С кем воевать будем?

Глобальные конфликты-2018: прогноз аналитиков CFR

  
9229
С кем воевать будем?
Фото: Юрий Смитюк/ТАСС

По всему миру вспыхивают, пылают и тлеют конфликты, а американские чиновники старательно пытаются определить, насколько опасны они для США. При этом отнюдь не все конфликты таят в себе непосредственную угрозу интересам Америки, пишет украинский еженедельник «2000».

Именно поэтому Совет по международным отношениям CFR (издатель авторитетного журнала Foreign Affairs) ежегодно — вот уже десятый год подряд — публикует исчерпывающий анализ этой темы в стремлении оказать американским лидерам помощь в деле определения приоритетности и остроты угроз в наступающем году.

На протяжении минувшего десятилетия в центре внимания анализа CFR неизменно оставались риски для Америки, созданные внешними игроками. Сегодня совет учитывает и риски иного рода: угрозы, исходящие от Америки, как для окружающего мира, так и непосредственно для США.

«США — самый непредсказуемый игрок в современном мире, и этот факт вызывает глубокую тревогу, — говорит Пол Стэр, директор Центра превентивных мероприятий Совета по международным отношениям. — Мы свыклись с тем, что США неизменно занимают определенную позицию, и все внимание концентрировали на внешнем мире, считая его главным источником непредсказуемости и нестабильности».

Читайте также

Теперь в число подобных источников входят и Соединенные Штаты. Учитывая, как люди оценивают нынешнего президента, ни у кого нет уверенности в том, как именно на ту или иную ситуацию отреагируют американцы".

Похоже, самого президента это полностью устраивает. «Мне не хотелось бы, чтобы люди точно понимали, что я делаю или о чем думаю, — писал Трамп в 2015 году. — Это сбивает их с толку».

Угрозы высшей приоритетности

Недавно обретенная Америкой непредсказуемость в полной мере проявляется в двух сценариях, упомянутых в докладе CFR в качестве наиболее приоритетных рисков, по мнению 436 чиновников и экспертов по внешней политике: 1) военный конфликт с участием США, КНДР и ее соседей; 2) вооруженный конфликт между Ираном и США или с кем-либо из американских союзников, спровоцированный вмешательством Тегерана в региональные конфликты и поддержкой экстремистских группировок.

На текущий момент это два наи-более взрывоопасных из назревающих кризисов, уверены в CFR. Впрочем, согласованное мнение авторов упомянутого доклада, подготовленного в первой половине ноября, таково: вероятность «существенного» влияния потенциального конфликта с КНДР на США выглядит «умеренной». При этом большинство экспертов полагают, что этот конфликт способен спровоцировать наиболее ожесточенное военное противостояние со времен Второй мировой войны.

Согласно результатам опроса 2016 г., «острый кризис в Северной Корее» в связи с ее ядерной программой рассматривался тогда в качестве главного риска, а гражданская война в Сирии утратила статус наиболее приоритетного конфликта. В этом году все несколько иначе — самую серьезную тревогу вызывает вероятность прямого военного столкновения КНДР и США, а подспудно и риск эскалации подобных столкновений и первый в истории обмен ядерными ударами.

Изменилось «представление людей о том, что такое война», подчеркивают в CFR. Объяснить это можно нарастанием градуса словесной перепалки между Дональдом Трампом и Ким Чен Ыном; стремительным прогрессом КНДР в вопросе создания ракет, способных наносить удары по США, а также в разработке малогабаритных ядерных боеголовок для таких носителей; неоднократными угрозами Трампа и его советников, грозящих при необходимости задействовать вооруженные силы.

Выводы доклада CFR полностью соответствуют оценкам, недавно озвученным прекрасно информированными наблюдателями (отставным адмиралом Джеймсом Ставридисом и Джоном Бреннаном, директором ЦРУ при президенте Обаме). Вероятность неядерного вооруженного конфликта между США и КНДР Ставридис оценивает в 20— 50%, а риск ядерной войны — в 10%.

Бреннан критическим фактором считает непредсказуемость Трампа: именно благодаря ей, по его словам, вероятность войны достигает 20—25%. «Я достаточно четко понимаю: КНДР не хочет вступления в масштабный военный конфликт. И США на протяжении многих лет отвергали идею развязывания подобного кризиса. Но мне неизвестно, какое именно решение может принять Трамп, как и то, на какие действия он способен пойти», — поясняет Бреннан.

Определенные риски, похоже, создаются сомнениями в готовности Трампа к соблюдению ядерной сделки с Ираном, поскольку он «отказал ей в поддержке», направил этот документ в конгресс на пересмотр и демонстрирует готовность к полному выходу из иранских договоренностей. Сегодня высока вероятность американо-иранского конфликта по целому ряду взрывоопасных проблем — от ракетной и ядерной программы и попыток Тегерана по расширению влияния в Сирии и Ираке до поддержки Ираном йеменских, ливанских и палестинских воинствующих группировок, против которых яростно выступают США, Израиль и Саудовская Аравия.

Потенциальное столкновение между Ираном и США (с союзниками) может иметь значительные последствия, но аналитики CFR считают подобное развитие событий «умеренно маловероятным». Примечательно, что в прошлогоднем докладе такой сценарий вообще не упоминался: Иран занимался тем же, но сомнений в жизнеспособности ядерной сделки тогда ни у кого не возникало.

В эту же категорию входят и сценарии иного рода, в том числе вероятность теракта с большим количеством жертв на территории США, мощная кибератака на критически важные объекты американской инфраструктуры, а также еще два варианта (с учетом полного затишья на каждом из этих фронтов в 2017-м их упоминание может вызвать удивление): возможность военных столкновений между Россией и членами НАТО, а также между Китаем и одним из государств Юго-Восточной Азии (из-за территориальных споров в Южно-Китайском море).

Тревожное ожидание вражды по линии Россия — НАТО «может служить лишь банальным отражением ухудшения американо-российских отношений. В контексте любых новых разоблачений вмешательства России в президентские выборы 2016 г. в одной из горячих точек Восточной Европы может наблюдаться эскалация», — отмечают в CFR.

В число приоритетных рисков входят еще два варианта развития ситуации. Они считаются весьма вероятными, но степень их воздействия на США носит умеренный характер. Это ухудшение обстановки в Афганистане (тут готовность администрации Трампа к соблюдению прежних обязательств остается неопределенной), а также эскалация насилия в Сирии, где президент Асад занят восстановлением контроля над территориями опустошенной войной страны.

Любопытно, но в этом году в списке возможных проблем нет отдельного упоминания об «Исламском государстве» * — и это при том, что опасения относительно террористических атак ИГ все еще актуальны.

Угрозы первостепенной важности

Значительные последствия для США составители нынешнего доклада усматривают только в одном из рисков второго плана, но при этом говорят о невысокой вероятности его практической реализации. Речь идет о вооруженном конфликте между Японией и Китаем в Южно-Китайском море из-за споров о суверенитете островов Сенкаку (Дяоюйдао).

В число сценариев с высокой степенью вероятности (но с незначительными последствиями для Америки) входят дальнейшее обострение экономической и политической ситуации в Венесуэле, усугубление гуманитарной катастрофы в Йемене, постоянные теракты исламистов в Сомали, кровавые столкновения правительственных войск и мусульман рохинджа в Мьянме.

Примечательно, что в ООН конфликт в Мьянме назвали потенциальным «геноцидом», а Совету по международным отношениям в прошлом году спрогнозировать такую эскалацию ситуации в этой стране не удалось. Видимо, дело в том, что гуманитарным кризисам в подобных докладах традиционно уделяется меньше внимания, чем угрозам терроризма и распространения ЯО, а также вероятности выполнения своих обязательств американскими вооруженными силами.

Остальные конфликты в докладе CFR оцениваются как события с умеренным воздействием на США и такой же степенью вероятности. Среди них — разгул преступности в Мексике (в следующем году тут состоятся всеобщие выборы), эскалация насилия на востоке Украины в ходе противостояния между поддерживаемым Россией ополчением и украинскими вооруженными силами; интенсификация насилия в столкновениях курдских группировок и правительственных войск в Турции и в Ираке (курды осенью пытались, но не сумели добиться независимости с помощью референдума); масштабный военный конфликт Пакистана и Индии (как итог терактов и беспорядков в находящемся под контролем Нью-Дели Кашмире), рост напряженности в отношениях между израильтянами и палестинцами (доклад был подготовлен еще до решения Трампа о признании Иерусалима столицей Израиля и переносе посольства США), а также стычки между Израилем и поддерживаемой Ираном группировкой «Хезболла» в Сирии и на израильско-ливанской границе.

Угрозы второстепенной значимости

Практически все сценарии третьего уровня важности привязаны к Африке — это говорит не только о степени их интенсивности на континенте, но и о восприятии участниками опроса последствий таких конфликтов для интересов США (в сравнении с кризисными ситуациями в Азии, Европе и на Ближнем Востоке). Единственным исключением стал сценарий, не упоминавшийся в докладах предыдущих лет: это вероятность политических волнений и экстремистского насилия на Балканах, где именно нестабильность сыграла роль спускового крючка Первой мировой войны, а затем и вооруженных конфликтов 1990-х.

В данную категорию можно включить и такие потенциальные кризисные ситуации: рост политического насилия в Демократической Республике Конго (недавно здесь в бою убиты 15 миротворцев ООН) и волнения в Зимбабве (военные вынудили Роберта Мугабе, правившего почти 40 лет, подать в отставку).

Неприоритетные для Америки угрозы

В список из 30 возможных конфликтов, составленный Советом по международным отношениям, не вошли наблюдения аналитиков, обращавших внимание на угрозу политической нестабильности, порожденной националистическими и сепаратистскими движениями в Евросоюзе. Каталонцы, к примеру, недавно проголосовали за независимость от Испании, а корсиканские националисты победили на местных выборах, пообещав избирателям расширение автономии и, вероятно, даже отделение от Франции. Не нашел отражения в докладе и потенциал роста числа террористических актов на территории Синайского полуострова. А ведь всего через 10 дней после завершения работы над докладом боевики уничтожили свыше 300 верующих в суфийской мечети Синая.

Читайте также

Представители Совета по международным отношениям опросили и сотрудников СМИ, задав им вопрос о том, какие еще сценарии следует рассмотреть. В ответ прозвучало много откровенно диких прогнозов — например, «Трамп объявит войну Китаю». Но количество респондентов, озвучивавших подобную чушь, оказалось совсем невелико, потому составители доклада не рассматривали подобную аналитику, посчитав ее совершенно нереалистичной.

Но более всего в докладе 2017-го поражает то, что государственные чиновники и эксперты по внешней политике в ответ на предложение CFR поделиться прогнозами на ближайшее будущее не стали относить вероятность войны между двумя ядерными державами в категорию совершенно немыслимых предположений. Респонденты CFR не готовы понижать вероятность сценария полномасштабной ядерной войны до уровня второстепенной угрозы. Напротив, этот сценарий оказался в числе потенциально главных рисков в наступившем 2018 году!


От редакции: Этот материал представлен в рамках совместного проекта «Свободной Прессы» и украинской газеты «2000». Сегодня еженедельник «2000» остается одним из немногих объективных украинских СМИ.


* «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ) признано террористической организацией, деятельность которой в России официально запрещена решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Трухачёв

Политолог

Олег Смирнов

Заслуженный пилот СССР

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
10 лет Свободной Прессе

Среди общественно-политических изданий в русском сегменте интернета сайт «Свободной прессы» — один из лучших. Он очень удобно организован, разнообразен, часто обновляется. В статьях наблюдается оперативная и объективная критика действительности. Все это заставляет проявлять к изданию внимание, и подталкивает к сотрудничеству.

Хотелось бы, чтобы на площадке «Свободной прессы» были представлены самые разные мнения. Даже те, которые противоречат идеологической линии сайта. Я бы приветствовал еще и появление обзоров интересных научных материалов. Как сказал в 1957 году китайский лидер Мао Цзэдун, «пусть расцветают сто цветов, пусть соперничают сто школ».

Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня