Борьба за Высоцкого

Почему чиновники Украины боятся популярности великого русского поэта и барда

  
1788
На фото:  спектакль "Гамлет" на сцене Московского театра драмы и комедии на Таганке. В роли Гамлета - Владимир Высоцкий, 1971 год
На фото: спектакль «Гамлет» на сцене Московского театра драмы и комедии на Таганке. В роли Гамлета — Владимир Высоцкий, 1971 год (Фото: ТАСС)

Пять лет назад в еженедельнике «2000» была опубликована моя статья к 75-летию со дня рождения Владимира Семеновича Высоцкого: «Борьба за Высоцкого».

В статье мы писали: «Однако Владимир Высоцкий — это такая исполинская глыба, что даже сегодня, спустя 33 года после его смерти, в совершенно другой стране и иной исторической ситуации, его гражданственная поэзия и сама его незаурядная личность остаются оружием в идейной борьбе. Воспользоваться этим оружием — острым и воистину „бронебойным“, разящим наповал, — хотели бы все: от либералов и „западников“ до коммунистов и „национал-патриотов“. Поэтому „борьба за Высоцкого“ сегодня важна, как никогда, и она, возможно, со временем будет только разворачиваться». Прошло пять лет, и в сегодняшней «еще более иной исторической ситуации», в «еще более другой стране» борьба за Высоцкого, 80-летие со дня рождения которого только что отметили, в самом деле усиливается.

Правда, сегодняшний украинский официоз пользоваться этим «бронебойным» оружием не может и не хочет, он предпочитает его выбросить, уничтожить, стерев память о Владимире Семеновиче из умов своих граждан, пишет украинский еженедельник «2000». На днях общественность всколыхнуло заявление главы Института национальной памяти Владимира Вятровича, приравнявшего Высоцкого (написав его фамилию с маленькой буквы!) к таким «отвратительным щупальцам русского мира», как «совок» и «московская церковь», заодно, в одной компании, с «ирониейсудьбы» и «восьмыммарта».

На первый взгляд, помещение Владимира Семеновича в список «щупалец» совершенно абсурдно и объясняется только доведенной до «крайней крайности» русофобией — и именно так воспринимает злобствования Вятровича большинство тех граждан Украины, кто возмущен скандальным высказыванием. Ну, в самом-то деле, Высоцкий не был коммунистом, он очень критически относился к советской действительности, и воспринимается оттого всеми либералами-антисоветчиками как «сугубо свой». Трудно отыскать в его творчестве и какую-либо «украинофобию».

Сам г-н Вятрович обосновывает свою точку зрения тем, что, мол, Высоцкий своим любимым в народе творчеством способствует распространению на Украине российского культурного влияния. С этой точки зрения, для Украины вредно всякое русское слово, каждый культурный деятель России от Пушкина до Булгакова и от Высоцкого с Цоем до Пугачевой (ее Вятрович тоже упомянул). Но ведь поющие тоже по-русски Макаревич и Гребенщиков не вызывают в сегодняшнем украинском мейнстриме никакого отторжения, и их принимают с распростертыми объятьями!

Читайте также

Так чем же, спрашивается, представляемый часто антисоветчиком Владимир Высоцкий «хуже» антисоветчика Андрея Макаревича? Думается, ответ был дан в той нашей статье пятилетней давности, основанной на анализе многогранного и идейно сложного творчества Высоцкого. И высказывание Вятровича бьет по утверждениям некоторых доживших до наших дней либеральных друзей Высоцкого, что, будь он сегодня живой, он обязательно «был бы вместе с Навальным». В том-то и дело, что вряд ли бы он с ним был, что он господам «либералам» чужд и идеологически опасен.

Тогда, пять лет назад мы писали: «Песни Высоцкого не утратили ни грамма актуальности, по-прежнему призывая к борьбе за справедливость, против подлости, предательства, лицемерия тех, кто угнетает полуразрушенную и опустошенную двадцатилетием „реформ“ страну, высасывая из нее жизненные соки. Они зовут нас на эту борьбу, повествуя, казалось бы, об отвлеченных вещах; они взывают к нашей совести одной лишь своей невероятной энергетикой („Я не люблю“, „Охота на волков“, „Парус“)». В сегодняшней реальности, где царят подлость и лицемерие, с особенной силой звучат строки Владимира Высоцкого из его песни, которую можно считать выражением жизненного кредо великого Поэта:

Я не люблю, когда стреляют в спину,

Я также против выстрелов в упор.

Я ненавижу сплетни в виде версий,

Червей сомненья, почестей иглу

Или — когда все время против шерсти,

Или — когда железом по стеклу.

Я не люблю уверенности сытой,

Уж лучше пусть откажут тормоза.

Досадно мне, что слово «честь» забыто

И что в чести наветы за глаза.

Когда я вижу сломанные крылья —

Нет жалости во мне, и неспроста:

Я не люблю насилья и бессилья,

Вот только жаль распятого Христа.

Я не люблю себя, когда я трушу,

И не люблю, когда невинных бьют.

Я не люблю, когда мне лезут в душу,

Тем более — когда в нее плюют.

Естественно, кое-кто искренне и по-своему справедливо ненавидит Высоцкого также за его песни о войне, переставшей быть Великой Отечественной:

На братских могилах не ставят крестов,

И вдовы на них не рыдают,

К ним кто-то приносит букеты цветов,

И Вечный огонь зажигают.

Здесь раньше вставала земля на дыбы,

А нынче — гранитные плиты.

Здесь нет ни одной персональной судьбы —

Все судьбы в единую слиты.

А в Вечном огне видишь вспыхнувший танк,

Горящие русские хаты,

Горящий Смоленск и горящий рейхстаг,

Горящее сердце солдата.

Крамольно как-то в нынешних реалиях Украины звучит и песня Владимира Высоцкого, прославляющая тяжкий труд шахтеров, этих «донецких ватников» («Черное золото»):

Вот вагонетки, душу веселя,

Проносятся, как в фильме о погонях,

И шуточку «Даешь стране угля!»

Мы чувствуем на собственных ладонях.

Шутливые и сатирические песенки Высоцкого, высмеивавшие определенные стороны той, советской жизни, сегодня приобретают новое звучание; вот примеры:

Сколько слухов ["фейков"] наши уши поражает!

Сколько сплетен разъедает, словно моль!

Ходят слухи, будто всё подорожает, абсолютно [это точно!],

А особенно поваренная соль…

Очень вырос в целом мире

Гриппа [кори] вирус — три, четыре! -

Ширится, растет заболевание.

Если хилый [и если бедный] - сразу в гроб! …

Кто знает, если б жил сегодня Высоцкий, не отозвался бы он какой шутливой песенкой на казус с «ихним» «кибернетическим разумом», зависшим после вопроса о том, что же делать с коррупцией в России и на Украине?

Читайте также

А что тут можно сделать, коли повсюду засели те, про которых невозможно сказать: «Значит, нужные книги ты в детстве читал»? Те, кому в детских играх мы назначали бы «роли предателей, трусов, иуд»?

Если, руки сложа,

Наблюдал свысока

И в борьбу не вступил

С подлецом, с палачом, —

Значит, в жизни ты был

Ни при чем, ни при чем!

Еще, о выборе жизненного пути, «хорошую религию придумали индусы»:

Стремилась ввысь душа твоя —

Родишься вновь с мечтою,

Но если жил ты, как свинья,

Останешься свиньею.

А какие могут быть мечты, зовущие ввысь, если с детства утверждается мечта лишь о карьере да о богатстве, о «бабках» и «тачках»? И вот мы кругом видим, как реализуются чьи-то свинские мечты, превращающие и всю нашу жизнь в свинство!

Пан Вятрович, безусловно, прав: творчество Высоцкого следует запретить и полностью искоренить как крайне вредное и опасное. А в особенности строго нужно запретить фильм «Место встречи изменить нельзя», в котором хриплым голосом Высоцкого — Глеба Жеглова звучит без сомнения экстремистский, посягающий на сами основы постсоветской экономической системы и государственности лозунг:

ВОР ДОЛЖЕН СИДЕТЬ В ТЮРЬМЕ!

Дмитрий Королев.


От редакции: Этот материал представлен в рамках совместного проекта «Свободной Прессы» и украинской газеты «2000». Сегодня еженедельник «2000» остается одним из немногих объективных украинских СМИ.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Вадим Кумин

Политик, кандидат экономических наук

Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня