Мнения / Экономический кризис

Уваровщина как национальная идея

Не повторяет ли руководство страны ошибку Николая Первого?

  
8733
Император Николай I, гравированный портрет. 1850
Император Николай I, гравированный портрет. 1850 (Фото: wikimedia)

Углеводородная модель российской экономики потерпела крах. В обществе нарастают социальное расслоение и напряженность, несмотря на все бравурные заявления, которыми нас ежедневно потчует телевизор. В статьях публицистов все чаще прослеживается мысль о том, что страна движется к революционной ситуации.

Так ли все страшно на самом деле? Мне хочется верить, что нет. Но одно несомненно — сегодняшняя Россия подошла к тому этапу, когда для выживания страны необходимы кардинальные реформы во многих сферах. Но пока происходит нечто совсем другое. И здесь у меня лично возникают параллели со временами Николая Первого, когда было сделано очень много хорошего, но при этом совершена ошибка, ставшая, возможно, роковой для дальнейшей судьбы Российской империи.

Император Николай Первый отчаянно не хотел затеваться с реформами. А российские элиты не желали реформ еще больше. Особенно страшились они отмены крепостного права. Казалось бы, культурному, образованному человеку, живущему в 1830-х годах, невозможно одобрять рабовладение. Но как же отпустить на волю рабов, когда ты — ты лично, а не кто-то другой! — потеряешь из-за этого часть своих доходов и станешь жить бедней? Черт с ней, с гуманностью. Наряды, бриллианты, особняки с роскошными интерьерами важней.

Российское дворянство того периода массово путешествовало в Европу. Многие жили там годами: в Германии, Франции, Англии. То есть они прекрасно знали жизнь передовых европейских стран, видели, что там — экономический и технический прогресс, а в родной России — застой. Но приложить усилия, чтобы на родине прекратился застой и начался прогресс, никто не желал, за исключением отдельно взятых лиц.

Император понимал, что надобно как-то двигаться в сторону прогресса. Был создан секретный комитет по вопросу отмены крепостного права, куда вошли такие деятели, как П.Д. Киселев, М.М. Сперанский. Несколько лет вопрос обсуждали, составляли проекты. Кончилось же дело, как и следовало ожидать, пшиком. Был вынесен вердикт: отменять крепостное право, без сомнения, нужно, но пока еще рано.

Почему дело кончилось пшиком? Да именно потому — элиты не желали реформ. И в решающий момент выступили единым фронтом против отмены крепостного права, уговаривая государя повременить с реформами.

Результат хорошо известен. Экономика России развивалась плохо. Крымская война 1853−1856 годов была проиграна из-за отсталой технической оснащенности российской армии, а запоздалые реформы Александра Второго не спасли Россию от страшных потрясений.

Но это все случилось потом. А в 1830-х годах перед государем просто стоял вопрос: что делать, чтобы и не прослыть душителем просвещения, и не получить в довесок к просвещению свободолюбивые настроения.

И тут появляется Сергий Семенович Уваров.

Летом 1832 года Уваров — новоназначенный товарищ министра народного просвещения — едет в Москву с личным поручением царя. Особое внимание требовалось обратить на Московский университет и гимназии — рассадники вольнодумства.

Вернувшись, Уваров представил государю доклад, который удивил и порадовал Николая. Он-то ожидал, что сейчас ему расскажут, как все ужасно и — сиди, ломай голову, что делать. То ли давить вольнодумные настроения мыслящей молодежи «не цивилизованно», то ли ничего не делать и уповать на русский авось: авось пошумят и упокоятся, нового 1825 года не случится.

Уваров же уверял, что все не так плохо. И молодежь у нас прекрасная, только ей нужно привить правильные взгляды. Новая концепция воспитания — в этом все спасение. Появится опора против «так называемых европейских идей, грозящих нам опасностию, но силу коих, обманчивую для неопытных, переломить нельзя иначе, как через наклонность к другим понятиям и началам».

Именно в этом докладе прозвучали сакральные слова: «Православие, самодержавие, народность». Вот они — спасительные начала!

Теорию официальной народности излагать не буду: достаточно прочитать о ней в Википедии, чтобы понять всю ее абсурдность и нежизнеспособность. И в 1917 году «народ-богоносец» показал кузькину мать тем, кто считал его глубоко религиозным и преданным престолу.

Итак, Николай Первый понимал, что без просвещения в 19 веке не обойтись. Но боялся, что просвещение приведет к жажде реформ и демократических свобод. Уваров же предложил безопасное просвещение, такую систему воспитания, по которой должны были вырасти просвещенные верноподданные.

«Благонравие, скромность и покорность начальникам» — вот что было главное! Растить образованных исполнителей, не способных к критическому мышлению. За университетами и другими учебными учреждениями устанавливался строгий контроль. Было разработано «Положение о домашних наставниках и учителях» с целью взять под контроль домашнее воспитание дворян и не допускать к ним «неблагонадежных» лиц. Ну и, само собой, цензура печати.

Почему идеи Уварова многим пришлись по душе? Да потому, что дворяне в своей основной массе панически боялись реформ.

Конечно, нельзя сказать, что в России того времени совсем ничего не строилось, не развивалось. И что все дворяне жили только доходами с имений. Не только купцы, но и многие дворяне держали мануфактуры и заводики, что-то производили…

Но в масштабах страны это было мелочью. Требовались реформы на государственном уровне. Нужно было серьезно налаживать производство, модернизировать сельское хозяйство.

Вот почему в США развивалось фермерство, а в России нет? Точно ли дело в людях, а не в государственном устройстве?

Вспомним американский Север и Юг 19 века. Словно два разных государства! И понятно, что у южан не было никаких шансов победить северян в войне 1861−1865 годов, потому что южные штаты были экономически отсталыми. Да и культурно отсталыми тоже. Хороши «джентльмены» — поборники рабовладения! Двойная мораль это называется. Строить из себя приличных, тонких и чутких и при этом закрывать глаза на явления, описанные Гарриет Бичер-Стоу в «Хижине дяди Тома».

Интересно… Если бы южные штаты все-таки отделились от северных и создали свое государство, каким бы оно получилось? Наверное, так и жили бы рабским трудом и продажей хлопка, пока цена на него не упала бы, а потом долго и упорно выбирались из экономического болота…

Но вернемся к России времен Николая Первого.

Говоря в двух словах, это было экономически отсталое государство, где сохранялось такое немыслимое для Европы 19 века явление, как крепостное право. Где воспитание «человека и гражданина» подменили благонравием и просвещенным верноподданничеством. Страна, где само понятие «патриотизм» получило искаженное толкование.

Ну как патриот, человек, любящий свою страну и свой народ, может замыливать глаза на такие явления, как рабство, нищета народа? Как можно было, выезжая в Европу и видя прогресс, не желать того же и своей стране?

Вообще-то, нормальные люди не замыливали глаза. И «западники», и «славянофилы» — все сходились на том, что отмена крепостного права необходима, что экономические и социальные реформы нужны. Но, поскольку элиты были против, с мертвой точки ничего не сдвинулось.

Не случайно уваровщину определяют как «стремление воздействовать на страну чистой идеологией, минуя экономическую конкретику». Не происходит ли нечто подобное в нынешней России?

Программы подъема экономики не видно. Все дорожает, уровень жизни россиян падает. Урезается финансирование социальной сферы. И в то же время разным НКО дают гранты «на развитие патриотизма»!

Но сейчас во многих семьях и на хлеб перестало хватать, поскольку растет безработица, зарплаты уменьшаются, люди теряют бизнес. А денежку за некачественные коммунальные услуги и капремонт вынь да положь!

Карл Маркс выдал мудрое изречение: «Не сознание людей определяет их бытие, а, наоборот, их общественное бытие определяет их сознание». То бишь бытие — первое, а сознание — уже потом.

Во времена СССР идеология подкреплялась повышением уровня жизни людей, раздачей квартир, минимальной зарплатой в 70 р. в месяц, несравнимой с нынешней жалкой «минималкой», приличной стипендией для студентов и разными другими социальными гарантиями. А сейчас чем?

Нет, патриотизм — вещь, безусловно, хорошая. Но она должны подкрепляться заботой государства о людях. И экономика, экономика прежде всего! Величие государства держится именно на ней, а не только на славном историческом прошлом. Развитие патриотизма должно идти рука об руку с развитием экономики и улучшением жизни людей.

А у нас пока по-уваровски. Обличают «гнилой» Запад и ищут опору против «так называемых европейских идей, грозящих нам опасностию».

И, как и во времена Николая Первого, элиты тянутся к «загнивающему и опасному» Западу. Тоже живут там, потому что там лучше, видать. И — никакого желания, никакого стремления улучшить жизнь своей родины.

Для полноты сходства с эпохой Николая Первого появились «западники» и «славянофилы» — так называемая «либеральная оппозиция» и «квасные патриоты». Одни дерут глотку за то, что Россия должна стать Европой, другие ратуют за «особенный путь».

А между тем, элиты продолжают толкать страну к экономической пропасти. И если все будет продолжаться так же, то в стремительном 21-м веке на развитие революционных событий потребуются не десятилетия, а всего лишь годы, если не месяцы. Но, конечно, у России еще есть шанс обойтись без социальных потрясений. Если перестать заниматься уваровщиной и заняться экономикой, социальными реформами и серьезной борьбой с коррупцией.

А патриотизм и духовность подтянутся. Сами по себе, без нажима «сверху». Когда люди смогут гордиться не только прошлым, но и настоящим России, живя по-человечески, а не выживая от кризиса к кризису. Все это очевидно. Но что думают на этот счет наши элиты? Вот главный вопрос.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня