18+
суббота, 19 августа

Как Москва будет субсидировать Киев

О печальной экономической географии стран бывшего СССР

  
16864
Президент России Владимир Путин, президент Белоруссии Александр Лукашенко, президент Украины Петр Порошенко, верховный представитель Евросоюза по внешним делам и политике безопасности Кэтрин Эштон (слева направо) во время церемонии фотографирования на вст
Президент России Владимир Путин, президент Белоруссии Александр Лукашенко, президент Украины Петр Порошенко, верховный представитель Евросоюза по внешним делам и политике безопасности Кэтрин Эштон (слева направо) во время церемонии фотографирования на вст (Фото: Алексей Дружинин/ТАСС)

В 10 классе советской средней школы преподавался такой замечательный предмет, как экономическая география. Его преподавание, равно как и астрономии, приходилось на, во-первых, выпускной класс, и во-вторых, на период самого бурного полового созревания подопечных. А потому знания в рамках курса проходили, как правило, мимо голов советских школьников. В РФ эта дисциплина вроде бы затем еще преподавалась, сам заканчивал школу в начале 90-х годов, и это помню. Как там было в цветущих Точикистонах, Украинах и прочих зимбабве, сказать сложно, скорее всего, экономгеографию там просто выпилили из школьной программы как рассадник великодержавного шовинизма.

Однако, кому интересно, могут посмотреть веселые картинки по советской экономической географии здесь (спасибо блогеру, выложившему их). Читать не надо, ибо это утомительно, а неокрепшие мозги интеллектуального большинства вряд ли осилят всю эту информацию, но повторюсь, картинки занимательные. Лучше комиксов или сериалов про «ходячих вместе». Пара вечеров и наступит небольшое озарение (даже у «копатычей»).

Например, человек, понимающий закономерности экономгеографии — а это совокупности десятков факторов от уровня солярности, транспортной доступности, наличия образованной рабсилы и так далее, и так далее, не будет прыгать с утверждениями о том, что… например, в Якутии надо строить металлургический завод. Или заселять Заполярье (в США, например, вопрос заселения Аляски почему-то не стоит). Но на просторах ЖЖ, где давно уже царят овощи с хохолками на черепах, таковые попадаются даже среди неглупых русских людей.

Сорри за отступление, это все лирика, переходим к главному. Выскажу первые два постулата советской экономики (помимо «безденежности», помимо распределительного характера, это все потом), которые являются общеизвестными, не секретными и в общем-то понятными из доступной экономгеографии СССР (читайте учебники):

1. СССР к 80-м годам представлял действительно единый экономический комплекс. Примерно такой же, как США. Или Китай. То есть, были созданы огромные экономические районы, которые находились в тесной связи друг с другом. И все это работало в условиях формально безденежной экономики (у СССР было несколько видов «валюты», ключевой был безналичный рубль, который отменили только в конце 80-х годов, ранее конвертация из безнала в нал была без причин запрещена). А также формально планового ведения хозяйства.

2. Внутри этого комплекса, существующего в таких условиях, роль и значение ряда экономических факторов не играло никакой серьезной роли. То есть, убыточность/безубыточность (советское предприятие могло годами и десятилетиями быть планово убыточным, и спокойно при этом существовать, развиваться и делать капинвестиции) были не важны, это была условность, важно было выполнять производственные планы. При этом строительство новых предприятий, инфраструктуры и так далее базировалось на некоторых принципах. Некоторые из них были логичны, некоторые спорны, третьи выглядели странно. Но определенная логика в вышеописанных условиях часто была.

Поясню на примере.

Предположим, в Белоруссии построен за счет инвестиций «союзного центра» и «республиканского центра» (под словом инвестиции здесь идут «затраты» в безналичных рублях, в которых измерялись материальные, прежде всего, расходы — металл, стройматериалы, оборудование и так далее) завод по производству комплектующих для сельскохозяйственной техники. Почему в Белоруссии — потому что у этой республики была роль «сборочного» и агрегатного цехов советского машиностроения. Я чуть-чуть утрирую, но примерно так.

А вот производство сельскохозяйственной техники власти старались отнести поближе к регионам их «сбыта и применения». То есть, комбайны делали на Украине и в Ростове-на-Дону, а хлопкоуборочные машины клепал «Ташсельмаш». В советские годы в Узбекистане на полях работало до 20 000 хлопкоуборочных машин. Они были похуже, чем американские, но худо-бедно справлялись со своей задачей.

Важно то, что вся эта экономика функционировала при перераспределении, которым занимался союзный центр. Каждая республика получала свои квоты в материалах, решался вопрос с рабсилой и «денежными потоками» в виде тех же безналичных рублей. Одновременно решался и вопрос «спонсирования» тех или иных праздничных «нацреспублик». Например, на внутреннем советском рынке тонна сырой нефти стоила 25−30 советских безналичных рублей. А мандарины из Абхазии стоили по 1−1,5 рубля за килограмм (в разгар сезона опускались до 0,7 рубля) оптом и часто налом. Кавказец в советской Москве с деньгами — стандартная картина. А прочие корячились «Афонями» с их «трешками». Вообще же, уровень жизни в Грузии и Армении, наряду с Эстонией, был самым высоким в СССР. Плюс стоит учесть такой фактор, как распределение. Советские республики и города снабжались по нормам. Например, Москва, Ленинград, Тбилиси снабжались по одним, а вот Архангельск или Челябинск — по вторым и третьим нормам. В Закавказье распределение было очень хорошим (приятным довеском шел хороший климат, масса солнца, фруктов и овощей, частные каменные дома и т. п., что производило неизгладимое впечатление на приезжих с какого-нибудь полуголодного Урала).

Поэтому распад СССР в 1991 году означал… декапитацию этой советской экономики с ее экономическим планированием, районированием и прочими вещами. Автоматически прекращалось и существовавшее субсидирование советских нацреспублик (прямое, перекрестное и так далее). Прекращалось даже планирование этого субсидирования и планирование планирования. Итоги оказались для некоторых из них катастрофичны. Грузия и Армения провалились в натуральные сортиры, большая часть Средней Азии за пару лет дошла до средневековья. В том же Узбекистане, например, из-за этого и естественного оттока русских оккупантов медным тазиком накрылось местное машиностроение и сейчас узбеки, как и ранее при басмачах, собирают хлопок преимущественно вручную. Деградация затронула всех, но больнее ударила по периферии, которая была острее завязана на субсидии и «перераспределение» от союзного центра.

Речь не только о том, что РСФСР содержала совреспублики (кроме Казахстана и в какой-то степени Украины), а о том, что субсидии для республик шли из общего, союзного центра, возможности которого сами по себе были на порядок выше, чем у одной взятой РСФСР (кумулятивный эффект).

В итоге, что у нас получилось:

Армения — нищета, развал, деградация, дичайшая эмиграция.

Грузия — аналогично. Дело поправили лишь довольно заметные вливания от Запада, но, полагаю, и это временно.

Азербайджан — краха и развала удалось избежать за счет «сброса» демографических излишков (преимущественно в Россию) и сырьевой «подушки». По сути, республика отдала до четверти своего населения на содержание РФ.

Прибалтика — экономика усохла наполовину, до трети трудоспособного населения уехало.

Белоруссия — без экономической и финансовой помощи РФ рухнет в течение года. От 10 до 15 миллиардов долларов в год обходится она России.

Украина — усе ясно, население упало с 1993 года с 53 до 40 миллионов человек, страна вымирает, промышленность деградировала, культурная и социальная сфера редуцированы до уровня Албании и часто Сомали, население массово бежит (до 7 миллионов украинцев на конец «дореволюционного» 2013 года были гастарбайтерами) из страны.

Молдавия — половина населения сбежала, экономики — кроме выращивания аграрной продукции, по сути, нет.

Средняя Азия — существует лишь за счет массированной финансовой помощи РФ и сброса «демографических излишков» в Россию. Если РФ завтра закроет границу для узбеков, киргизов и таджиков, а всех имеющихся в ней вышлют, то в Средней Азии неолит наступит в течение пары лет. Так что причина массового заезда мигрантов в Россию — именно экономполитическая, а не блеяние либеральных идиотов о «дешевых и трудолюбивых узбеках». Дешевые они лишь потому, что на их родине попросту исчезла экономика, а аграрное перенаселение приняло совершенно порнографические масштабы. К примеру, по официальным данным население Узбекистана с 1989 по 2013 годы почти удвоилось — с 18 до 33 миллионов человек.

Казахстан — единственное «государство» бывшего СССР, способное существовать хоть как-то самостоятельно. В основном — за счет той же сырьевой подушки и еще остающихся русских (они обеспечивают среднее звено специалистов).

При всей мрачности этой картины я не пытаюсь доказать, что в России все отлично и замечательно. Как раз наоборот. Да, по сравнению с Украиной Януковича уровень жизни в РФ за счет всей той же сырьевой подушки и сохранения внутреннего рынка плюс уцелевших кластеров прежнего потенциала, был в 1,5−2,5 раза выше. Притом, что в 1991 году была обратная ситуация, и уровень жизни в УССР в среднем был чуть-чуть повыше, чем в РСФСР. Но сие означает лишь то, что нынешняя РФ не в состоянии взять на себя функции полномасштабного донора для той же Украины. А создать единое экономическое пространство — нечто наподобие сильно ослабленного СССР, оказалось политически невозможно. «Таможенный союз», чтобы правильно понимали, это не средство «захвата незалежных совреспублик», как считают слабоумные либерали, это спасательный круг для них, который днем и ночью ваяют в Кремле. Именно поэтому тащат в ТС любую экономполитическую «дохлятину», которую только можно найти — Армению, Киргизию и так далее.

Украине Януковича хватило бы для стабилизации 15−20 миллиардов долларов год. Украине Порошенко нужно уже миллиардов 30, не менее. Украине Януковича «Таможенный союз» дал бы еще лет 5−10 жизни, плюс-минус. Может и даже 15. Украине Порошенко он уже практически бесполезен. О какой «интеграции» с Россией может идти речь, если в Украину-Руину Западом вложены десятки миллионов долларов (а это много по меркам мирового PR в странах Третьего мира) для доказательства ненужности этой интеграции, для разжигания гражданской войны, ненависти к русским и к самой же Украине?

Соответственно, сейчас все заинтересованные персоны пребывают в задумчивости на сей счет. У европейцев есть проблема. Они немного неверно оценили емкостный потенциал будущего восточно-европейского гумуса. Немного переоценили его твердость. Немного недооценили роль и значение даже в нынешних условиях РФ на постсоветском пространстве (точнее, порядок цифр был верный, ошибка оказалась в скорости процессов деградации). Например, «революционное правительство» в Киеве вполне могло удержать Донбасс, сделав его «федеральным». Но вместо этого была развязана бездарная, глупая и идиотская война, в ходе которой местные повстанцы перебили всю укро-авиацию, почти половину всей техники и так далее. Рота Стрелкова три месяца держала город со 100-тысячным населением, который укро-армия беспомощно обстреливала из советских гаубиц Д30.

То есть, никто не ожидал именно ТАКОЙ беспомощности и бездарности украинцев. Если говорить шире, это вообще ставит под вопрос, а что тогда такое пресловутая «пост-советская государственность», если совреспублика № 2 сгнила на корню за 20 с небольшим лет?

Это усложняет общую картину экономического процесса. Крошечную Прибалтику, допустим, удалось не без проблем, но все же прикрутить к Евросоюзу. ОК. А дальше? Есть ли смысл тогда вообще «демократизировать» РФ путем «революции»? Те же экономические санкции против России, равно как и экономический спад в РФ, нанесут самый серьезный удар не только самой России, но и по «кормящимся» от нее бывшим совреспубликам. Даже той же Прибалтике. Не говоря уже об Украине. Наглядная картинка:

в 2009 году падение ВВП в ЕС в среднем составило 4,5%

в РФ — около 8%

на Украине — более 15%.

При этом если ЕС затем с натугой, но попер вверх, если РФ с натугой, но стал давать 2−3% роста, то Украина и до конца 2013 года почти не вышла на устойчивый «позитивный рост». За счет чего тащить такой груз? Где брать куски пирога для него?

Экономический пирог на постсоветском пространстве продолжает как раз не расти, а сокращаться. Это связано, конечно, с уничтожением единого экономического пространства, с вымиранием и отмиранием ряда отраслей (например, на Украине производили самые крупные транспортные самолеты в мире, которые с удовольствием сейчас используют НАТО и США), развалом инфраструктуры (если в РФ не строится достаточно автодорог, то в какой-нибудь Молдавии или Украине их вообще не строится) и так далее.

Проще говоря, постсоветское пространство находится в глубоком структурном, экономическом, социо-гуманитарном кризисе уже третье десятилетие. На уровень 1991 года практически никто так и не вернулся. А ведь для устойчивого развития, для «роста» условного экономического «пирога» нужен не просто возврат на прежние позиции, а хотя бы заметный «припек» сверху. Сырьевой парашют" позволяет лишь более-менее спокойно планировать в пропасть, а внутренний рынок — который из всего пост-СССР есть лишь у РФ, лишь более-менее безболезненно скакать на заднице по кочкам. Но и только. Отсюда и заклинания о «вставшей с колен».

Однако, 140 миллионов населения для этого «вставания» маловато. Нужно не менее 200, а лучше 220. Причем настолько нужно, что, возвращаясь к вышенаписанному, Кремль готов на нищих киргизов, нищих армян, нищих белорусов и африканизированных украинцев. Это не вопрос имперских амбиций, это вопрос банального выживания этих самых киргизов, армян, белорусов, украинцев и прочих. В Кремле сидят советские интернационалисты, которые искренне хотят помочь «братским народам» (пусть и коряво). Накачивание звереющей Руины бесплатным газом было показательным.

Ситуация тупиковая. Проект «СССР-2», но как бы маленький, и как бы не всерьез, без Украины смысла не имеет. Белоруссия, Казахстан и РФ недостаточны, и более того, в такой конфигурации — бесполезны. Без «СССР-2» поддерживать Украину практически невозможно. Газовый бизнес не может себе позволить постоянно дотировать УССР. Для понимания: только калийный «кризис» 2013 года с крошечной Белоруссией обошелся РФ в 4 миллиарда долларов (2,5 миллиарда — льготный кредит плюс до 2−3 миллиардов — за счет выпадения пошлин от экспорта переработанной на белорусских НПЗ 50% нефти) — за счет бюджета. Отдельные частные и получастные бизнесы в РФ также не в состоянии субсидировать Руину.

Вероятнее всего, именно с этим и связано решение Евросоюза загодя объявить Украине о невозможности вступить в ЕС. Потому что без российских субсидий эта «страна» имеет все шансы превратится в некое подобие «солнечного Точикистона» после бегства оттуда «русских оккупантов». Тем более, что локально такое уже произошло — озверелая украинская военщина бомбит жилые кварталы, шахты и заводы. Это примерно соответствует политическому уровню Конго или Сомали.

Теперь вопрос в том, как РФ будет субсидировать Руину, чтобы смягчить ее экономический коллапс? Ведь одними гуманитарными макаревичами делу не помочь. Постсоветское пространство развалилось и редуцировалось до уровня Африки с вкраплениями Латинской Америки и небольшими кусочками Восточной Европы. Выйти же на траекторию созидательного роста мало шансов даже у РФ, в которой внедрена латиноамериканская экономика с дичайшими ставками по кредитам, инфляцией, вывозом капиталов и ресурсов.

А раз так, то Западу приходится сейчас принимать стратегическое решение: или добивать все до уровня «евразийской Африки», либо позволить что-то воссоздать (хотя бы на переходный период). Судя по недавно введенным Трампом санкциям, будут добивать…

СМИ2
24СМИ
Lentainform
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Лентаинформ
Медиаметрикс
Рамблер/новости
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня