18+
среда, 29 марта
Происшествия

На Украине арестован Чикатило-младший: сын пошел по стопам отца

Юрий Одначев утверждал, что тяги пускать кровь не чувствует. Оказалось, что это не так

  
41768

Задержанный не скрывает, что его отец — самый известный в стране серийный убийца, однако все обвинения в свой адрес отрицает.

Юрий Одначев, так зовут по паспорту сына Чикатило, был задержан 21 апреля в Первомайском районе Харьковской области. Правоохранительные органы подозревают сына известного на весь мир маньяка в попытке преднамеренного убийства собственного знакомого.

«Девятого апреля около 7.20 в Первомайскую районную больницу был доставлен в неконтактном состоянии 30−летний житель города Харькова с диагнозом „колото-резаные раны брюшной полости, резаная рана левой руки“. По подозрению в совершении данного преступления был задержан 40−летний гражданин, житель города Харькова», — сообщил журналистам Сергей Каракуця, первый заместитель руководителя Первомайского отделения милиции.

Пострадавший — наркоман с 15-летним стажем, придя в себя в больнице, рассказал, что на него напал приятель, с которым они ехали в машине по делам. Он несколько раз ударил его ножом в живот. Несмотря на тяжелое ранение, мужчина сумел закрыться в машине и в шоковом состоянии доехать до центрального рынка Первомайского. Там раненый попросил помощи у прохожих, которые вызвали ему скорую помощь. Сейчас медики оценивают состояние пострадавшего как средне тяжелое.

Реаниматологи Первомайской районной больницы оценивают состояние потерпевшего при поступлении, как крайне тяжелое. Раненый потерял много крови и выжил лишь чудом. В больнице ему сделали операцию, после чего двое суток он находился в палате интенсивной терапии. Еще два дня пациент провел в общей палате хирургического отделения и затем его забрала из больницы мать. Сейчас он лечится дома. Его жизни ничего не угрожает.

Задержанный Юрий Одначев свою вину на допросах не признает. Он утверждает, что ни на кого не нападал. По его словам, знакомый украл его машину и где-то «попал в передрягу».

Между тем, Юрий Чикатило уже имел проблемы с законом, даже в сидел тюрьме за вымогательство — на протяжении нескольких лет он преследовал ростовских предпринимателей, предъявляя им свидетельство о рождении, из которого следовало, что предъявитель — сын самого маньяка Чикатило. Бизнесмены боялись и отдавали деньги. Один раз на него подавали заявление об изнасиловании, но впоследствии, потерпевшая забрала его из прокуратуры.

Если вина Одначева будет доказана, то это будет его четвертый срок за колючей проволокой.


Из досье «СП»:

Юрий Одначев (Чикатило) родился в Ростовской области. Фамилию Чикатило носил до 21 года, когда арестовали его отца, обвинив в жутчайших преступлениях (доказано судом 53 жертвы). К этому времени сын уже отслужил армию в Афганистане, в Кандагаре, был ранен. После суда над отцом-маньяком семья сменила фамилию и уехала из Ростова. Однако в 1996 году Юрий Одначев вернулся в город своего детства. Спустя несколько месяцев он похитил местного бизнесмена и принялся вымогать у него деньги. При этом Одначев демонстрировал перепуганному коммерсанту свое свидетельство о рождении, где черным по белому значилась первая фамилия — Чикатило. Вскоре преступник был задержан и осужден. Всего Юрия судили трижды. Последний по времени свой срок — 7,5 лет он отсидел в колонии строгого режима «до звонка».

В этот период в одной из газет в разделе «Знакомства» появилось объявление: «Разыскивается россиянка для серьезных отношений. Ее разыскивает Лев 32/179/80. На подробное письмо о себе отвечу всем 100%». Далее следовал адрес: колония строгого режима близ Ростова-на-Дону, 3 отряд, Одначеву Юрию Андреевичу.


В последние годы Одначев жил в Харькове. Минувшей осенью он дал интервью украинской газете «Сегодня», где рассказал, что собирается уехать в США и там продать свою биографию. Публикуем выдержки из беседы.

Одначев: — Отец для меня был самым лучшим папой в мире. Ему уже было за 30, когда я родился в 1969 году. Отец с 1936 года, а мама — с 1939-го. Странное совпадение — мой сын, названный мною Андреем в честь отца, тоже родился 13 октября… Мы празднуем его день рождения и поминаем отца в один день… Вообще, я считаю, что отец на самом деле ни в чем не виноват. Или почти ни в чем… Хотя бы потому, что, когда в Ленинграде происходили убийства, впоследствии приписанные ему, он находился в Ростове-на-Дону, это точно. На него «повесили» 53 трупа. Я не знаю, есть ли за ним трупы вообще, может, 1—2 и есть, но не столько. А люди за этот подлог получили генеральские погоны, премии, славу и карьерный рост.

«Сегодня»: — Расскажите о себе.

Одначев: — Школу я закончил в Шахтах Ростовской области в 1986 году. А через год, весной, призвали меня в армию, в сухопутные войска. И попал я, после учебки в Туркменистане, прямо в самое пекло — в афганский Кандагар. В декабре 1987 года уже был там — и почти до конца службы, до вывода войск в 1989-м, с небольшим перерывом на госпиталь после ранения. Да и то в Союз меня не увозили, лечили в Афгане. Правда, ранение было не особо тяжелым, через пару недель я уже был в строю. Видел там всякое… Мы сопровождали караваны, вели и оборонительные, и наступательные бои, бывали под обстрелами, гибли товарищи… Ранило меня осколком, под душманским обстрелом, два парня, сидевшие рядом, погибли, а мне зацепило слегка правую почку. Уволился в июне 89-го в звании старшего сержанта.

Я вернулся домой — уже в Новочеркасск, куда за время моей службы переехали родители — хотя были предложения остаться прапорщиком или пойти в военное училище. Начал отмечать с друзьями дембель. В итоге, как обычно, не хватило денег — хотелось ведь и в ресторан, и девочек, и напитков хороших… Короче, через неделю мы с друзьями-тяжелоатлетами — я тоже тогда таскал штангу, кандидат в мастера спорта — решили ограбить вьетнамских челноков, промышлявших поддельными японскими часами «Сейко». Пришли к ним в общагу, загнали вьетов под кровати и забрали четыре баула с часами и шмотками — всего тысяч на 10 долларов. Но погулять толком не успели, милиция быстро вышла на одного из нас, он раскололся, и нас повязали.

Я тогда взял все на себя, так что парней отпустили. А статья была серьезная — ограбили иностранцев! Мои родители продали все, что могли, вплоть до золотых цепочек и перстней, в итоге меня откупили. До суда, правда, дело довели, но дали всего два года условно. Вышел в октябре 1989 года и устроился в ВОХР на заводе в Новочеркасске. А в ноябре следующего года арестовали отца. Для нашей семьи это был гром средь бела дня! Сейчас я вспоминаю слова отца: «Сколько веревочке ни виться, конец будет один!» Это он мне говорил, когда осуждал за грабеж. А может, что-то другое имел в виду…

«Сегодня»: — После ареста отца вы с мамой сменили фамилию с Чикатило на Одначевы и переехали из Новочеркасска в Харьков.

— Да. В Харькове я поступил на стационар в институт общепита на специальность товароведа — в те времена о такой можно было только мечтать. Судимость не помешала. Я же был на другой фамилии, о судимости промолчал, а никто и не проверил — компьютеров-то не было. Мама пошла опять работать в садик. Потом состоялся суд над отцом. Мы смотрели только по телевидению, туда не ездили, там бы нас разорвали…

«Сегодня»: — Когда вы переселились в Харьков из Ростова, о вашем отце там кто-то знал?

Одначев: — В Харькове о нашей истинной фамилии никто тогда не знал. Узнали только в 1995 году, когда я поехал в Ростов и там «прославился». Студентом я начал подрабатывать челноком, ездил в Турцию, привозил кожаные вещи, а мама, уволившись из садика, торговала ими на рынке. Появились деньги.

А потом приехали друзья из Ростова и заявили, что Харьков — это Клондайк, тут есть завод, где производится шахтное оборудование и его можно недорого купить или украсть. А в Ростове это оборудование на вес золота! И мы закрутили аферу, я организовал ООО, якобы в его адрес отгружали оборудование, а потом оно «терялось» и всплывало уже в России, в Ростовской области. В доле, конечно, были охранники с этого завода. Тогда за одну такую операцию я зарабатывал по 20 тысяч долларов, при том, что квартира стоила 10—15 тысяч!..

Охранники сдали нас, но меня предупредили из милиции: мол, надо на год потеряться — и я успел уехать на своем «БМВ-530», а госномер был 5555, в Ростов. Там я снял в аренду двухэтажный дом, вызвал семью и стал заниматься с друзьями рэкетом. Выглядел, как положено — «БМВ», золотая цепь в палец, короткая стрижка, кожаная куртка… К тому времени из Харькова уже приехали моя жена Наташа и трехлетний сын. Я взял фамилию жены, когда женился в 92-м…

«Сегодня»: — Писали, якобы вы жутко пытали за то, что вас пытались «кинуть»…

Одначев: — Это все мои друзья. Они привезли какого-то водителя Лешу — а я его знать не знал — ко мне в особняк и попросили, чтобы он посидел в подвале. Что-то там крутили с его грузом, я не вникал. Ну, я разрешил, друзья ведь… Мое дело было его кормить и все. Через неделю Лешу увезли, а потом милиция нашла в подвале следы его пребывания, вот меня и обвинили в незаконном лишении человека свободы. Дали бы мне срок на всю катушку, но мама продала в Харькове нашу квартиру — сама переехала там же к сестре — и подмазала кого следует. Так что в итоге я получил всего 2 года общего режима — в основном за левые документы, остальное не доказали.

Отсидел без особых проблем, вышел, понял, что в Ростове делать нечего и приехал в Харьков — я ведь был и есть гражданин Украины. Но и там меня особо никто не ждал. На этой почве начались нелады и с женой, я опять уехал в Ростов. Но там ментам я не был нужен, они были на меня злы, что не взял на себя ряд убийств, и подставили меня под очередной срок. Там была у меня подруга Люда. Она жила с ребенком в Шахтах, мы даже собирались с ней расписаться в будущем. Ее заставили написать заявление, будто я ограбил ее квартиру.

Платить судьям и прокурорам уже было нечем, потому меня закрыли и получил в 1998 году я по полной программе, как неоднократно судимый, 8 лет строгого режима. Тогда я написал жалобу, ее рассмотрел Верховный Суд РФ и в итоге… скостил срок на полгода. В итоге я получил 7,5 лет и отсидел их до звонка.

…Освободился в январе 2004-го из колонии в Батайске. Все эти годы меня навещала мама. После колонии я приехал в Харьков и больше в Ростов ни ногой, хотя там осталось много друзей, в том числе влиятельных, раскатывающих ныне на «Порше» и последних «Мерсах»… Например, в числе хороших знакомых — атаман всего казачества Ростовской области Калганов. А тут я без квартиры, хочу купить хоть коммуналку…

Вернулся я к маме, в апреле отметили ее день рождения, а вскоре она умерла от этих всех переживаний. Я пытался построить бизнес, но получается до сих пор слабо. Все уже поделено, на жилье заработать нереально… Словом, набиваю шишки. Хотя одна наша бывшая землячка, давно живущая в США, зовет с собой в Чикаго. Мы можем пожениться — сейчас готовимся к свадьбе здесь, в Харькове — и уехать навсегда в Чикаго.

Я согласен, хочу начать жизнь с чистого листа, потому что в Украине перспектив для себя не вижу. Возможно, в декабре-январе выедем. Там, вероятно, продам свою историю газете или телеканалу, заработаю начальный капитал и открою свое дело. Я же не старый, и здоровье позволяет. Это отцу я благодарен за то прекрасное здоровье, которое он мне передал, за его гены. Мне 39 лет и здоровье у меня отменное, хотя лагеря, конечно, и милиция отняли часть.

«Сегодня»: — У вас у самого никогда не возникало ненормальных желаний? Например, убить кого-то, испытывая наслаждение?

Одначев: — Ничего такого никогда не возникало. Я нормальный во всех отношениях мужчина, мне нравятся не подростки или мужики, а женщины с красивыми формами. И, чтобы получить наслаждение, мне совсем не надо убивать, достаточно обычного секса. Единственное жестокое чувство живет в душе — это месть тем, кто сфабриковал дело отца и поломал все наши судьбы…

СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Цитаты
Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Новости
Медиаметрикс
Лентаинформ
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня