Константин Сивков: Мы сдерживаем триаду США, но вскоре все может измениться

Как модернизировать российские средства ядерного сдерживания, чтобы сохранить паритет

  
15196
На фото: подвижный грунтовый ракетный комплекс (ПГРК) с межконтинентальной баллистической ракетой РС-24 "Ярс" на Красной площади в Москве
На фото: подвижный грунтовый ракетный комплекс (ПГРК) с межконтинентальной баллистической ракетой РС-24 «Ярс» на Красной площади в Москве (Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС)

Доктор военных наук Константин Сивков, вице-президент Российской академии ракетных и артиллерийских наук поставил перед собой грандиозную задачу инспектирования российской армии. В связи с чем запланирован цикл аналитических статей в «Военно-промышленном курьере».

Первая публикация была посвящена средствам ядерного сдерживания (СЯС) Российской Федерации. Тема в высшей степени актуальная в связи с приближающимся выходом США из Договора по ракетам средней и меньшей дальности (РСМД), что неизбежно приведет к нарушению баланса между ядерными компонентами двух держав.

Хотя, Сивков не вполне согласен с тем, что точный баланс сейчас существует. С карандашом в руке он доказывает, что определенный перевес есть на стороне США. Это проистекает от того, что договор СНВ-3 не вполне корректно подсчитывает ядерные боеголовки, стоящие на боевом дежурстве у России и у США. Согласно СНВ-3 каждая из сторон имеет 1400 развернутых боеголовок на стратегических носителях. В частности, это происходит от того, что, согласно этому договору, например, каждый стратегический бомбардировщик засчитывается как носитель одной боеголовки. В то время как реально он может переносить от 6 до 20 боевых ядерных блоков.

Читайте также
Пентагон опасается, что стая русских крылатых ракет разбомбит Вашингтон Пентагон опасается, что стая русских крылатых ракет разбомбит Вашингтон Марк Шнайдер: От массированного удара «Калибрами» и Х-101 США защититься нечем

Объективную картину дает ежегодная подробная нуклеарная статистика Стокгольмского института исследования проблем мира (Stockholm International Peace Research Institute — SIPRI). Так вот, в реальности у России развернуты 2497 боеголовок, у США — 3700.

Казалось бы, этого вполне достаточно для того, чтобы две державы гарантированно уничтожили бы друг друга. Однако тут есть множество нюансов. Если первый ядерный удар одного из «дуэлянтов» может уничтожить средства, которыми может быть произведен ответный удар, (как стратегические ракеты, так и средства управления — командные пункты и узлы связи), то такой удар может состояться. И он окажется безнаказанным.

Тут некоторый перевес на стороне США, но явно недостаточный для принятия безумного решения. Во-первых, большая часть СЯС США приходится на баллистические ракеты, которые базируются на стратегических подводных лодках.

Россия располагает десятью стратегическими подводными ракетоносцами со 160-ю баллистическими ракетами, оснащенными в сумме 720-ю боеголовками. Однако в море, то есть вне досягаемости для превентивного удара, находятся лишь две, максимум три лодки. Остальные несут дежурство на базе, следовательно, они могут быть уничтожены.

Основной вес СЯС России приходится на Ракетные войска стратегического назначения, которые заведуют наземным компонентом. Наименее уязвимы для ядерной атаки противника подвижные грунтовые комплексы «Тополь-М» и «Ярс», поскольку они постоянно меняют свое местоположения. Однако 62% всех наземных боеголовок приходится на ракеты шахтного базирования, самая известная из которых «Воевода», называющаяся в странах НАТО «Сатаной». Суммарная мощность «шахтных» боеголовок составляет еще большую долю — 75%.

Сейчас в этом особой трагедии нет, потому что шахты МБР прекрасно защищены и способны выдерживать ядерный взрыв. Однако США, как бы с ужасом наблюдающие за «беспрецедентной милитаризацией русских агрессоров» и кричащие об этом на каждом углу, тихой сапой модернизируют свои ядерные боеголовки для МБР подводного базирования. Цель модернизации состоит в том, чтобы существенно повысить вероятность разрушения защищенных шахтных пусковых установок.

Если при этом учесть, что, как утверждает Сивков, у нас пока еще не полностью восстановлена разрушенная после развала Советского Союза система противоракетного наблюдения, может сложиться опасная ситуация: «располагая возможностью успешного контрсилового маневра, „горячие головы“ в США могут в критической обстановке решиться на превентивный ядерный удар».

Помимо данных о количестве развернутых боеголовок существует и еще один важный показатель: количество малоуязвимых от «обезоруживающего» удара боеголовок. То есть таких, которые «спрятаны под водой», находятся в воздухе на борту патрулирующих стратегических ракетоносцев, непредсказуемо перемещаются по земле в составе подвижных грунтовых комплексов. Тут опять-таки перевес на стороне США: 880 против 1300.

Но эти цифры, утверждает Сивков, могут измениться, если будут предварительно вестись боевые действия с использованием обычного вооружения. Ничего определенного о количестве уцелевших в таких условиях боеголовок сказать нельзя.

Ну, и как крайней случай разворачивания ядерного сценария Сивков рассматривает вариант ответного удара, когда противник разрушил командные пункты и узлы связи. Но при этом некоторое количество МБР уцелело. Для этого предназначен комплекс «Периметр», которые на Западе называют «Мертвой рукой». Он представляет собой автоматизированную систему, которая по целому ряду признаков определяет, что состоялся ядерный удар. После чего производится запуск специальной МБР без боеголовки. Пролетая над территорией страны, ракета выдает команды на запуск МБР для нанесения ответного удара. Но, считает Сивков, такая ракета также может быть уничтожена с помощью превентивного удара. Поэтому необходимо создать дублирующий комплекс «Периметр-2», который должен быть подвижным, располагаясь на колесном шасси. Как МБР «Ярс». Но при этом оба «Периметра» не способны инициировать запуск МБР с подводных ракетоносцев, поскольку радиосигнал не способен проникать под воду. Для связи с лодками существуют сверхдлинноволновые передатчики, которые представляют собой крупные антенные поля. Однако на них нацелены МБР «обезоруживающего» удара.

В заключение Константин Сивков очерчивает круг мероприятий, которые необходимы для того, чтобы сохранить существующий относительный паритет. Паритет, гарантирующий то, что у «горячих голов» в США не зародится мысль о нанесении превентивного удара. При этом паритет динамический — поскольку в США в настоящий момент происходит модернизация всех составляющих СЯС — наземных, воздушных и морских, то и Россия должна совершенствовать свои СЯС. Есть и еще один осложняющий момент — США, выйдя из Договора по РСМД, создадут ракеты средней дальности и начнут размещать их в Европе. На это необходимо адекватно ответить.

К организационным мерам относится присвоение РВСН статуса вида вооруженных сил — как ВКС, ВМФ и СВ.

Что же касается технической стороны, то Сивков предлагает усилить возможности РСВН за счет создания крылатых межконтинентальных ракет.

Читайте также
Пентагон наводит F-22 на С-300, «Печору» и комплекс «Бук» Пентагон наводит F-22 на С-300, «Печору» и комплекс «Бук» Трамп готовит маленькую победоносную войну против русского оружия в Венесуэле

Также необходимо повышать мобильность и скрытность пусковых установок, сведя к минимуму ракеты шахтного базирования. Необходимо вспомнить и восстановить на новом технологическом уровне железнодорожный ракетный комплекс «Молодец». Он представлял собой поезд с вагонами стандартного вида, в которых размещались МБР. Такой поезд курсировал по советской железнодорожной сети, ничем не выдавая свое стратегическое назначение. В России проводились работы по созданию аналога под названием «Баргузин», но они были прекращены.

Необходимо также создать достаточное количество баллистических ракет средней дальности с обычной БЧ для уничтожения американских ракет, которые будут размещены в Европе. Есть у Сивкова и еще целый ряд предложений, касающихся увеличения как качественного, так и количественного потенциала СЯС. В частности, он говорит о техническом прорыве, который совершили конструкторы подводного беспилотника «Посейдон», имеющего беспрецедентную мощность, и тяжелой МБР «Сармат».

Публикация, тем не менее, завершается вполне оптимистично. Разумеется, при условии, что к предложениям с должным вниманием отнесутся в Министерстве обороны: «Констатируем, что в настоящее время СЯС РФ соответствуют стоящим перед ними задачам. Однако уже в ближайшей перспективе положение может измениться, в частности в связи с ожидаемым выходом США из Договора по РСМД, вероятным отказом соблюдать все или часть соглашений об ограничении СНВ, а также начавшейся модернизации американской ядерной триады. В новых условиях наши СЯС для сохранения ядерного паритета будут нуждаться в серьезной технической и организационной модернизации с включением в их состав качественно новых компонент, которых ранее не имелось. При этом РВСН целесообразно будет вернуть статус вида ВС РФ».


Военные новости: В США рассказали, какое оружие в России страшнее ядерного

Военные технологии: Пентагон опасается, что стая русских крылатых ракет разбомбит Вашингтон

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вячеслав Тетёкин

Политик, общественный деятель, КПРФ

Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Лариса Шеслер

Председатель Союза политэмигрантов и политзаключенных Украины

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Опрос
В Казахстане власть сменилась через 30 лет. Для России такой вариант подходит?
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня