18+
вторник, 27 сентября
Общество

Для медведевской модернизации в России есть только 20 млн. человек

Остальные — это силовики, бандиты, инвалиды, наркоманы и «социальное дно»

  
1781

Президент Дмитрий Медведев не оставляет мечты модернизировать Россию. Как и предыдущие реформаторы, Медведев разумно верит в сталинский модернизационный лозунг «Кадры решают всё». И как человек, обладающий всей полнотой информации о реальном положении дел, президент здраво оценивает кадровый резерв для преобразования стран. «Все мы прекрасно понимаем: обновление кадров, обновление потенциала человеческого, появление новых людей на соответствующих должностях в нашей стране идёт очень медленно. Мы всё время топчемся на месте, и, как принято говорить об этом достаточно часто, скамейка запасных у нас чрезвычайно короткая: всё время передёргиваем одну и ту же колоду», — с тоской в голосе недавно признавался Дмитрий Анатольевич.

«Свободная пресса» решила разобраться, сколько людей в стране теоретически готовы к модернизационным усилиям. То есть заниматься честным производительным трудом (не криминалом), иметь хотя бы неполное среднее образование, не числиться в составе рентных и силовых групп (чиновников и сонма карательных и спецслужб), иметь достаточное здоровье для осуществления трудовых усилий хотя бы среднего уровня (к примеру, не быть шизофреником и наркоманом), находиться на свободе, и т. п.

Сколько в стране трудоспособного населения

На 1 января 2010 года Росстат оценивает численность населения в 141,9 млн. человек, из них 38,2 млн. сельского. Трудоспособных граждан (18−60 лет) — 87,7 млн. Разумеется, качественно трудиться могут люди и 65-ти, и 17 лет. К примеру, создателю одного из самых успешных сайтов в мире Chatroulette россиянину Андрею Терновскому 17 лет, а нобелевскому лауреату Жоресу Алфёрову — 80 лет. Но для упрощения нашей задачи оставим эту цифру без производных.

Демографы предупреждают, что в ближайшее десятилетие доля трудоспособного населения будет уменьшаться: «Сохранение на продолжительный период неизменных уровней рождаемости и смертности в РФ приведет не только к сокращению численности населения, но и ухудшению ее возрастной структуры. Доля населения трудоспособного возраста сократится с 63,3−63,5% в 2006—2008 годах до 57,6−57,9% в 2020—2025 годах. Одновременно с 20,3% до 26,15% увеличится доля населения пенсионного возраста. Максимальное сокращение численности населения трудоспособного возраста произойдет в период 2010—2014 годов, когда среднегодовая убыль населения этой возрастной группы будет превышать 1 млн. 300 тысяч человек. В следующем пятилетии оно составит в среднем 1 млн. 246 тысяч». Следовательно, с каждым годом всеобщий «кадровый резерв» Медведева будет уменьшаться. К 2020 году он упадет до 73−75 млн. трудоспособных граждан.

Кто физически не может работать в России

Теперь методом от противного будем вычитать тех россиян, кто в большинстве своем физически малоспособен не только к инновационному, но и вообще к труду.

Так, официальная статистика говорит нам о 10 млн. инвалидов в стране. А «Партия Инвалидов России» — и вовсе — о 16 млн. нетрудоспособных людей. Официальная статистика учитывает численность инвалидов, имеющих непросроченное свидетельство об инвалидности, в то время как одноименная партия относит к ним людей, подпадающих под определение инвалидности, но не знающих об этом или не оформивших соответствующий статус. В «Партии Инвалидов» заявляют, что незарегистрированные нетрудоспособные живут на иждивении родственников или вовсе слоняются по стране как бомжи. В общее число инвалидов, кстати, надо включить и детей-инвалидов (их в России 545 тысяч), а также около 1 млн. пенсионеров-инвалидов.

Но и тут нужно делать допущения. К примеру, англичанин Стивен Хокинг стал светилом науки, будучи прикованным к инвалидной коляске. Наверняка, и в России есть сотни тысяч людей, которым недуг не мешает продуктивно трудиться.

Следующая категория больных россиян — с психическими отклонениями. Тут очень большой разброс оценок и мнений. В докладе фонда «За гражданское общество» и Московской Хельсинской группой говорится, что тяжёлыми психическими расстройствами страдают свыше 2,5% населения России (3 млн. 800 тысяч человек). 14 млн. человек (10% населения) нуждаются в психиатрической помощи. Похожие цифры приводили и советские психиатры в далеком 1989 году — 14−15 млн. психически больных.

Но и в этом случае надо делать допущения: никакие отчеты из открытых источников не говорят о числе психбольных среди детей или пенсионеров. Также значительная их часть может быть отнесена в категорию инвалидов (к примеру, диагноз «шизофрения» всегда предполагает инвалидность).

Кроме того, психически больные люди зачастую продолжать работать и в реальном мире. А в «инновационном мире», о построении которого и мечтает Медведев, такое отклонение даже является иногда плюсом. Дизайнеры, ученые, финансисты и множество других категорий граждан часто вообще выигрывают от того, что они не такие как все.

Гораздо меньше таких допущений в среде наркоманов. Среди них микроскопическая доля пенсионеров (просто не доживают до старости), долго живущих инвалидов. По данным Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков в России на учете состоит около 500 тысяч наркоманов. Та же ФСКН часто называет цифру в 5,78 млн. наркоманов, и эту статистику очень любят самые ярые «борцы с режимом». Однако наркополицейские поясняют, что в это число они относят тех, «кто пробовал наркотики хотя бы раз». С учетом невыявленных (не поставленных на учет) наркоманов та же ФСКН называла цифру и 2 млн. человек.

Конечно, наркоман теоретически может трудиться на благо общество, и практика это доказывает — тем же актёром, модельером или композитором. Но обычно он или излечивается от зависимости, или умирает до всеобщего признания — то есть статистически выпадает из этой категории. Дмитрию Анатольевичу Медведеву, как ведущему здоровый образ жизни, такие люди не нужны.

Ещё одна категория граждан, которой критики режима любят пугать обывателей — число больных СПИДом. Да, эти люди долго не живут. Но Фреди Меркьюри помнит весь мир, и был бы он жив сейчас — президент Медведев наверняка пригласил бы его к себе в сочинскую резиденцию, и, возможно, дал бы какой-нибудь творческий пост в Сколково. Так вот, тут тоже есть официальные и оценочные цифры. На май 2009 года, по информации самого известного российского исследователя этого недуга Покровского, больных СПИДом было официально 544 тысячи человек. По данным UNAids — 700 тысяч. Покровский также предполагает, что незарегистрированных больных в России может быть и 1,4 млн.

Огромный разброс в цифрах характерен еще для одной категории частично или полностью нетрудоспособных граждан России — алкоголиков. Главный государственный санитарный врач РФ Геннадий Онищенко оценивал их официальное число в 2−2,5 млн. Это те, кто уже потерял физический, нравственный и интеллектуальный уровень человека. Количество «завзятых пьяниц» — переходный этап от умеренно употребляющих к алкоголикам, по словам Онищенко, в разы больше. По разным оценкам, их может быть около 20 млн. человек. Однако завзятые пьяницы не потеряны для медведевской модернизации. Крепко зашибающий человек неплохо генерирует идеи, но не способен, конечно, к рутинной, регулярной работе и планированию.

Ситуация усугубляется тем, что алкоголизм в России будет воспроизводиться и дальше, возможно — и с увеличением потерянных для общества людей. К примеру, уже сейчас а стране зарегистрировано 178 тысяч детей-алкоголиков. Из общего числа употребляющих алкоголь 96,2% приобщились к спиртному в возрасте до 15 лет, а около трети — до 10 лет. А встретить на улице пивного алкоголика в возрасте 13−15 лет — сейчас совсем не редкость.

Наконец, в России есть еще одна группа людей, которые навряд ли могут стать кадровым резервом Дмитрия Медведева — это северные народы и цыгане. И не в силу отсутствия у них интеллекта или способности к регулярному труду, а по причине крайней приверженности традиционному для них образу жизни. И в предыдущие 100 лет, когда в стране проводилась индустриальная революция, эти люди не рвались на стройки социализма, нет причин полагать, что сегодня они также устремятся в лаборатории или на конвейер.

Сегодня в России проживают чуть более 250 тысяч представителей коренных малочисленных народов Севера.

«Цыган в России официально 200 тысяч, но реальное их число минимум в пять раз больше — просто в советское время многие вписывали в паспорт другие национальности из страха перед властью. Мой отец, например, по паспорту был украинцем», — рассказывал легендарный цыганский артист Сличенко.

Есть в России и условно пригодные к работе люди. К примеру, сейчас в стране насчитывается 2 млн. неграмотных подростков. В 1920−30-е годы в СССР было неграмотными около 70 млн. человек, однако советской власти в кратчайшие по историческим меркам сроки (20−30 лет) почти ликвидировать неграмотность. В наше время эти 2 млн. неграмотных подростков можно научить писать и считать буквально за 3−5 лет. Они не потеряны для общества, но власти пока не предпринимают никаких усилий для ликвидации постыдного для начала XXI века явления.

Также в стране существуют 4,5 млн. бомжей. По подсчетам МВД, только 7% из них бродяжничают из «идейных соображений» (около 300 тысяч человек); «таким никакая помощь и социальная реабилитация не нужны — все равно уйдут на „вольные хлеба“, и таких необходимо изолировать от общества», — мыслят милиционеры. А вот остальные 4 с небольшим миллиона человек могут быть возвращены к нормальной жизни — но власти также предпочитают не заниматься этой проблемой.

Простое суммирование людей из вышеприведенных категорий дает цифру от 18−18,5 млн. до 54,5 млн. А с учетом условно пригодных — 25−54,5 млн. россиян. Огромный диапазон! Такой разброс ещё и показывает примитивность наших статистических служб и близких к власти социологов — им совершенно не интересно изучение качественного состава населения России.

Но тут надо учитывать, что эти категории часто пересекаются. Наркоман может быть болен СПИДом, алкоголик — болеть шизофренией, цыган — иметь инвалидность, и т. д.

Кто по моральным соображениям не может работать

А вот с подсчетом россиян, кто по моральным соображениям не пригоден к модернизационной работе, гораздо легче. Чиновники, силовики уже «присосались к Трубе или Бюджету», и вряд ли какая-то сила заставить большинство из них вернуться к продуктивному труду. То же самое относится и к бандитам, проституткам и священнослужителям — как и северные народы и цыгане они сжились с традиционным способом добычи пропитания.

А вот заключенные может и хотели бы влиться в число медведевских модернизаторов, но за колючей проволокой такую возможность им не предоставляют. По состоянию на 1 августа 2010 г. в учреждениях УИС содержалось 843,2 тысячи человек. Ещё 512,2 тысячи человек осуждены к наказаниям, не связанным с лишением свободы — это люди с условными сроками. Они не потеряны для общества, но часто работодатели, увидев в их паспорте отметку о судимости, предпочитают им тихо отказать. В том же любимом детище Медведева — Сколково? трудно себе представить судимых людей. Так уж устроена в России психология частного или государственного бюрократа.

Свой подсчет «социального дна» осенью 2007 года в интервью «Российской газете» давал председатель Конституционного суда Валерий Зорькин: «В России — 4 млн. бомжей (их мы уже подсчитывали — „СП“), 3 млн. нищих, 5 млн. беспризорных детей, 4,5 млн. проституток, и, следовательно, 16,5 млн. человек, а значит, 11,3% населения страны — это социальное дно».

Чиновник столь высокого уровня впервые огласил число проституток. Цифра в 4,5 млн. выглядит очень внушительной. Нет ли тут преувеличения? Социологи поясняют, что проституция бывает двух видов — любительская и профессиональная. Первая является возможностью дополнительного заработка, в то время как вторая — основным источником доходов. Исследования среди российских молодых людей в возрасте от 11 до 24 лет отражают интересную картину: сексом за деньги занимаются не только девушки, но и молодые мужчины. Средний возраст проститутки — 19 лет. Вероятность встретить девушку или парня «легкого поведения» в возрасте 18−24 лет не так уж и мала — около 7,5% от числа опрошенных занимались сексом за деньги.

Согласно данным Росстата, в России в возрасте 20−24 лет находится 12,2 млн. человек обоего пола. 7,5% людей, живущих проституцией, только в этой возрастной категории дают 915 тысяч человек. А ведь секс за деньги практикуют россияне практически во всех возрастных категориях (достаточно посмотреть соответствующие сайты). Так что цифра в 4,5 млн. россиян проституток (и проститутов), приведенная Зорькиным, вполне похожа на правду.

Число россиян, живущих за счет бандитизма, не попадает в официальную статистику. Тут приходится пользоваться оценочными данными.

Бывший министр МВД Анатолий Куликов в начале 2000-х признавался, что на оперативном учете в МВД состоит 12,5 тысяч организованных преступных групп, и они насчитывают 60 тысяч активно действующих бандитов. Однако подсчеты милицейского специалиста по мафии Гурова показывали, что в среднем в ОПГ состоит 30−35 активных бандитов (4−5 человек в банде, из подсчетов Куликова, это уже действительно как-то несерьезно). Таким образом, число профессионального криминалитета можно оценить в 350−400 тысяч человек. В 2007 году известный социолог Игорь Бестужев-Лада, проводивший соответствующее исследование, называл автору этих строк цифру в 500 тысяч профессиональных бандитов и 1 млн. человек — время от времени промышляющих криминалом.

В открытом доступе нет и цифр по священнослужителям. Тоже только оценка. Всего в РПЦ насчитывается около 27,3 тыс. приходов. Сами работники РПЦ признают, что «количество священнослужителей превышает число действующих церквей». Обычно это 2−5 штатных, на окладе работника на приход — 1−2 священника, дьяк, староста, сторож. По самым скромным подсчетам общее число священнослужителей на зарплате только в РПЦ можно оценить в 100 тысяч человек (это без учета монахов и монахинь).

А ведь ещё есть штатные работники в Совете муфтиев и мечетях, в еврейских религиозных организациях и синагогах, в католических и протестантских приходах, штатные шаманы у приволжских народов и ламы у буддистов, и т. д. В общей сложности это никак не меньше 30−40 тысяч человек. То есть общее число священнослужителей в РФ — не менее 130−140 тысяч человек.

Гораздо проще подсчитать число чиновников и силовиков.

Так, штатная численность персонала УИС (тюремщики) составляет 347,5 тысячи человек. Общая численность сотрудников МВД в прошлом году составляла 1,325 млн. человек, из них «нефедералы» — 39% личного состава. В этой же структуре 200 тысяч служащих во внутренних войсках МВД.

Невозможно выяснить численность ФСБ — информация по службе засекречена. По разрозненным данным, она колеблется от 80 до 120 тысяч человек, не считая сотрудников Погранслужбы. Вместе с ними она превышает 200 тысяч человек. Секретной является и численность сотрудников СВР — по разным оценкам, вместе агентами она составляет до 20 тысяч человек. Численность ФСО также засекречена, хотя в СМИ называют цифры от 10 тысяч до 25 тысяч человек.

Российская таможенная служба насчитывает 68 тысяч человек.

Штатная численность прокурорских работников составляет 63 тысячи человек (из которых около 20 тысяч трудятся в Следственном комитете).

В МЧС работает 371 тысяча человек (включая 19,5 тысяч солдат Гражданской обороны), в противопожарной охране — еще 280 тысяч.

Штатная численность судейского корпуса состоит из 23172 федеральных судей судов общей юрисдикции и 6779 мировых судей. Итого без малого 30 тысяч человек.

В ФСКН (наркополицейские) занято 40 тысяч россиян.

В федеральной службе судебных приставов числится 23 тысячи человек, правда, заместитель главного судебного пристава РФ Воронин признавался, что службе разрешено иметь 60 тысяч сотрудников (значит, через год-два штат доукомплектуют, можно не сомневаться).

Совсем мизерной по численности считается Фельдъегерская служба — всего 4475 человек.

В Налоговой службе (хотя это не совсем силовики) занято 166 тысяч человек.

Самой многочисленным является состав Минобороны — 1,16 млн. военнослужащих плюс 860 тысяч гражданских служащих. Однако численность военнослужащих по контракту составляет чуть более 55% (из которых 12% - солдатского и сержантского состава). Таким образом число профессиональных военных — 638 тысяч человек. С «военными без погон» (те самые гражданские служащие МО) — 1,5 млн. человек.

В федеральной миграционной службе работает 34,3 тысячи человек.

Кроме того, к силовикам можно отнести и «гражданские армии» госкорпораций. Так, военизированная охрана только у РЖД составляет 80 тысяч человек. А вместе с «армиями» «Газпрома», «Транснефти», «Росатома» и т. п. общая их численность может превышать 150 тысяч человек.

Таким образом, общая численность силовиков в России составляет 4,6−4,65 млн. человек.

Численность работников на государственных должностях и должностях гражданской службы в органах государственной власти РФ составляет 850 тысяч человек. Еще 380 тысяч — муниципальные чиновники. Т.е. в общей сложности их 1 млн. 230 тысяч человек. Интересно, что с 1999 количество чиновников региональных органов власти выросло в 2,25 раза, а сотрудников федеральных служб — в 1,6 раза. И хотя сейчас правительство объявило, что будет сокращать само себя на 20%, в эту инициативу никто не верит. Напротив, месяц к месяцу плодятся новые должности. К примеру, люди на зарплате, выключающие по вечерам свет в министерствах и ведомствах, как признавался помощник президента Аркадий Дворкович.

Фактически чиновниками являются еще сотни тысяч российских граждан, не включенные в официальный список «государевых гражданских слуг». К примеру, в Пенсионном фонде России работает 100 тысяч человек. В Центральном банке и его подразделениях трудятся 71 тысяча человек. И т.д.

В общей же сложности количество силовиков и чиновников составляет около 6−6,3 млн. человек (вместе со священнослужителями и получиновниками)

Сколько людей вне модернизационной России

Как мы подсчитали выше, физически неспособных к модернизационной работе — 25−54,5 млн. россиян. Сюда же можно отнести еще 1,3 млн. заключенных и условно осужденных (временно физически неспособные).

Теперь морально неспособные к модернизации. 4,5 млн. проституток, 500 тысяч профессиональных бандитов. 6−6,3 млн. чиновников, силовиков и священнослужителей.

Итого по самой нижней планке у нас получается 37,3−37,8 млн. человек. По верхней планке — около 67 млн. человек.

Напомним, всего трудоспособных в России — 87,7 млн. человек. В худшем случае мы получаем всего около 20 млн. россиян, на которых твердо может рассчитывать Дмитрий Анатольевич Медведев.

В лучшем случае есть 50 млн. — но ради которых Дмитрий Анатольевич должен постараться: предварительно вылечить их от алкоголизма, сифилиса и туберкулеза — социальных болезней; научить читать и писать; отучить от кочевничества, и т. п.

Есть, правда, еще один путь вербовки модернизационных работников: иностранцы. При всех кардинальных реформах — при Петре I, Екатерине II, при Сталине в Россию завозились иностранные специалисты. Только в 1930-х годах — последнем по времени «большом рывке» в СССР приехало около 100 тысяч американских, немецких и пр. инженеров и рабочих.

И Дмитрий Анатольевич, видимо, хочет пойти по этому же пути. На последнем заседании по образовательным проблемам президент призвал вспомнить, как это было в дореволюционной России: «Значительная часть преподавательского корпуса были иностранцы». Но президент забыл напомнить, что и в цари завозились немцы. Может быть, и этот вариант стоило бы попробовать.

СМИ2
24СМИ
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
Первая полоса
Фото дня
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-ЮГ
СП-Поволжье