Американский «взасос»

Почему Дональд Трамп оказался плохим «партнером»

  
7964
Президент США Дональд Трамп
Президент США Дональд Трамп (Фото: Zuma/TASS)

Когда я слышу «наши заокеанские партнёры», всегда удивляюсь — с каких это пор? Понятно, что желаемое выдаётся за действительное, но тогда следующий вопрос: надо ли того желать? Ибо во внешней политике американцы считают «плохой» любую сделку, приносящую им менее 2/3 условной выгоды. У игрока в «блэк-джек» против казино и то больше шансов.

В этом году исполнилось 319 лет с момента начала наших «отношений». Я не оговорился, в 1698 году Пётр 1 заинтересовался квакерами (разновидность протестантства в Англии), встретившись в Лондоне с одним из адептов этого учения — Уильямом Пенном, создателем будущей Пенсильвании. Отсюда, кстати и название штата — с латинского Penn Sylvania означает «Лесистая земля Пенна». Он же основал «Город братской любви» — Филадельфию, где в 1776 году провозгласили Декларацию независимости и откуда пошёл исторический отсчёт уже для Соединённых Штатов Америки.

Вроде бы Пётр 1 вместе с Уильямом Пенном даже подписали некоторые бумаги, обозначив гипотетические намерения о сотрудничестве. Как бы то ни было, всё там и осталось — на бумаге.

Весь 18 век мы были друг другу сугубо «параллельны»: официально «независимость» США не признали, но и помогать в усмирении «бунтующих колоний» намерений не высказали. Что вполне себе прагматично — в каждой избушке свои погремушки.

Читайте также

В 19 веке происходит два «всплеска». Первый — нас объединил общий враг — Англия, поддерживающая, как сепаратистов южан (с точки зрения США), так и сепаратистов поляков, поднявших восстание (с точки зрения России). Нью-Йорк и Сан-Франциско приняли русские эскадры, которые в случае прямой агрессии парализовали бы всю морскую торговлю Великобритании. Кто здесь больше выиграл — русские, или американцы судить сложно, не исключено, что это одна из немногих сделок, закончившаяся 50 на 50.

Со вторым «всплеском» — продажей Аляски — тоже не всё однозначно. Легко резюмировать с позиций сегодняшнего дня, а тогда «северные земли» напоминали чемодан без ручки: нам не очень-то моглось, американцам не сильно-то хотелось. Вопрос стоял ребром — потерять даром, но попозже, продать «незадорого», но сейчас. Кроме того, все приятные бонусы, вроде нефтяных месторождений появились и «заплодоносили» в будущем, а в середине 19 века Аляска напоминала Антарктиду — территории много, толку ещё мало. Тем не менее, со всеми оговорками, что-то удерживает от признания того соглашения «обоюдным».

В начале 20 века отношения России и США, прежде немногим отличные от ноля, резко ушли в минус. В русско-японском конфликте Вашингтон, имевший собственные виды на Тихоокеанский регион, открыто поддержал Токио. Японии дали денег, одновременно синдикат американских банков сделал всё, чтобы отрезать Россию от западных кредитов.

Однако наиболее примечательное — характеризующее надёжность США, как партнёра — случилось на переговорах о мире. Япония запросила слишком многое, поэтому американское посредничество оказалось под угрозой срыва. И тогда янки заявили, мол, если японцы не умерят аппетит, они их «кинут» и примутся помогать уже России.

Ни что не проходит без последствий — позже страна Восходящего солнца отомстила, причём всем. Многие поминают Пёрл-Харбор, как синоним разгрома, а это лишь пролог. В 1941—1942 годах самураи разнесли в щепки британские, голландские, индийские, австралийские и американские войска по всему юго-восточному периметру. Пали Гонконг и Сингапур; нависла угроза над Австралией; на Филиппинах сдались в плен солдаты США и вместе с местными ополченцами их погнали колоннами, словно скот на убой (Батаанский марш смерти). И натворила дел — крошечная Япония, до которой американцы со всем своим «потенциалом» и «мощью» смогли добраться только в феврале 1945 года (битва за Иводзиму). Впрочем, речь не о том.

В первую мировую войну США включились, когда мы «выключились» — войска под звёздно-полосатым флагом появились на германском фронте в октябре 1917. России от этой подмоги, естественно, никакого «профита» уже не было.

Я пропускаю революцию и интервенцию, хотя по данным института Гувера тогда на нашей территории погибли 11 американских офицеров и около 300 солдат. Не столько от сражений, сколько от болезней — янки всё-таки старались блюсти нейтралитет между «красными» и «белыми». Другой вопрос — зачем вообще попёрлись? Не иначе из любопытства, как и некий промышленник Вандерлип, встретившийся частным порядком с Лениным и сходу попросивший продать ему Камчатку. Ну, или сдать в аренду на 60 лет. Видите, как выгодно дружить с американцами? Самое забавное произошло на прощание. Вандерлип попросил у Ильича фото: «Я должен показать в Америке, что у вас нет рогов, а то у нас говорят, будто Ленин помечен дьяволом».

Наверное, Вандерлипу на родине всё же не поверили, и СССР Соединённые Штаты признали аж в 1933 году. Чуть ли не самыми последними из всех крупных государств. До 1941 года мы худо-бедно торговали, хотя и не без эмбарго, несколько американцев помогли при спасении «Челюскина», да ещё слетал в Ванкувер Валерий Чкалов. Могли бы обойтись друг без друга? Запросто.

Грянула Вторая Мировая — пик сотрудничества. Утверждения, что американцы помогали нам, ошибочны: не нам — себе. 11 декабря 1941 года Гитлер объявил войну Америке, а ни как не наоборот. Чтобы оценить возможные последствия, достаточно посмотреть документальные кадры Нью-Йорка, снятые через перископы немецких подводных лодок.

Американцы и в первую-то бойню во многом вступили из-за того, что их корабли атаковали германские субмарины (вспомните потопленную в 1915 году «Лузитанию»), а тут размах обещал быть гораздо шире. Два самых верных друга США — Тихий и Атлантический — на сей раз надёжно прикрыть уже не могли. А главное — «отсидевшись» за океанами, невозможно претендовать на что-либо в будущем.

Вопреки заблуждениям мы не стали союзниками в юридическом смысле — никаких соответствующих документов (в отличие от Англии) не оформляли. Знаете, что лежало в основе ленд-лиза? Голый расчёт — американцы прикинули в долларах, во что им обойдётся год войны с Германией. Из выступления председателя Финансового комитета, сенатора Джорджа: «В год мы тратим на войну до 100 миллиардов долларов, а кроме того, мы могли бы потерять огромное число жизней лучших сынов страны. Даже сократив войну на полгода, мы сбережём 48 миллиардов долларов, потратив всего 11 миллиардов…» Напоминаю — СССР получил помощи именно на 11 миллиардов долларов в ценах 1941−1945 годов.

Дальнейший ход истории — наиболее показательный. Никогда ещё мы не были столь полезны и важны друг для друга, как на этапе «холодного» противостояния. Вдумайтесь только: в прошлом столетии, человечество отправилось в космос, шагнуло на Луну, а в нынешнем радуется палке для селфи. Не спорю, вещь в хозяйстве полезная, но стоило ради этого безоговорочно «сливаться»?

Я многое пропускаю, ибо не хронику взаимоотношений составляю, а оцениваю их выгодность с учетом ретроспективы. Понятно, дипломаты получают зарплату за то, чтобы заключать договора — и чем больше, чем лучше. Но вот подписали глава МИДа Лавров и прежний госсекретарь США Керри соглашение по Сирии в сентябре 2016 года, а через считанные дни американская авиация «ошиблась», разбомбив войска Асада. И чего? Намечающийся плод сотрудничества сгнил, не успев толком созреть. Смешно получилось и с Афганистаном, когда мы американцам — базу, а они нам — проблемы с наркотиками. Утомлюсь приводить все примеры совместной «дружбы» из недавнего прошлого, но от некоторых удержаться не могу. Просто, чтоб вы ощутили всю «крепость» рукопожатий.

Знаете, какой закон был принят в США одним из первых после распада СССР? Об эмиграции советских учёных. Хороший жест доброй воли, не правда ли? А замечательная сделка «ВОУ-НОУ», или, по-другому, необратимая переработка российского высокообогащённого урана в низкообогащённый — топливо для атомных электростанций США? Не забудем также о программе «Партнёрство во имя мира», к которой Россия присоединилась в 1994 году, чтоб в том же году услышать про новую доктрину расширения НАТО на восток.

Нельзя сказать, что мы совсем уж ничего не получили. Взамен нам «дали надежду» — именно так называлась операция США (Provide Hope) по доставке гуманитарных грузов на территорию бывшего СССР. И, конечно, кредиты. На 25 декабря 1991 года наш долг насчитывал около 68 млрд. долларов, а на 31 декабря 1997 года — 123,5 млрд. долларов.

Не спешим восклицать, дескать, «не в коня корм» и «всё разворовали». Не без этого, конечно, но схема гораздо сложнее. Когда при лоббировании США России открывались кредитные линии, средства давали не подо всё подряд, а строго под тех подрядчиков с конкретными целями, на которых указывали «заокеанские партнёры». Далее миллионы уходили по «назначению», а мы получали неликвид по завышенным ценам. Там росла прибыль, тут — долг. Или вы всерьёз полагали, что доморощенной коррупции по силам было «переварить» столько денег без прямой подсказки, куда и каким образом? Особенно с учётом опыта в финансовых делах у отечественных бизнесменов, который тогда находился в зачаточном состоянии.

Спасибо ещё, что меняя квас на «Кока-Колу», мы не разоружились до полной голозадости, несмотря на настойчивые намёки, а то и открытый текст. Министр обороны США Уильям Перри заявил в 1995 году с военной прямотой: даёшь реформы вместо ядерного потенциала!

Американцы очень искренние ребята, когда проблемы касаются их собственной безопасности. Они с одинаковым рвением и накормят, и расстреляют, смотря от чего больше проку. Я верю в их правду, мол, противовоздушная оборона в Европе направлена (именно с неё начались похороны «добрососедских отношений») против персидских атомных «полуфабрикатов» и северокорейской ядерной «рогатки». Чтоб, при случае, расстрел получился совсем уж безответный.

Другой вопрос, что это не вся правда. При сооружении системы такого масштаба невозможно скрыть направление радаров, радиус «противоракет» и т. д. Вот почему США отказались давать гарантии хотя бы «бумажного» миролюбия по отношению к России. Зачем же «связывать» перспективу ПРО, когда подойдёт очередь за Ираном и Кореей.

Сосчитать все случаи российско-американского «партнёрства», принёсших нам хоть какую-то ощутимую пользу, можно на двух пальцах руки. И в обоих наличествовал конкретный враг: в 19 веке — Англия, в 20-м — Германия. Пока же такого врага на горизонте не предвидится, мы, всякий раз вступая с США в переговоры, оправдываем анекдот: «Хотите избавиться от привычных проблем? Заведите себе бешеную козу!»

Даже «международный терроризм» не тот повод, чтобы душить друг друга в объятиях, ибо не Манштейн с Гудерианом противостоят с той стороны. Заявления вроде «Россия понимает только силу» стали возможны исключительно благодаря тому, что мы выказываем слабость. С сильными так не говорят, с сильными — считаются. Поэтому вместо пустопорожних «отношений ради отношений» надо вести счёт.

Читайте также

Поставляете летальное оружие на Украину — начинаем оснащать афганских исламистов в обмен на прекращение наркотрафика. Что вы там говорили о своих потерях в Афганистане?

Грозитесь усилить финансовое давление? Отвечаем мораторием на выплату долгов, ведь во всех договорах присутствует пункт о «форс-мажоре».

Сооружаете ПРО? Иран с удовольствием примет нашу помощь по созданию национального «защитного купола»…

Не обязательно делать именно эти шаги, и именно в такой последовательности. Но действие должно вызывать противодействие. Именно так рождается паритет.

Ну, а те, кто утверждает, что России не следует «высовываться», ибо «экономика маленькая», пусть напрягут извилину: нет ли связи между тем, что у США «экономика большая» и тем, что они всюду «высовываются»?

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Ищенко

Депутат Законодательного Собрания Приморского края

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня