Мнения / Импортозамещение

Импортозамещение: от теории к практике

Как быть, если «скатерть-самобранка» не работает?

  
4629
Импортозамещение: от теории к практике
Фото: Сергей Бобылев/ТАСС

Язык ультиматумов и санкций, которым пользуется в отношениях с Россией Запад, помог всем нам осознать главное: единственный наш «ответ Чемберлену» — это экономика, способная удовлетворить потребности людей в предметах первой необходимости и комфорта, продуктах питания и необходимой технике. Словом, способная решить задачу импортозамещения.

Особенно остро это чувствуется в сфере продовольственной безопасности. Львиная доля того, что сегодня реализуется на продовольственном рынке, было закуплено еще осенью-зимой, то есть до момента падения курса нашей национальной валюты. Этот товар заканчивается, и новые импортные овощи и фрукты будут закупаться по другим, уже более высоким ценам. И если в максимально кроткие сроки не насытить российский рынок доступным отечественным товаром, дальнейший рост цен негативно скажется и на покупательной способности населения, и на общественных настроениях.

Российские регионы обладают необходимым производственным потенциалом для производства импортозамещающих товаров. Задача состоит только в том, чтобы этот потенциал не просто фиксировался в отчетах, а уже в краткосрочной перспективе (максимум — в течение ближайшего года) начал приносить реальную пользу российской экономике и значительно улучшил ситуацию с продовольственной безопасностью в стране.

Большинство регионов в РФ — дотационные. Кроме того, Россия оказывает существенную финансовую поддержку союзным независимым государствам — частично признанным республикам Абхазия и Южная Осетия. Размеры этой помощи сопоставимы с поддержкой из федерального бюджета «среднего» российского региона. Так, на 2016 год в рамках программ финансовой и инвестиционной поддержки запланировано выделение Абхазии 7,9 млрд рублей, а Южной Осетии — 8,2 млрд рублей. На тот же самый год дотации из Федерального бюджета для Тамбовской области составят 7,9 млрд рублей, а для Ивановской — 7 млрд рублей. При этом в Абхазии проживает всего около 250 тысяч человек, в Южной Осетии — около 53 тысяч, а в тех же Тамбовской и Ивановской областях более чем по миллиону человек.

Как справедливо отметил Владимир Путин в своем недавнем высказывании по поводу ошибок Владимира Ленина — последний заложил под созданное им советское государство бомбу замедленного действия. Вождь пролетариата фактически уравнял в правах государствообразующую Россию и национальные республики, а также зафиксировал документально их право на самоопределение и выход из СССР. Но то, что считали в 20-х годах несущественной формальностью и данью лозунгам о братстве народов, в кризисный период конца 80-х обернулось развалом единой страны.

Финансовые диспропорции современной России создают похожую ситуацию. В моменты острого кризиса Россия вынуждена будет «резать» тяжелые для неё расходные статьи. Если перед ней встанет выбор между помощью терпящему бедствие собственному региону и помощью иностранному, пусть и самому дружественному государству — она без колебаний выберет первый вариант. Пока такого острого кризиса не наступило и, будем надеяться, не наступит — но дальновидные политики должны быть готовы ко всему.

Впрочем, Россия уже столкнулась с беспрецедентным в своей постсоветской истории внешним экономическим и политическим давлением. В этих условиях она вынуждена в первую очередь решать собственные проблемы и закрывать «аттракционы невиданной щедрости», выполняя при этом свои союзнические обязательства по отношению к Абхазии и Южной Осетии.

Приведенная выше статистика свидетельствует: государственная политика России по отношению к этим республикам должна быть направлена в первую очередь на стимулирование их экономик. Это вопрос не только их развития, но и их выживания. Россия должна дать своим союзным государствам «удочку, а не рыбу» — и такую удочку, которая в итоге принесет больше «рыбы», чем в результате прямой финансовой поддержки.

От модернизации экономики республик выиграют и Россия, и Абхазия, и Южная Осетия. Россия — за счет новых экономических возможностей, которые приведут к сокращению фактических дотаций из бюджета РФ, а в перспективе, вполне возможно — и к получению дохода от сотрудничества с республиками. В свою очередь, Абхазия и Южная Осетия смогут построить не только развитую экономику, но и выиграть политически, укрепив свой суверенитет и став более политически влиятельными. Это ещё больше защитит их от недружественных притязаний со стороны бывшей «метрополии» — Грузии.

Более того, их экономический успех может стать примером для других закавказских государств. Южная Осетия и Абхазия — так же, как и отделившийся от бездарно эксплуатировавшей его Украины Крым — могут стать примерами воплощения фантастического рассказа Василия Аксенова «Остров Крым» в реальность. У республик возник реальный шанс для модернизации, которым они могут и должны воспользоваться.

Отрасль, дающая наибольший доход экономике Абхазии (более 30%) — это туризм. Абхазия исторически была интегрирована в туристический кластер Большого Сочи. И сейчас значительная часть автобусных экскурсионных поездок из Сочи осуществляется к достопримечательностям Абхазии. По этой причине Абхазия воспринимается средним российским туристом в связке с Сочи. Тем не менее, в массовом восприятии она остается «на втором месте» — де-факто позиционируясь либо как «бюджетный аналог» этого курорта, либо как соседняя с Большим Сочи территория, куда можно просто съездить на однодневную экскурсию.

Такое положение дел нужно изменить. Во-первых, Абхазия должна стать более открытой для туристов и инвесторов страной. До сих пор там действует мораторий на продажу иностранным гражданам (в том числе россиянам) недвижимости, фактически блокирующий развитие сектора элитной недвижимости и санаторно-курортного хозяйства до современного уровня. Во-вторых, необходимо провести информационную кампанию по популяризации курортов и достопримечательностей Абхазии как в «основной» России, так и на всем Черноморском побережье Кавказа. Абхазия обладает массой достопримечательностей — начиная от древнейших артефактов времен палеолита заканчивая знаменитым Новоафонским монастырем. Уникальна и природа Абхазии, с её поразительными по чистоте и окружающему микроклимату горными озерами.

С советского периода, когда название курорта «Гагра» не требовало дополнительных пояснений и было символом престижного отдыха, прошло уже очень много времени. Большинство современной российской молодежи, знакомой в большей степени с зарубежными курортами, а из российских предпочитающей Краснодарский край и Крым, должно узнать об Абхазии гораздо больше — и не из «Википедии», а из популярных средств массовой информации и рекламы абхазских пансионатов, предлагающих отдых современного уровня. В 2017 году в Сочи пройдет XIX Всемирный фестиваль молодежи и студентов — преемник знаменитых советских VI и XII фестивалей молодежи и студентов 1957 и 1985 года. Самое время рассказать российской молодежи и её гостям из множества стран мира об Абхазии.

Южная Осетия почти никак не представлена в предложениях российских туристических компаний. Между тем, она обладает серьёзным потенциалом в туристической и курортной сфере. В республике сохранились памятники, относящиеся к пребыванию на этой земле человека ещё во времена палеолита. Территория Южной Осетии — одна из территорий наиболее древнего распространения христианства. В Южной Осетии сохранились древнейшие храмы, например, храм Георгия Победоносца в селе Джер, построенный в 541 г. от Рождества Христова — во времена знаменитого византийского императора Юстиниана I. В Южной Осетии есть возможности для производства минеральных вод и создания бальнеологического курорта: ещё в советское время, в 1927 году в республике был построен бальнеологический пансионат в местности Джава. Минеральные воды этого курорта обладают лечебными свойствами, используются для питьевого лечения и бутилирования на месте (воды «Дзау-Суар»).

Экономике Южной Осетии серьёзно поможет развитие туризма. Необходимо налаживание взаимодействия руководства Южной Осетии с ключевым оператором курортов и рекреационных зон российского Кавказа — ОАО «Курорты Северного Кавказа». Развитие туристической и курортной инфраструктуры с последующим продвижением уникальных туристических предложений Южной Осетии на территории РФ — технически решаемая задача.

Ещё одна отрасль экономики Абхазии и Южной Осетии, прославившая первую из них ещё в советскую эпоху — сельское хозяйство, а именно — выращивание цитрусовых и виноделие. Неофициальный бренд Абхазии и её гордость — мандарины. Абхазские мандарины значительно превосходят по вкусовым качествам и содержанию полезных для здоровья веществ марокканские и израильские, регулярно поступающие на российский продовольственный рынок — в отличие от абхазских. Благодаря неразвитости логистических схем и господству «серых» схем экспорта продукции, абхазские мандарины попадают в Россию в лучшем случае на овощные рынки. Они отсутствуют или почти отсутствуют в российских городских продовольственных магазинах для среднего класса и состоятельных людей.

Южная Осетия, в отличие от Абхазии, специализируется не на мандаринах, а на выращивании яблок и груш — тем не менее, схожие логистические проблемы не дают возможности республиканской продукции выйти на российский рынок в приемлемых объемах.

Важная для Абхазии отрасль сельского хозяйства, развивавшаяся там ещё с древнейших времен — виноделие. В республике есть два крупных предприятия — Сухумский винзавод «Вина и воды Абхазии» и «Напитки и Ко» в Пицунде. Однако в Абхазии существуют и менее крупные винодельческие предприятия, не экспортирующие свою продукцию на российский рынок, вынужденные довольствоваться только внутренним рынком. Очевидно, что в винодельческой стране внутренний рынок перенасыщен. Тем не менее, из-за недоработок в логистической системе крупные предприятия вынуждены закупать иностранные виноматериалы. В результате множество российских потенциальных потребителей, вопреки желанию, не имеют возможности ознакомиться с лучшими абхазскими винами.

Приведенные примеры красноречиво свидетельствуют о разрыве между производителями и потребителями — причем разрыве не столько логистическом, сколько информационном. Этот разрыв не дает развиваться местной экономике, оставляя множество жителей Абхазии и Южной Осетии в статусе нуждающихся — хотя они могли бы в буквальном смысле богатеть за счет российского рынка. Возникло бы множество рабочих мест, граждане республик почувствовали бы уверенность в завтрашнем дне. Наконец, развитая экономика укрепила бы социальную стабильность и снизила бы политическую конфликтность в обществе Абхазии и Южной Осетии.

С распадом СССР разорвались формировавшиеся годами производственные и экономические цепочки. Можно пытаться восстанавливать эти цепочки директивно, «вручную» — однако в условиях рыночной экономики гораздо лучше воспользоваться технологиями управления рынками. Тем, что называется таким часто используемым словом «маркетинг». Зачастую рынки сбыта завоевываются не выгодными экономическими предложениями, а агрессивным информационным продвижением товаров и услуг. Особенно это касается рынков с жесткой конкуренцией. Но информационно продвигать можно и нужно не только смартфоны и предметы гигиены.

Гораздо лучше «открыть» российскому обществу наших союзников — Абхазию и Южную Осетию, и открыть их через производимую ими уникальную продукцию, которая по праву может стать их популярными брендами. Стимулирование экономики Южной Осетии и Абхазии через развитие экономических взаимосвязей с Россией даст эффект, подобный эффекту сообщающихся сосудов — повышение экономических показателей республик приведет к повышению экономических показателей России. Наконец, станут крепче и союзнические отношения России с республиками — ибо ничто не связывает прочнее и не удерживает в орбите влияния сильнее, чем экономическое сотрудничество. В случае, если часть средств, выделяемых Россией Абхазии и Южной Осетии, будут направлены на стимулирование их экономик, в том числе — на продвижение продукции и услуг республик в России — эти средства превратятся из финансовой помощи в инвестиции. В этом случае вложенные средства создадут мультипликативный эффект в экономиках и России, и Абхазии, и Южной Осетии — а значит, впоследствии они многократно окупятся.

Бесспорно, чтобы экономический прорыв республик стал реальностью, потребуется комплексная совместная работа российских, абхазских и югоосетинских властей и бизнеса. Но «рыночный» подход к этой работе непременно принесет очень существенный — и в масштабах Абхазии и Южной Осетии, и в масштабах России — положительный экономический, политический и социокультурный результат. Пришло время заменить старую скатерть-самобранку из сказок на современную высокотехнологичную кухню.

Автор — генеральный директор Бюро Стратегические Коммуникации, член Комитета РАСО по политтехнологиям.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Сергей Обухов

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня