военных учебных заведениях и знания которых по серьезным военно-технологическим и геополитическим вопросам ограничиваются парой семинаров по ядерным вооружениям и — в лучшем случае — материалами исследовательской службы конгресса. У них просто нет контрольных точек, ориентиров. Тем не менее, будучи продуктом американской военной поп-культуры, известной также как военная порнография и пропаганда, эти люди — сборище юристов, «политологов», социологов и журналистов, господствующих на американской стратегической кухне, которая безостановочно готовит бредовые геополитические и военные доктрины — наверняка понимают только одно — когда и если у них, бедолаг, на спинах и лбах будут нанесены мишени.

Послание Путина Соединенным Штатам было крайне простым — он напомнил Америке о ее снисходительном отказе принять во внимание позицию России по договору по ПРО. Как — в удивительный момент протрезвления — написал Джефри Люис в журнале Foreign Policy: «Подлинный генезис нового поколения странных ядерных вооружений России лежит не в недавнем Обзоре ядерной стратегии, а в решении администрации Джорджа Буша-сына выйти из договора по ПРО и в неспособности администраций Буша и Обамы осмысленно вести диалог с русскими по вопросу об их озабоченности относительно американской противоракетной обороны. В своей речи Путин сказал: „Все эти годы после одностороннего выхода США из Договора по ПРО мы напряжённо работали над перспективной техникой и вооружением. Это позволило нам сделать стремительный, большой шаг в создании новых образцов стратегического оружия“. Вот он, этот технологический шаг, прорыв. Грустно, но не произошло дипломатических прорывов, в которых мы нуждались».

Послание Путина было ясным: «С нами никто по существу не хотел разговаривать. Нас никто не слушал. Послушайте сейчас». После этого он приступил к тому, что можно описать лишь как сочетание Перл-Харбора со Сталинградом. Стратегические последствия принятия на вооружение представленных Путиным систем громадны. Фактически, по своей природе они имеют исторический характер. Конечно же, многие американские умники — как и следовало ожидать — отмахнулись от этого как от пустой угрозы. Это ожидаемо от военного «экспертного» сообщества США. Другие так легко отмахиваться от этого не стали. А некоторые были по-настоящему, глубоко потрясены.

Сегодня общее впечатление от речи Путина можно описать таким простым образом: «отставание по ракетам"* реально и, фактически, это не разрыв, а технологическая пропасть. Парадоксально, но эта пропасть находится не там, где многие ее действительно признают, например, в случае с баллистической ракетой РС-28 «Сармат», существование и примерные характеристики которой более или менее известны на протяжении ряда лет. Невозможно отрицать, что обладание баллистической ракетой, у которой не только практически неограниченная дальность полета, но еще и траектория, делающая бесполезной любую противоракетную оборону, является внушительным технологическим достижением. В конце концов, нападение со стороны Южного полюса, через Южную Америку — это не тот сценарий, с которым вооруженные силы США в состоянии справиться. И вероятно, не смогут справиться еще очень многие годы.

Как не смогут они справиться с российской системой гиперзвукового оружия (Мах 20+) «Авангард», которое уже запущено в серийное производство. Это — неожиданное развитие событий, поскольку у США имеется своя, хотя пока и безуспешная, программа создания такого типа оружия. А такие идеи блуждали по США с середины 2000-х годов в рамках «Быстрого глобального удара"**. Да, Россия добилась этих поразительных достижений, которые Джефри Люис назвал «странными», что является эвфемизмом, стоящим вместо фразы «у нас нет ничего подобного». Но настоящее потрясение кроется даже не в этом. Мне уже приходилось писать, что США более, чем отстают от России в таких вооружениях, как крылатые ракеты — всех их типов (). Я много лет предсказывал, что подлинный упадок американских вооруженных сил придет именно с этой стороны. И сегодня совершенно ясно, что у России абсолютное военно-технологическое превосходство по крылатым и аэробаллистическим ракетам, и что в этой критичной сфере она опережает США на десятилетия.

В то время, как западные умники обсуждали все экзотические и, вне всякого сомнения, поразительные системы вооружений, разработанные с целью доставки ядерного оружия в любую точку земного шара с очень высокой точностью, многие настоящие профессионалы глотали ртом воздух, когда был представлен «Кинжал». Эта система полностью меняет геополитическую, стратегическую, оперативную, тактическую и психологическую игру. Уже какое-то время было известно, что на кораблях ВМФ России шло размещение революционной противокорабельной ракеты 3М22 «Циркон», способной развивать скорость Мах 8. Как бы ни был впечатляющ и практически неуязвим «Циркон», «Кинжал» просто потрясает своими возможностями. Он, скорее всего, построен на основе прославленного «Искандера» — аэробаллистической ракеты, способной на Мах 10, высокоманевренной, с дальностью полета 2 000 км. «Циркон», стартующий с самолетов МиГ-31БМ, только что переписал все книги по военно-морским операциям. Он сделал крупные надводные флоты устаревшими. Вы не ошиблись, прочитав это.

Никакие системы ПРО и ПВО в мире сегодня (кроме, может быть, С-500, специально созданной для перехвата гиперзвуковых целей) не способны ничего поделать с «Кинжалом». И, скорее всего, потребуются десятилетия на то, чтобы изобрести противоядие. Говоря точнее, никакие современные или перспективные системы ПВО, размещенные в любом из флотов стран НАТО, не в состоянии перехватить хотя бы одну-единственную ракету с такими характеристиками. А залп из 5−6 таких ракет гарантирует уничтожение любой авианосной ударной корабельной группы или — если уж на то пошло — иной другой группы надводных кораблей. И все это без применения ядерных боеприпасов.

Применение такого оружия — особенно, поскольку, как мы сейчас знаем, оно уже размещено в Южном военном округе России — сложностей не вызовет. Скорее всего, они будут сбрасываться с самолетов МиГ-31 над международными водами Черного моря, что означает закрытие всей восточной части Средиземного моря для любого надводного корабля или корабельной группы. Россия, таким образом, полностью закрывает также и Персидский залив. Это же создает огромную «запретную зону» в Тихом океане, где МиГи-31, взлетающие с аэродрома «Елизово» на Камчатке или с базы «Центральная Угловая» в Приморском крае, смогут патрулировать огромные океанские просторы. Примечательно, что текущей платформой для «Кинжала» является МиГ-31 — как считается, лучший самолет-перехватчик в истории. Очевидно, что способность МиГ-31 развивать весьма высокие сверхзвуковые скорости (существенно выше Мах 2) является ключевым фактором пуска. Но каковы бы ни были процедуры пуска этого устрашающего оружия, непосредственные стратегические последствия оперативного размещения «Кинжала» таковы:

Оно, наконец, отодвигает авианосцы в нишу чистой проекции силы против слабых и беззащитных противников — вдаль от удаленной морской зоны России, будь то в Средиземноморье, Тихом океане или в Северной Атлантике. Это же означает установление «запретной зоны» для любого из 33 эсминцев и крейсеров ВМС США, оснащенных системой ПРО «Иджис»; Оно делает классические авианосные ударные группы — как основную ударную силу против кораблей равного или примерно равного ранга — совершенно устаревшими и бесполезными. Это же делает любую надводную корабельную группу беззащитной независимо от ее возможностей в сфере ПВО и ПРО. Это совершенно обнуляет сотни миллиардов долларов, инвестированных в эти платформы и вооружения, которые моментально превратились не во что иное, как в жирные беззащитные мишени. Вся концепция «воздушно-морской битвы», известная также как «Единая концепция доступа и маневрирования в глобальном пространстве» (Joint Concept for Access and Maneuver in the Global Commons, JAM-GC), являющаяся краеугольным камнем глобального господства США, становится просто бессмысленной — доктринальной и финансовой катастрофой. «Контроль морей и запрет доступа к морям» (Sea Control and Sea Denial) меняют свою природу и сливаются.

Владеющие «Кинжалом» просто овладевают огромными пространствами, пределы которых ограничены лишь дальностью полета ракеты этой системы и ее носителей. С этих пространств это оружие также удаляет абсолютно любые сколь-нибудь важные надводные корабли и средства поддержки подводных лодок, подставляя их под действие патрульной и противолодочной авиации и надводных кораблей. Эффект от этого мультипликативный и глубокий.

Россия располагает большим количеством этих носителей. Программа модернизации МиГов-31 в МиГи-БМ идет полным ходом уже несколько лет, и фронтовая авиация уже получила значительное количество этих самолетов. Сейчас понятно, зачем проводилась эта модернизация — она превратила МиГи-31БМ в пусковые платформы для «Кинжала». Генерал-майор Корпуса морской пехоты Джеймс Джоунс официально заявил в 1991 году после первой войны в Персидском заливе: «Все что требуется, чтобы обратить в панику ударную корабельную группу, так это увидеть, как кто-то сверху сбрасывает в воду пару 200-литровых бочек».

«Кинжал» практически удаляет любую надводную военную силу, не желающую совершить самоубийство, на мили и мили подальше от берегов России и делает все ее возможности никчемными. На языке простых людей это означает только одно — вся надводная компонента ВМС США становится совершенно пустой оболочкой, годной только для парадов и демонстрации флага вблизи прибрежных вод слабых и недоразвитых государств. Это все было сделано за крошечную долю астрономических издержек, понесенных на строительство американских платформ и вооружений.

На данном этапе трудно полностью предсказать, какие политические последствия речь Путина, буде иметь в США. Легко предсказать, однако, использование избитого до смерти клише «асимметричности». Использовать это клише неверно. То, что произошло 1-го марта этого года, когда были объявлены и продемонстрированы возможности нового российского оружия, не «асимметричность». Это было официальное заявление об окончательном пришествии совершенно нового образа ведения войны, военных технологий и, как следствие, новой стратегии и нового оперативного искусства. Старые правила и подходы более не применимы. США не были к этому готовы, несмотря на то, что многие настоящие профессионалы, в том числе в США, предупреждали о новой возникающей военно-технологической парадигме, полной американской близорукости и надменности во всем, что относится к военной сфере. Как был вынужден признать полковник Дэниэл Дэвис: «Как бы ни была оправдана временами гордость, она быстро мутировала в отвратительную заносчивость. Это прямая и открытая угроза государству. Возможно, ничто не демонстрирует эту угрозу лучше, чем провальная пентагоновская система приобретения вооружений, техники и оборудования».

Сегодня при нынешнем американском подходе к войне было бы разумным предсказать, что никакого значимого американского ответа России в предсказуемом будущем не будет. У Соединенных Штатов просто нет других ресурсов, кроме того, как включить печатный станок и, тем самым, полностью себя обанкротить. Но вот, ведь, в чем дело. Русские знают, что цель речи Путина была не в том, чтобы напрямую угрожать Соединенным Штатам, которые — независимо от чьих бы то ни было устремлений — просто беззащитны перед изобилием российских гиперзвуковых систем. Россия не преследует цели уничтожения США. Российские действия продиктованы только одной целью — вырвать пистолет из рук пьяного хулигана и заставить его слушать тех, кому есть, что сказать. Другими словами, на поножовщину Россия явилась с пистолетом. И, кажется, что сегодня это единственный способ того, как следует вести дела с США.

Читайте также

Если предупреждения и демонстрация российского военно-технологического превосходства возымеют действие так, как русские с самого начала предполагали, то между ключевыми геополитическими игроками могут начаться осмысленные переговоры по новому мировому порядку. Мир больше не может позволить себе присутствие много о себе мнящего, себя восхваляющего, но пустого дебошира, который сам не знает, что делает и только угрожает стабильности и миру во всем мире. С американской самопровозглашенной гегемонией покончено там, где это действительно имеет значение для любого реального и мнимого гегемона — в военной сфере. Покончено было некоторое время тому назад; просто нужна была речь Путина, чтобы продемонстрировать старый добрый трюизм Аль Капоне о том, что с добрым словом и пистолетом добьешься большего, чем с одним только добрым словом. В конце концов, Россия и правда пробовала одним только добрым словом. Это не сработало. Так что, Соединенным Штатам следует винить только самих себя.

Публикуется с разрешения издателя.

Перевод Сергея Духанова.

* Заявление о том, что США отстают от СССР в производстве ядерных ракет, впервые было сделано Джоном Кеннеди в 1960 во время предвыборной кампании. Оно оказало воздействие на Конгресс и общественное мнение и привело в начале 60-х гг. XX в. к массированному развертыванию баллистических ракет наземного базирования

** Быстрый глобальный удар — инициатива вооруженных сил США по разработке системы, позволяющей нанести удар обычным вооружением по любой точке планеты в течение 1 часа, по аналогии с ядерным ударом при помощи МБР.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Федор Бирюков

Политик, общественный деятель

Олег Смирнов

Заслуженный пилот СССР

Андрей Песоцкий

Доцент кафедры экономики труда СПбГЭУ

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня