Мнения / Борьба с коррупцией

Шаг вперед, два шага назад

Алексей Панин о борьбе с коррупцией и «разбитых окнах»

  
4067
Шаг вперед, два шага назад
Фото: Алексей Никольский/ ТАСС

Новые разоблачения Алексея Навального, затронувшие персону первого лица надзорного ведомства, а также практически синхронная публикация «Новой газеты» по тем же мотивам вновь вывели тему коррупции в России на первый план. При этом, преобладают эмоциональные комментарии и оценки, во многом благодаря не самой популярной в обществе фигуре генерального прокурора и не лучшей репутации его ведомства в целом.

Неспособность системы предотвратить резонансные случаи коррупции и наказать нарушителей, обычно приравнивается к неэффективности такой системы или даже ее отсутствию в целом. Однако говорить о несуществовании механизмов борьбы с бюджетным воровством в России все же несправедливо: как минимум к тем, кто совершенно искренне эти механизмы представляет.

Эффективная борьба с любым негативным явлением — от эпидемий до экономических проблем — всегда начинается с фундаментальных исследований. В этом смысле коррупция, не только в России, но и повсеместно в мире, является парадоксальным исключением. Коррупция понемногу представлена во многих дисциплинах — государственном управлении, экономике, криминологии — и нигде конкретно. В результате, системная работа часто уступает место популизму, борьбе с ветряными мельницами и охоте на ведьм.

Российские инициативы последних лет, однако, заточены именно на создание системы, причем то здесь, то там прослеживаются аналогии с ключевыми международными исследованиями (благо их, как указано выше, не так уж много).

Например, любимая игрушка криминалистов, когда речь заходит о мошенничестве (к которому коррупцию часто приравнивают) — так называемый «треугольник Кресси». В соответствии с этой теорией акт мошенничества, а в нашем случае, коррупции — это следствие одновременного влияния давления (например, финансовых долгов), возможности и рационализации, т.е. морального обоснования, почему украсть деньги у государства не грех. В том числе поэтому победить коррупцию окончательно невозможно — в каждом конкретном случае есть место психологии, поэтому система неизбежно воспроизводит сама себя.

И, тем не менее, самый дешевый способ борьбы с коррупцией — это ее предотвращение. Здесь стоит вновь обратиться к криминологии. Рональд Кларк сформулировал 25 методов предотвращения ситуативных преступлений, которые обычно объединяются в пять групп и полностью применимы и к коррупционным делам. Речь идет:

  1. О повышении минимального порога усилий, требуемых для совершения преступлений,
  2. Об увеличении сопутствующих рисков,
  3. О снижении выгод от коррупции,
  4. О снижении числа провоцирующих факторов,
  5. О сокращении списка моральных оправданий, которыми нарушитель рационализирует свои действия.

Если вспомнить последние инициативы в области борьбы с коррупцией в России (или хотя бы посмотреть актуальный Национальный план), можно увидеть работу почти по всем пунктам:

  • Минимальный порог усилий повышается, например, запретом иметь счета за рубежом.
  • Внедрение дополнительных форм отчетности, качественный аудит со стороны Счетной палаты увеличивают соответствующие риски. Мало кто заметил, например, что смена руководителей в РЖД и РусГидро состоялась после доклада Татьяны Голиковой о неэффективности расходования средств, направленных на докапитализацию государственных компаний.
  • Снижение выгод происходит, в том числе, за счет повышения официальных зарплат и привилегий. Безусловно, любые «милости» в адрес чиновников вызывают критику общества, однако, стоит признать, логика, в соответствии с которой чиновник должен работать эффективно и при этом бесплатно, является ущербной, хотя и используется практически в неизменном виде популистами.
  • Снижение числа провоцирующих факторов происходит по линии антикоррупционной экспертизы законопроектов и борьбы с конфликтами интересов, на которой Владимир Путин отдельно остановился в ходе Послания Федеральному Собранию.

Казалось бы, можно говорить что-то очень знакомое о «товарищах» и «верной дороге». Однако сохраняется необъятный список моральных оправданий коррупции. И главные среди них — коррупция не имеет жертвы в привычном смысле (что по сравнению, скажем, с разбоем действительно так) и «все так делают». Каким бы наивным не казался этот тезис, однако нетерпимая к коррупции культура в обществе в целом — возможно, единственный способ бороться с той самой негативной психологией, о которой сказано выше. И в этом смысле, любой акт социальной несправедливости, например — отсутствие даже расследования в отношении высокопоставленных чиновников — это глоток яда для общества. Вспоминая еще одну популярную теорию криминалистов, это пресловутое «выбитое окно», которое, оставшись проигнорированным, ставит под угрозу облик и будущее «всего дома».

И дело не только в том, что, если все открывшиеся факты верны. Несправедливость, приравненная к норме, делает коррупцию чумой. Это то самое преступление, которое передается «по телеграфным проводам», и распространению которого в умах не способны препятствовать никакие другие меры, какими бы эффективными и выверенными они ни были.

Автор — заместитель директора Центра политической информации

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Песоцкий

Доцент кафедры экономики труда СПбГЭУ

Вадим Кумин

Политик, кандидат экономических наук

Никита Кричевский

Доктор экономических наук

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня