Мнения / Кризис на Украине

Украинцы упустили шанс стать европейцами

Чиновники ЕС издали брошюру о том, почему «незалежная» никогда не вступит в Европейский Союз

  
8190
Украинцы упустили шанс стать европейцами
Фото: Zuma/TASS

В Брюсселе на саммите участников программы «Восточное партнёрство» президент Украины Петр Порошенко потребовал ускоренной интеграции его страны в Европейский Союз.

Бесконечно долго можно смотреть не только за течением воды или пламенем костра. Вступление Украины в Европейский союз имеет все шансы стать процессом перманентным, а значит, вечным. Российские СМИ не скрывали своего злорадства по поводу состоявшегося в Брюсселе саммита программы «Восточное партнерство», которая стартовала в 2009 году и включает в себя вопросы трансграничных отношений ЕС с Украиной, Белоруссией, Молдавией, Грузией, Арменией и Азербайджаном.

Как пишет «КоммерсантЪ»:

«Самые большие надежды на мероприятие в пятницу возлагала Украина. Петр Порошенко во время своего выступления на саммите заявил, что его страна рассчитывает на так называемые четыре союза ЕС: Энергетический союз, единый цифровой рынок, Таможенный союз и шенгенскую зону. О каких-то новых прорывных договоренностях по сближению Украины с Евросоюзом в пятницу, однако, объявлено не было. Вместе с тем глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер дал понять: Брюссель готов рассмотреть заявки Киева и предоставить ему соответствующие «дорожные карты». Кроме того, как сообщил Петр Порошенко, в ближайшее время Еврокомиссия представит новую программу макрофинансовой помощи Украине. Европейские чиновники постоянно подчеркивали, что о вступлении стран «Восточного партнерства» в ЕС речь не идет.

Напомним, из шести государств—членов этого объединения три — Украина, Грузия и Молдавия — объявили вступление в Евросоюз целью своей внешней политики. Накануне саммита пресс-служба внешнеполитического ведомства ЕС распространила документ «10 мифов о „Восточном партнерстве“», где в первом же пункте сказано: «Инициатива партнерства — это не процесс вступления в ЕС. Ее цель — создать общее пространство демократии, процветания, стабильности и тесного сотрудничества».

Еврокомиссар по вопросам расширения и политики добрососедства Йоханнес Хан же призвал «не спекулировать относительно членства этих трех стран в ЕС». «Если вы скажете: мы станем немедленно членами Евросоюза — это нереально», — сказал он, признав, впрочем: это именно то, что граждане этих стран хотят услышать. Еврокомиссар призвал Украину, Грузию и Молдавию сконцентрироваться на реализации соглашений об ассоциации с ЕС".

Читайте также

В общем, вместо геополитических прорывов в Европу и громких реляций — бубнеж завхозов. Но шутки-шутками, а вот для Киева это реальная проблема. С 1945 года Украинская ССР существовала в ранге международно-признанного государства с ограниченным суверенитетом (внутри СССР), была основателем и членом ООН, вела свою внешнюю (пусть и ограниченную) политику, а украинские кадры комплектовали союзную номенклатуру и органы государственной безопасности. Во время развала СССР украинская номенклатура сформулировала основной постулат всей пост-советской политики новой Украины — вхождение в состав Европейского союза. Последний был политически оформлен Маастрихтскими соглашениями в феврале 1992 года. Запланирован союз был в 1986 году Единым европейским пактом — Люксембургским договором. Ряд безответственных конспирологов подозревал, что развал СССР и создание Евросоюза могли быть как-то связаны.

2 июля 1993 года Верховная Рада Украины приняла постановление «Об основных направлениях внутренней и внешней политики Украины». В нем была утверждена стратегия на вступление в ЕС. Собственно, это и является конечной целью государства Украина, которую неизменно поддерживали все ее правительства и президенты (каким бы «пророссийскими» их не называла пропаганда). В 1994 году ЕС и Украина заключили «Соглашение о партнёрстве и сотрудничестве», вступившее в силу с 1998 года и действовавшее до 2008 года. Быстро выяснилась и неприятная деталь украинско-европейских отношений: брюссельские политики наотрез отказались не то чтобы давать формальные гарантии вступления Украины в ЕС, но даже и начинать разговоры об этом. Настойчивость украинской номенклатуры привела в 2002 году к первому полноценному политическому скандалу.

Тогдашний глава Еврокомиссии (главный исполнительный орган ЕС) Романо Проди во время визита президента Украины Леонида Кучмы в Италию сделал резкое заявление о том, что Украину никто не ждет в Евросоюзе. А наличие в той или иной стране «европеоидного населения» не является основанием для вхождения в ЕС (господин Проди в этой связи упомянул для примера находящуюся на другой стороне земного шара Новую Зеландию). Поэтому Киеву было предложено начать подготовку к подписанию соглашения об экономической и политической ассоциации с Евросоюзом, которое должно было быть заключено к 2015 году.

История с евроассоциацией Украины (соглашение о которой было ратифицировано этой осенью) привела к государственному перевороту на Украине и «договорной агрессии» соседней РФ. Но выяснилось, что ломать копья было не из-за чего: Евросоюз не собирается ни начинать переговоры о включении в свой состав Украины, ни инвестировать в ее экономику, ни тем более чрезмерно открывать свои рынки для ее продукции. Финансовые и политические дивиденды от всей этой беготни оказались нулевыми, если даже не отрицательными.

Даже переориентация внешней торговли Украины на ЕС, чем гордится киевский режим, имеет двойное дно. В 2013 году на долю ЕС приходилось 26,5% экспорта товаров Украины (16,7 миллиардов долларов), а в 2016 году доля Европы выросла до 37%, но в денежном выражении составила лишь 13,4 миллиарда долларов (общий экспорт Украины за это время обвалился с 63 до 36,6 миллиардов долларов). В текущем году доля украинского экспорта в ЕС достигла 43% и киевские чиновники планируют нарастить ее до 50%. При этом внешняя торговля для Украины становится все более убыточной. В 2015 году Украина от торговли товарами и услугами получила профицит в 3,8 миллиарда долларов, в 2016 году — 337 миллионов долларов, а по итогам января-сентября 2017 года дефицит составил 1,2 миллиарда долларов. При этом надо понимать, что во внешнеторговый баланс включаются также платежи РФ за транзит газа и аренду железной дороги. Если считать без них, то ситуация выглядит заметно хуже.

Согласно данным Национального банка Украины, оперативный дефицит Украины при торговле товарами за январь-сентябрь составил более 6 миллиардов долларов (против 4,7 миллиардов долларов за январь-сентябрь 2016 года). Общий дефицит внешней торговли товарами и услугами за первые девять месяцев текущего года пока составил 4,26 миллиарда долларов. Неожиданная, но тоже далеко не радужная с точки зрения баланса для бедной страны деталь: несмотря на низкую покупательскую способность населения, на Украину хлынул импорт. Если в январе-сентябре 2017 года экспорт товаров Украины относительно аналогичного периода 2016 года вырос на 21,1% (до 31,3 миллиарда долларов), то вот импорт прирос на 27,3% до 35,2 миллиардов (причем импорт из РФ вырос сразу на 37%). Получается, что экономическая ассоциация с ЕС сама по себе не стала драйвером экономического развития Украины…

Но экономика — дело скучное, а цифрами можно играть до посинения. Тем более государственная пропаганда даже галопирующее подорожание продуктов на Украине умудряется выдавать за очередную «перемогу». Но вот с национальной идеей государства Украина дела обстоят совсем плохо. Выросло уже целое поколение его граждан, которым в уши лили вранье о скором и неминуемом вступлении в Евросоюз и даже НАТО. Где оно? Почему его нет? Когда оно будет? Получается, что никогда? А как понять — никогда?

В марте 2016 года глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер заявил, что вопрос о членстве Украины в Евросоюзе можно будет поставить лет так лишь через 20 или 25: Ukraine will definitely not be able to become a member of the EU in the next 20-to-25 years, and not of NATO either. Это как же так? 25 лет усиленной евроинтеграции, а у Киева нет никаких документированных гарантий или договоренностей о начале хотя бы интеграционных переговоров! Официальные лица ЕС дипломатично хамят и публично отказывают стране во вступлении в Союз! Получается, четверть века внешней политики — псу под хвост.

На последнем саммите в Брюсселе дело дошло до того, что брюссельские политики специально для малограмотных украинских журналистов и дипломатов выпустили брошюры про «мифы программы «Восточное партнерство». Мол, программа не предназначена для интеграции Украины (да и остальных ее участников) в Евросоюз. А зачем вообще нужна такая Украина с такой программой? Украина, которая никогда не вступит в ЕС?

Читайте также

Где кнопка перезагрузки, чтобы отменить проваленный квест? Вопрос еще не стоит открыто на повестке дня политической жизни этой страны, но кое-кто в ней уже задумался над ним. Ведь без вступления в ЕС Украина обречена на дальнейшую экономическую деградацию и политическую турбулентность. Это касается в первую очередь не столько простых граждан, сколько бизнесменов, активы которых в последние 3−4 года серьезно потеряли в цене, да и политиков. Националистический угар в бедной и вымирающей стране вечно продолжаться не сможет. Пока биомассе удается еще пудрить мозги «ватной агрессией» и бесконечной военной тревогой. Но что будет через 2−3 года? А через 5 лет? А через 10 лет?

Может, второй шанс на евроинеграцию выпадет, если полностью обнулить предыдущий негативный опыт и запустить переговорный процесс от другого «государственного лица»? Например, от лица Западно-Украинской республики? Или Закарпатской республики? Которую в переговорном процессе однозначно поддержит Венгрия. Благо, уже сейчас 15% населения Закарпатской области (неофициально — 25%) имеют венгерское гражданство или визы на проживание в Венгрии.

Да и будущая Западная Украина из 5−6 областей (Волынская, Ровенская, Львовская, Ивано-Франковская, Тернопольская и, допустим, Черновицкая), оттяпанных в 1939 году у Польши и отчасти у Румынии в 1940 году, будет выглядеть более приемлемо для Евросоюза. Ведь 4−5 миллионов человек трудолюбивого населения без политических амбиций с австро-венгерским бэкграундом на компактной территории — это существенно лучше, чем 35−40-миллионное «нечто» с деревенским суржиком, дичайшей коррупцией и ВВП на душу населения как в Папуа-Новой Гвинее.

В общем, есть над чем подумать в ближайшие 20−25 лет.

Reddevol

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Владислав Шурыгин

Военный эксперт

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня