В таком государстве легко сойти с ума

У нас все говорят правильные слова, а мы в болоте. Почему?

  
11898
Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев во время пленарной дискуссии "Россия и мир: выбор приоритетов" в рамках VIII Гайдаровского форума
Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев во время пленарной дискуссии «Россия и мир: выбор приоритетов» в рамках VIII Гайдаровского форума (Фото: Екатерина Штукина/пресс-служба правительства РФ/ТАСС)

Традиционно от Гайдаровского форума, который недавно завершился, ожидаются какие-то новые предположения и слова. И они прозвучали. Премьер-министр Дмитрий Медведев объявил, что нам нужна структурная перестройка экономики, чтобы преодолеть технологическое отставание и пообещал реформировать экономику «предельно взвешенно и аккуратно».

Как ни странно, его в этом деле поддержал руководитель Центра стратегических разработок Алексей Кудрин, который тоже считает, что надо что-то делать, ведь модель управления экономикой неэффективна. Собственно, он уже это делает — по поручению президента России разрабатывает проект реформирования экономической системы. Основы этого видения были представлены на форуме и смысл их, очевидно, сводится к одному — переливанию из пустого в порожнее.

Еще один «строитель будущей экономики» — новый министр экономики РФ Максим Орешкин. Его публика знает недостаточно хорошо, но уже имеющиеся развернутые публичные суждения дают понять — он будет двигаться в русле той же парадигмы, что и Кудрин.

Так какая в таком случае структурная перестройка экономики нас ждет? О чем речь, господа?

Но если смотреть шире, то мы увидим более внятную картину и получим ответы на эти вопросы. Ничего нового нас не ждет. Все будет по-прежнему. И дело здесь не столько в тех личностях, которые занимают те или иные посты, сколько в самой системе, которая установилась и, похоже, несмотря ни на что не собирается разваливаться.

С момента вступления в силу санкций, падения цены на нефть и жесткой линии внешней политики РФ забрезжила надежда на какие-то перемены, на возрождение былого величия России, если хотите. Когда мы были уважающей себя страной, умеющей отстаивать свои собственные интересы, с собственной, независящей от других государств сильной экономикой.

К тому, чтобы постепенно возвращаться к статусу сильного государства нас, по идее, должны были подвигнуть внешние обстоятельства. И действительно, в условиях кризиса все забегали, понимая, что деньги тают, как весенний снег, и никакой Резервный фонд и ФНБ не помогут. С горем пополам год писали антикризисный план, отчитались за потраченные деньги. Правда, о достигнутых результатах в экономике речь так и не зашла. Подняли головы противники либерально настроенных экономистов, в открытую стали критиковать их идеи и предлагать свои.

Но тут все либерально настроенные чиновники экономического блока правительства РФ враз сменили риторику и заговорили о необходимых переменах в экономике. Просто как гром среди ясного неба. А кто их делать-то будет? Кудрин? Орешкин? Медведев?

Да никто и ничего, как я думаю, делать не будет. И не собирался. А если что и делать — так только для отвода глаз. Это у нас умеют в совершенстве. Даже дело Улюкаева неизвестно чем закончится. Пример Сердюкова перед глазами.

Сегодня все говорят правильные вещи. С умным видом. В многочисленных залах им в знак согласия кивает множество голов. И… ничего. То есть абсолютно.

У нас все якобы открыто — ОНФ, Общественная палата, общественное телевидение и правительство, куча принята законов, которые открывают сведения обо всем, вся и всех. Власть уже не знает, как открыться народу и что еще о себе рассказать.

А толку-то что?!

Притом, что все и всё читают, видят, знают и понимают, в реальности ничего не происходит — все застыло. Меняются только слова — больше ничего.

Я думаю, это сознательная позиция — говорить и ничего не делать, или делать ровно наоборот. Быть открытым донельзя, но не обращать никакого внимания на то, как относятся к этому люди.

Смешно может быть, но в таком государстве легко сойти с ума. Когда человек говорит о какой-то совершенно конкретной проблеме, необходимости строительства школ, допустим, или повышении пенсий, а в ответ с искренней доброй улыбкой и личной заинтересованностью на лице: «Денег нет, но вы держитесь». И в то же время на «Роснано» деньги есть, на «Сколково» — есть. Чубайс искренне признается: «У нас очень много денег». И выдает многомиллионные премии.

А еще кто-то говорит, какая, дескать, была идеология оболванивания в Советском Союзе. Да советские идеологи рядом с нынешними и не стояли! В советские годы людям внушали, что они и страна — лучшие и люди в эти верили, тем более, что и потрогать руками было что. А теперь ничего не внушают — просто лгут в глаза, а что думает народ — абсолютно все равно.

Мы говорим о том, что у нас нет идеологии, мы ищем патриотическую идею, а ведь на самом деле это все есть у нас. Идеология безответственности, безразличия и бездушности.

Поэтому нисколько не стоит удивляться, когда какая-то упертая парочка не пропускает машину «скорой помощи» к умирающему. Все правильно. Как и должно быть.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Максим Шевченко

Журналист, член Совета "Левого фронта"

Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня