Мнения

Пара сталинских ударов

Станислав Смагин об инициативах пензенских коммунистов

  
3042
Пара сталинских ударов
Фото: Денис Бухлаев/ТАСС

Пензенское отделение КПРФ внезапно стало едва ли не главным в стране производителем политических новостей, на региональном уровне — так уж точно. Не успела стихнуть шумиха вокруг открытия «Сталинского центра», а коммунисты с берегов Суры вновь провели акцию, касающуюся той исторической эпохи — почистили и привели в порядок памятник жертвам политических репрессий. Первый секретарь областного обкома КПРФ Г. П.Камнев пояснил: оказывается, монумент пришел в плачевное состояние, так как абсолютно не нужен ни местным властям, ни либеральным правозащитникам, инициировавшим его установку ради одного дня в году, 30 октября (День памяти жертв репрессий), когда возле каменной фигуры можно вволю помитинговать. Кроме того, Георгий Петрович сделал примечательное заявление: «У нас хорошая память, и мы знаем историю нашей страны. Помним о необоснованно репрессированных в 30-годы. Знаем имена и жертв, и палачей, которые, кстати, понесли суровое наказание за свои преступления. Вспомните судьбу Ягоды и Ежова и множества других сотрудников НКВД, которых осудили и расстреляли именно за необоснованное применение репрессивных мер по отношению к невиновным людям».

На мой взгляд, акция эффектна, эффективна и решает сразу несколько проблем. Во-первых, происходит разрыв либеральных… кхмм…шаблонов от одной лишь постановки вопроса — «КПРФ облагораживает памятник жертвам репрессий, да еще сразу после создания Сталинского центра». Во-вторых, разрыв усиливается, когда выясняется — кроме коммунистов, данным благородным делом и заняться-то больше некому, те, кому положено по штату, приходят сюда раз в год и с другими целями. В-третьих, интересна и примечательна оценка Камневым самих репрессий. Как известно, в разное время и разными деятелями КПСС, а затем КПРФ и других левых организаций постсоветской России выдвигались два (если не считать множества полутонов) подхода к вопросу о репрессиях. Первый — репрессии были, Сталин в них виноват, спорить можно лишь о том, перевешивает ли сей факт заслуги генералиссимуса или нет. Второй подход — репрессии были, но направлены были против кровавых и одиозных личностей, вполне заслуживших казни за геноцид русского народа в годы Гражданской войны; немалые перегибы в ходе репрессий имели место, но их виновники вскоре понесли заслуженное наказание.

Тут можно ухмыльнуться и помянуть вечную присказку «царь хороший, бояре плохие», вот только какой политической силы в России эта присказка не касается? Сторонники нынешнего президента вот уже пятнадцать лет базируют весь хрупкий механизм отечественной суверенной демократии на хрупком предположении, что Владимир Владимирович-то у нас ого-го, это Чубайс/Зурабов/Кудрин/ и т. д. и т. п. строят козни и вообще подкачали. Причем если Сталин в итоге «плохих бояр» Ежова с Ягодой наказал, и максимально жестко, то Чубайса пока наказывают, насылая на него испытание богатством, а Зурабова — отправкой на постоянное место жительства и работы к закадычному другу и лучшему шансу для Украины по фамилии Порошенко. С либералами не лучше. Когда заходит разговор о сотнях тысяч россиян, погибших в 90-х от бандитизма, социальных катаклизмов, развала медицины, недоедания, паленого алкоголя, да просто о детях, не появившихся на свет, нам глубокомысленно отвечают, что Ельцин/Гайдар/все тот же Чубайс ни в чем не виноваты, просто неудачники не вписались в рынок и «не выдержали испытания Свободой». Зрелище придавливающей смертельными испытаниями Свободы и душащей жертв направо и налево Невидимой Руки Рынки даже посильнее, чем годами творящие беспредел втайне от царя бояре.

Демонстративно размыкая связь между Сталиным и репрессиями, пензенские коммунисты решают не только историософско-стратегические, но и важные локальные задачи. Скажем, в августе следующего года исполняется 125 лет со дня рождения Рудольфа Аустрина, заметного работника советской госбезопасности, имя которого до сих пор носит одна из главных улиц Пензы. Аустрин руководил Пензенской ГубЧК с августа 1918 по октябрь 1921 года. На этом посту, помимо прочего, он занимался организацией сопротивления мятежу Чехословацкого корпуса. Сейчас, отрешившись от штампов вроде «белочехи» либо, напротив, «славянские рыцари, бившиеся с большевицкой чумой», можно признать — этот корпус был в нашей Гражданской войне инородческой и полностью деструктивной силой, принесшей много бед и «красным», и «белым», а главное — мирному населению. Напрашивающийся аналог роли и места чехов в тех трагических событиях — поляки в Смуте начала XVII века. Именно чехи в итоге фактически сдали адмирала Колчака в руки большевиков. По этому поводу польский офицер, сражавшийся в «белых» войсках, написал горькое и гневное письмо чешскому генералу Сыровому: «…Дово­жу до сведения Ваших солдат и всего мира о том позорном предатель­стве, которое несмываемым пятном ляжет на Вашу совесть и на Ваш „новенький“ чехословацкий мундир. Но Вы жестоко ошибаетесь, гене­рал, если думаете, что Вы, палач, славянин, собственными руками по­хоронивший в снегах и тюрьмах Сибири возрождающуюся Русскую армию с многострадальным русским офицерством, 5-ю Польскую дивизию и полк сербов, и позорно предавший адмирала Колчака, без­наказанно уйдете из Сибири. Нет, генерал, армии погибли, но славян­ская Россия, Польша и Сербия будут вечно жить и проклинать убийцу возрождения славянского дела». Возвращаясь домой, земляки Швейка, по мнению многих историков, прихватили с собой немалую часть колчаковского золота, что позволило Чехословакии создать солидную армию и отстроить мощные оборонительные сооружения на границе с Германией. Использовать их не пришлось — меньше чем через двадцать лет чехи по традиции сложили лапки перед немцами без сопротивления. Чехословацким премьер-министром в момент Мюнхенских соглашений был, по иронии судьбы, генерал Сыровой…

В свете сказанного выше Аустрин как минимум на пензенском этапе работы выглядит не только и не столько участником братоубийственной бойни, сколько борцом с враждебной иноземной силой. Вроде бы нет причин не отметить юбилей. Единственное и, казалось бы, серьезное препятствие для КПРФ — Рудольф Иванович в 1937 году пал жертвой репрессий. Получается, перешел под посмертную опеку «Мемориала» и иже с ним? Заявление Камнева эту и ряд других проблем снимает. Аустрин для коммунистов — свой. Как и Сталин.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Николай Топорнин

Доцент кафедры европейского права МГИМО

Андрей Песоцкий

Доцент кафедры экономики труда СПбГЭУ

Никита Кричевский

Доктор экономических наук

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня