18+
суббота, 10 декабря
Происшествия

Сибирь будет гореть до холодов

Россия горит так же, как перед войной или революцией

  
40

«Эпидемия» природных пожаров, шедшая было на спад в Европейской части России, неожиданно с новой силой вспыхнула по восточную сторону Урала: горят леса в Алтайском крае, Хакассии и еще нескольких регионах. Причем масштабы этих пожаров превышают те, что явились в этом году на западе страны, а по жертвам и разрушениям Европейская часть России опережает Сибирь лишь из-за большей населенности. В последний раз подобные разрушительные пожары, по словам жителей Алтая, бушевали над Сибирью в 1916 году, за год до революции 1917 года.

Площадь природных пожаров на территории России увеличилось за минувшие сутки более чем в 40 раз — до 6,640 тысячи гектаров с 164 гектаров, количество очагов при этом уменьшилась на два — до 24 с 26, сообщили в четверг РИА «Новости» со ссылкой на Управление информации МЧС РФ.

Крупнейшие очаги пожаров с минувшей среды зафиксированы в Алтайском крае. На территорию нескольких российских регионов пожары надвинулись с территории сопредельного Казахстана. На Алтае, в Михайловском районе, своевременно остановить огонь не удалось.

Полностью сгорел поселок Николаевка (433 дома, более тысячи жителей), частично — поселок Бастан, сообщают в региональном МЧС. В течение ночи под угрозой находились еще несколько населенных пунктов. Тем не менее, по предварительным данным, никто не пострадал.

По данным краевого управления лесами на утро (по московскому времени) четверга, в настоящий момент в крае зарегистрированы семь очагов возгорания, самый крупный из которых — около 4 тысяч гектаров — расположен в Михайловском районе. Еще один площадью 120 гектаров в Каменском районе уже локализован, а остальные пять имеют небольшую площадь.

Как утверждают спасатели, основная проблема связана с чрезвычайно сильным ветром — его скорость достигает 30 и более м/с — при котором практически неизбежен верховой пожар. «Если ветер настолько сильный, то не помогает даже встречный пал, огонь раздувает так, что пламя встает на пол-неба», — пояснил «СП» Николай С., лесничий с многолетним стажем из Подмосковья, тушивший лесные пожары еще в 1972 году.

Горят леса и в Восточной Сибири — в частности, в Хакассии. Две автодороги в республике перекрыты из-за сильного задымления, вызванного лесными пожарами, сообщила в четверг журналистам пресс-служба ГИБДД по Хакасии. Причина — сильный пожар в лесном массиве Карагинский Лог, площадь которого составляет около 10 га. Ближайший населенный пункт, деревня Гайдаровск, находится в 20 км от места пожара.

«Перекрыто движение на 189 километре автодороги Абакан — Ак-Довурак (Таштыпский район Хакасии — ред.). Сотрудники ГИБДД ОВД по Орджоникидзевскому району закрыли движение на дороге Устинкино — Гайдаровск и в районе села Сарала в направлении на знаменитые в Хакасии Ивановские озера», — говорится в сообщении.

В Госкомлесе Хакасии РИА «Новости» подтвердили, что в Орджоникидзевском районе есть действующий пожар, но в он находится в труднодоступной местности.

«Пожар есть в верховьях реки Черный Июс, в недоступной территории. Туда направлено четыре автомобиля и 26 человек», — сообщил начальник отдела охраны и защиты лесов Госкомлеса Хакасии Михаил Журба. По его словам, о природе задымления Хакасии «однозначно говорить пока нельзя».

«Это может быть следствием массовых лесных пожаров в Алтайском крае. Юго-западный ветер, который сейчас установился, может накрыть нас дымом», — сказал Журба.

Он сообщил, что задымление отмечается в Таштыпском, Бейском, Ширинском районах республики. По данным на 8 часов мск, в Хакасии действует пять лесных пожаров, «все в недоступных для людей местах», — отметил собеседник агентства.


В отличие от пожаров в Европейской части страны, сибирские не застали врасплох ни региональные власти, ни МЧС. Так, в Алтайском крае, где все районы признаны пожароопасными, введен режим чрезвычайной ситуации; в Новосибирской области, Хакассии и некоторых других регионах резко ограничен доступ людей в леса. Видимо, пожары в западных регионах России научили губернаторов, что скрывать масштабы бедствия до последнего — не лучшая тактика при природных катаклизмах.

МЧС отчитывается о доставке в горящие регионы людей и техники. В частности, речь идет о пожарных поездах, несколько таких составов направлены в Михайловский район Алтайского края. В Хакассии, как упоминалось выше, тушить пожар в труднодоступных местностях посылают экипажи пожарных на колесной технике. Кроме того, с утра четверга в Алтайском крае начали работать несколько пожарных самолетов и вертолетов, которые призваны локализовать верховой пожар.

Уже известно, в каких регионах пожарная опасность, по оценкам МЧС, наиболее высока. Сибирские спасатели предупреждают об опасности перехода в пятницу природных пожаров на объекты инфраструктуры в девяти субъектах федерального округа. Существует вероятность перехода огня на хозяйственные постройки, опоры ЛЭП и другие объекты на территории Новосибирской области, Алтайского края, Забайкальского края, Республики Хакасия, Республики Бурятия, Омской области, Иркутской области, Красноярского края, Республики Алтай, — отмечается в сообщении Сибирского регионального центра МЧС.

Пятый, самый высокий класс пожарной опасности, ожидается в пятницу в трех районах Новосибирской области (Краснозерском, Ордынском и Коченевском) и девяти районах Алтайского края (Ключевском, Рубцовском, Волчихинском, Славгородском, Первомайском, Зональном, Солонешенском, Змеиногорском и Краснощековском).

Четвертый класс пожарной опасности ожидается на территории 51 района Алтайского края (вся территория региона, за исключением районов с чрезвычайно высокой пожарной опасностью), 26 — Новосибирской области, 21 — Забайкальского края, восьми — Омской области и двух — Хакасии.

«На остальной территории СФО пожарная опасность соответствует 2 и 3 классам, местами — первого», — говорится в пресс-релизе.


Сразу после пожара в Николаевке были приняты решения о компенсациях и помощи пострадавшим — благо, после пожаров в Европейской России тактика оказалась уже апробированной и одобренной высшим руководством страны. Цифры компенсаций — те же, что и в Нижегородской, Владимирской, Рязанской областях: 10 000 на следующий день после пожара, по 200 000 рублей в течение ближайших месяцев. Кроме того, пострадавшим помогают местные предприятия — от хлебозаводов, бесплатно отпустивших партии булок для погорельцев, до баз отдыха, предоставивших места для пострадавших семей. Отрадно, что такие решения были приняты буквально в течение суток после начала катастрофы — видимо, сработала более развитая в Сибири, чем в Центральной России, привычка к взаимопомощи.

Однако справиться со стихией пока не удается, и обычными средствами ее не побороть. «В Михайловском живет вся мамина родня, — пишет уроженка Алтая в своем блоге — всю ночь они не спали и со слезами ждали эвакуации. Говорят, совершенно ничего невозможно сделать… Много самолетов, техники, суеты всех служб. Но огонь страшный идет верхом по тайге: останавливает и меняет направление его только ветер. Родственники говорят — это очень страшно — полная беспомощность перед стихией. Смотрят в окно и молят бога».

«Если лес несколько лет не чистить, если там много сухостоя, а лето такое жаркое — то оно сгорит по-любому, — рассказывал „СП“ Николай Пашкин, лесозаготовщик из Вологодской области. — Потушить верховой пожар можно встречным палом, но если ветер очень сильный, то непонятно, куда может уйти этот встречный пожар. Можно вместо одного огня получить два. Так что остается только ждать и остерегаться, чтобы не попасть под огонь. Ну и лес вырубить метров на 500 вокруг села, чтобы дома не сгорели. А так гореть может до самых холодов».

Между тем, нынешние пожары все больше напоминают не 1972 год, когда разрушительный огонь силами армейских и пожарных подразделений не подпустили к населенным пунктам, а две более ранние волны огня — 1916 и 1938 годы. Тогда, как и сейчас, пламя пожирало деревни, причем не только в Европейской части России, но и за Уралом, и справиться с ним возможности практически не было. Оба раза через пару лет после таких волн пожаров Россию ожидали великие потрясения, после которых ущерб от лесных пожаров казался уже не столь значительным.

«Когда сильно горят леса — это очень плохая примета. — рассказала обозревателю „СП“ жительница города Ветлуги Нижегородской области Анна Трофимова. — Когда горели леса перед Отечественной войной, я молодой девчонкой была, а старухи тогда говорили: не к добру пожары-то. Вот увидишь, Нюра, война будет или что-то такое. Так и вышло, через три года война началась».

Фото [*]

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня