Мнения

Пора идти в народ

Евгений Левкович: чем на самом деле нужно заняться Координационному совету

  
26

Я особо не удивлен, но расстроен. Длинная простыня, написанная на днях членом Координационного совета оппозиции господином Пархоменко о том, чем занимался совет в течение месяца после своего избрания, совершенно ясно показывает: по сути, ничем. Получается, лаялись в почте и твиттере, обсуждали регламент, по которому должны проходить будущие, крайне редкие, насколько я понимаю, собрания, спорили о каких-то никому из избирателей не ведомых программах, о том, когда проводить шествие — 8-го или 9-го декабря, как его лучше назвать, и что должно быть нарисовано на плакатиках. Я открою вам, господа, тайну: половине простых смертных участников протестных акций хоть «нет войне» на них будет написано, а голосовать вы на собраниях будете собственным задом, а не руками — суть уже давно ясна, и разжевывать ее по сто раз нет никакого смысла. Все это страшно разочаровывает не только меня, а довольно серьезную часть избирателей, вы и сами это видите. Вы превращаетесь в банальных бюрократов. Вы там хоть понимаете, что взяли ответственность как минимум за сто тысяч человек, которые просто хотят ЧЕСТНОЙ, ОТКРЫТОЙ и ПОДОТЧЕТНОЙ власти? И что единственно возможные общие для совета требования давно выдвинуты, а сильно других, совместных (тем более программ!), у таких людей как Собчак, Удальцов и Поткин нет, и быть не может? О чем вы там вообще?

Вы даже полуофициально, кулуарно, не признаны никем из элиты. Ни на какую законодательную или исполнительную работу существующей власти, разумеется, влиять пока не способны. В Кремле над вашим (и нашим, просите уж) органом в лучшем случае брезгливо смеются, в худшем — дают распоряжение следственным органам попугать или посадить отдельных, самых ретивых и бескомпромиссных его представителей, или проводят через подконтрольную думу еще один репрессивный закон. В этой ситуации единственное, что вы РЕАЛЬНО могли бы сделать, или хотя бы попытаться сделать — в очередной раз вывести на улицы Москвы как можно большее число людей. В совете сидит масса известных и уважаемых (каждый в своем кругу) личностей. У каждого из них, определенно, есть свои связи и площадки. У каждого есть немало сторонников, готовых помогать в деле без какой-либо финансовой компенсации. Но и организацией уличного протеста вы, почему-то, не занимаетесь, или занимается крайне вяло. Это что, такая форма саботажа?

Справедливости ради, имитация деятельности — беда не только ваша, засвеченных и избранных лиц, но и многих представителей оппозиции в целом. На прошлой неделе я присутствовал на так называемом «народном оргкомитете» по подготовке марша 8-го декабря. Вопрос к собранию был сформулирован предельно четко и, на мой взгляд, правильно: что нужно сделать для того, чтобы народу пришло как можно больше — по крайней мере, больше, чем в прошлые разы? Присутствовало около ста человек, известных активистов, вроде готовых тратить свое личное время на общее дело. Но и тут все разговоры свелись к обсуждению того, какого цвета должны быть стикеры, сколько разрисованных анонсами автомобилей можно пустить по городу, дружить или не дружить с националистами, ставить или не ставить в авангард шествия десяток сочувствующих ветеранов Афганистана, и к прочим, не относящимся к реальной повестке дня вопросам. Единицы было конкретных, существенных идей. Ну, так хоть вы покажите пример!

Я надеюсь, вы ведь реально понимаете, что без русского «майдана» в ближайшее время не изменится ничего? Что власть останется при своем надолго, а люди — надолго в тюрьмах? Что у вас (нас) просто нет никаких других реальных инструментов и рычагов, и никто их вам (нам) просто так не предоставит? Что не нужно уже никаких трибунных речей и бешеных затрат на сцену и аппаратуру, стикеров и плакатов, а нужна просто внушительная толпа? Что вся мировая история показывает, как за считанные дни меняется политическая ситуация, когда количество уличных протестующих, без всяких концертов и барабанщиков, переваливает за критическое для власти число? Когда для размещения людей физически не хватает ни отдельно взятой площади, ни отдельно взятого проспекта, и появляется высокая вероятность того, что город погрузится в хаос? Что только данная ситуация позволяет лидерам оппозиции как минимум требовать от президента или премьера немедленных переговоров — по перевыборам, политическим реформам, и освобождению политзаключенных? Что никаких других технологий, когда у оппозиции нет и не может быть полного единства, когда нет поддержки у военных, своих ребят в элите, серьезной помощи бизнеса, не существует?

В Москве для той самой критической массы, смею предположить, достаточно полумиллиона человек. Такое количество потенциальных противников власти и сторонников политических реформ в городе есть — тут не надо даже социологических опросов. Проблема в том, что этими людьми НИКТО из вас не занимается. Они пока сидят дома, но дома их оставляет, прежде всего, бесконечная ваша медиа-болтовня (причем в твиттере и блогах, которых у большинства людей старше сорока лет попросту нет) и банальная лень. Оппозиционная политика в такой стране, как наша — это, к сожалению, полное и ежедневное РУЧНОЕ участие, и пожертвование многим: от семьи и внушительной части работы (понятно, что какие-то деньги на жизнь зарабатывать все равно надо), до футбола, пьянок, и личной свободы, в конце концов.

В том же совете — 45 человек. Если бы каждый из вас, по ДАВНО ИЗВЕСТНОЙ технологии, составил бы список из ста своих соратников, сочувствующих, почитателей таланта, друзей, готовых безвозмездно помогать, НЕ ИЗ ЧИСЛА всем известных и давно «марширующих» активистов — это было бы хотя бы первое конкретное дело на пути к выполнению уже как ГОД существующих требований. Эти списки, безусловно, не должны пересекаться и повторять друг друга, и поэтому это серьезная общая работа. Но давайте начистоту: если у политика в «загашнике» нет ста таких людей, или он не может найти их и мобилизовать — то он вовсе не политик, и разговаривать тогда вообще не о чем. Но я как-то верю, что у вас есть.

И вот если бы каждый из 45 человек составил бы для себя список «ста» своих активистов, обзвонил их, провел бы с ними личные встречи, или общее собрание, и поставил бы для каждого совершенно конкретную задачу — сделать ровно такой же свой список, вот прям на бумаге, с зашифрованным именами и фамилиями — это было бы уже второе конкретное дело. Ясно, что речь не может идти о какой-то партийной или военной дисциплине, что самим активистам нужно будет добровольно ходить по домам, обзванивать всех своих родных, друзей, знакомых, близких, и не очень близких, просить, объяснять — в общем, потратить на все это приличное количество времени и сил. Тем не менее, простая арифметика, и ее результат, таковы: 45 Х 100 Х 100 = 450 тысяч человек. Они, конечно, на крови не клянутся, и контракты не подписывают, поэтому каждый второй все равно останется дома. Но даже в этом случае вы (мы) получаете цифру, о которой, на данный момент, можете только мечтать — больше двухсот тысяч человек, и это без стихийно присоединившихся граждан. И это работа, извините, одного месяца, того самого месяца, во время которого вы обсуждаете регламенты, названия, цвета и размеры, новаторские лозунги, которые вовсе и не новаторские, и прочую ПОЛНУЮ для власти дребедень.

И чтобы не быть тут таким очередным самым умным, я лично ОБЯЗУЮСЬ уже 8 декабря (или когда вы там решите — хотелось бы, знаете ли, побыстрее) вывести на улицу свою небольшую колонну, пусть это будет даже 30−50 человек, но из числа тех, кто НЕ ЯВЛЯЕТСЯ постоянными участниками акций протеста. И я задокументирую этот факт, я покажу вам, что это действие — вполне реально. Притом что я — не политик, не известный поэт, не телезвезда, не состою ни в одной из организаций, за мной нет никого.

Всем этим я хочу сказать главное: посты в жж, фейсбуке и твиттере, креативные ролики в ютубе, ваши споры и прочее — это все здорово, но, как показывает практика, не работает. Прошел год, дело никуда не двигается. Все только хуже — с тех пор брошено в тюрьмы десятки человек, принято десятки новых чудовищных законов. И нужно, наконец, понять, что организация протестных действий, мобилизация населения — это серьезнейшая РУЧНАЯ МЕНЕДЖЕРСКАЯ работа. Нет, и не будет у вас (нас) таких площадок, как Первый канал и НТВ. Денег не будет тоже. За руку буквально надо людей приводить, и ходить надо по улицам, пешком, как Ройзман у себя в Екатеринбурге. И ничего страшного в этой работе нет — все технологии уже давно придуманы и были эффективно использованы десятки раз. Если кто-то из вас скажет, что это глупо или нереально, то ему просто придется признаться в том, что он хочет раздавать направо-налево интервью, важно заседать и выпускать грозные резолюции, над которыми уже смеются даже ваши (наши) потенциальные сторонники, и выпивать в кабаках с более важным, чем раньше, видом. И больше ничего. Мне бы очень хотелось, чтобы вы перешли к конкретным делам, показали власти, что вы (мы) — сила, с которой следует считаться немедленно, а не через шесть-двенадцать лет. Пока же, после прочтения простыни Пархоменко и «группы граждан», мне стыдно, потому что когда смеются над вами — косвенно смеются и надо мной.

Да, если что — это было совершенно конкретное предложение по программе действий. Поступившее от вашего избирателя, участника всех протестных акций, у которого две административные судимости. Так что имею право. «Мораторий» они объявляют на «публичное обсуждение личностей». С дуба рухнуть.

Фото: Василий Шапошников/Коммерсантъ

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Марков

Политолог

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня