Тирасполь сблизит Москву и Брюссель

Совместная работа в Приднестровье позволит перезапустить диалог России и ЕС

  
4001
Тирасполь
Тирасполь (Фото: DPA/ТАСС)

17 июня Совет Европейского союза вновь продлил санкции против Крыма и Севастополя еще на один год. Это ставшее уже дежурным событие не вызвало ни особого удивления, ни ажиотажа в политических и экспертных кругах. Стоит полагать, что аналогичное решение будет принято и по общему пакету антироссийских санкций, действие которых истекает 31 июля. Вместе с тем, нарастающий прессинг как внутриполитических, так и внешнеполитических факторов постепенно выталкивает Россию и Евросоюз за рамки конфронтационных моделей, заставляя их медленно двигаться по пути оздоровления двусторонних отношений.

Тянущееся уже более двух лет противостояние России и ЕС в изрядной степени себя исчерпало. Инициированная вопреки экономической целесообразности и под значительным давлением США «санкционная война» явно показала свою несостоятельность (заявленные политические цели — возврат Крыма и прекращение поддержки ДНР и ЛНР — так и не были достигнуты) и обернулась для Европы не только многомиллиардными потерями, крушением налаженных торговых связей и утратой рынков сбыта собственной продукции, но и стала еще одним источником внутренних противоречий. Столкнувшийся с миграционным кризисом, терроризмом, ростом популярности правых сил, а также потенциальной угрозой распада (стартом чему может послужить референдум в Британии), Евросоюз все более тяготеет к прекращению конфронтации и поиску возможностей для перекалибровки текущих отношений с Россией. Этому также способствуют и явные сигналы политических элит стран-лидеров ЕС — Германии, Италии и Франции. Не в меньшей степени к нормализации диалога стремится и Россия, также понесшая значительные издержки, и, кроме того, не отказавшаяся от идеи построения единой Евразии от Владивостока до Лиссабона.

Читайте по теме

Наметившееся желание обеих сторон к восстановлению стратегических и партнерских связей стало катализатором их активной совместной работы в некоторых проблемных областях, поскольку хоть с чего-то, но начинать все-таки нужно. Одной из таких точек соприкосновения стала ситуация в Приднестровье, в последнее время обнажившая опасный конфликтный потенциал. Главной причиной роста напряженности стали односторонние действия Республики Молдова: не будучи привлекательным внешнеполитическим ориентиром для Приднестровья, подавляющие число жителей которого ассоциируют себя исключительно с Россией, а также не имея возможности осуществить «реинтеграцию» региона силовым путем, Молдова при поддержке Украины развязала массированное давление на республику в социально-экономической сфере. По замыслу инициаторов таких шагов, критическое снижение благосостояния населения ПМР заставит руководство республики в итоге отказаться от идеи независимости.

Для тех, кто хорошо знаком с ситуацией в Приднестровье, очевидно, что Россия не сможет допустить уничтожения непризнанной республики, на протяжении многих лет являющейся надежным и, по сути, единственным форпостом российского влияния в регионе. Поддерживая Тирасполь финансово и экономически, РФ также значительно усиливает и свою дипломатическую активность в молдавско-приднестровском урегулировании, пытаясь оперативно купировать наметившуюся социально-политическую катастрофу. Одной из последних российских инициатив, призванных вернуть молдавско-приднестровский диалог в конструктивное русло, стал блок предложений, распространенный среди участников переговорного процесса в формате «5+2» (где ПМР и РМ — стороны конфликта, Россия, Украина и ОБСЕ — посредники, а США и ЕС — наблюдатели). Этот, по сути, неформальный документ прогнозируемо (хотя и несколько непривычно) получил одобрение всех международных посредников, в том числе и США, и Евросоюза, и ОБСЕ в лице председательствующей Германии.

Проявляемый Евросоюзом интерес к проблеме молдавско-приднестровского урегулирования понятен. Молдова, долгое время считавшаяся образцовой витриной Восточного партнерства (проект ЕС по развитию интеграционных связей с некоторыми странами бывшего СССР), в настоящее время превратилась в головную боль Брюсселя — тотальная коррупция властей и внутриполитические смуты существенно подпортили имидж европейского курса в глазах населения страны. К тому же, атакуемый многочисленными кризисами, ЕС не может допустить ухудшения обстановки на Днестре, последствия которого могут быть непредсказуемыми — от развала всей архитектуры региональной безопасности до — в худшем варианте — рождения новой горячей точки на европейском пространстве.

Наметившееся единство позиций ЕС и РФ по молдавско-приднестровскому урегулированию прослеживалось и в официальных заявлениях. Министр иностранных дел России Сергей Лавров и его заместитель Григорий Карасин выразили поддержку провозглашенной приднестровским руководством в 2012 году «тактики малых шагов», акцентируя внимание на необходимости поэтапно двигаться по пути решения наиболее острых проблем во взаимоотношениях Кишинева и Тирасполя. Замглавы внешнеполитического ведомства России даже призвал стороны обходиться без «мегафонных заявлений», намекая на практикуемую РМ тактику отказа от практического диалога с ПМР с одновременным вбросом в СМИ многочисленных деклараций об «открытости», «готовности к работе» и т. д. В аналогичном ключе высказывался и Спецпредставитель Действующего Председателя ОБСЕ Клод Майер-Клодт во время своих визитов в Тирасполь и Кишинев, отметив давно назревшую необходимость в придании импульса переговорному процессу.

Результатом совместных дипломатических усилий Германии и России стало состоявшееся в начале июня в Берлине первое за два года заседание так называемого «Постоянного совещания…» в формате «5+2». Если верить молдавским СМИ, в ходе переговоров молдавские представители, которые любыми способами отказывались от принятия на себя обязательств, фактически оказались в одиночестве перед консолидированной позицией международных посредников и Приднестровья. Итогом встречи стал Протокол, утвердивший перечень наиболее актуальных проблем, по разрешению которых Приднестровье и Молдова обязались работать в ближайшее время.

Читайте по теме

Сложно судить, насколько далеко удастся продвинуться Тирасполю и Кишиневу по обозначенным в Протоколе вопросам (пока лишь известно, что во исполнение достигнутых договоренностей было подписано два документа в сфере экологии). Однако сам факт сотрудничества России и ЕС на приднестровском направлении открывает широкое поле возможностей, способное оказать благоприятное влияние на урегулирование застоявшегося конфликта в части устранения наиболее острых противоречий, а в более отдаленной перспективе — послужить элементом дальнейшей нормализации российско-европейских отношений.

Безусловно, на этом «поле для компромиссов» каждая из сторон преследует свои цели, однако позиции игроков явно сходятся в одном: после печального опыта Украины никто не желает нового регионального конфликта. А это значит, что ситуацию в Приднестровье Москва и Брюссель постараются держать в фокусе своего внимания до той степени, пока поле для компромиссов не будет пройдено полностью.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Леонид Ивашов

Президент Академии геополитических проблем

Вячеслав Смирнов

Директор Научно-исследовательского института политической социологии

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня