Мнения

Воспоминания о будущем

Нынешнее поколение будет жить при неофеодализме?

  
5196

О проблеме неофеодализма я уже писал не раз. Немало внимания я уделял его сходству с классическим феодализмом. Теперь хотелось бы поговорить о различиях. Развить многие положения, которые были затронуты мной в книге «Репортаж с тонущей Атлантиды».

Также мне хочется описать картину будущего. Гораздо более реальную картину. Чем ту, которую дают «полукремлёвские мечтатели» вроде Проханова. Без всяких там «звездолётов». На постройку которых тупо нет ресурсов. Ни сырья, растраченного на сиюминутные прихоти и нужды рынка. Ни уходящей экономической мощи. Ни потерявшей способности к дальнейшему развитию науки.

Наступает неофеодализм. Какую же специфику он будет иметь?

Классическая античность породила христианство. Реальную оппозицию и реальных преемников — продолжателей традиции. Преемники и продолжатели — всегда в значительной степени разрушители наследия.

Нынешняя «античность» обладает чрезмерно эффективной «системой безопасности». Прежде всего — системой абсорбирования, «переваривания» и разложения «изнутри» любой внутризападной оппозиции. Например, практически полностью съедены христианство и социализм. Несмотря на наличие легальных и действенных институтов социальной самоорганизации. И христиане, и социалисты слишком часто не имеют собственного стереотипа поведения. Стереотипа отношения к жизни и людям. А пользуются таковым, заимствованным у «общества потребления».

Именно «оппозиционные» стереотипы поведения уничтожает современное общество. При этом со вкусом используя их внешнюю атрибутику. Отчасти оно добралось и до незападных культур. Хотя и в значительно меньшей степени.

Но ни какая система безопасности не защищает от внутреннего разложения. Она только его подстёгивает. То, что считается в современном обществе нормальным, естественным и общепринятым — ведёт к уничтожению общества. Не только недобросовестные политики и интеллектуалы, но и любой человек, пытающийся быть «как все», рубит сук, на котором сидит. Для этого не обязательно нарушать законы и кого-то обижать. Достаточно активно потреблять, развлекаться, заниматься сексом без детей, не заморачиваться по поводу политики и национального вопроса.

Так что, в отличие от становления классического феодализма, Западу нечего предложить новому обществу в сфере идеологии, духовности, мировоззрения. Поэтому при становлении неофеодализма наше культурное наследие будет «зачищаться» гораздо более жестоко и последовательно, чем при переходе к классическому средневековью. С одной стороны, в этом преуспеют иноплеменники, имеющие собственную развитую мировоззренческую систему в виде ислама. Но и внутренним «феодализаторам» придётся выкинуть на свалку истории гораздо больше, чем, например, византийцам. За ненадобностью и несоответствием новым условиям.

Перейдём к другим немаловажным различиям. И у римлян, и у варваров времён великого переселения народов в целом сохранялась приличная система жизнеобеспечения. Основанная на сельском хозяйстве. Хотя и у тех, и у других она переживала кризис. У римлян — в связи с налоговым бременем, произволом латифундистов и общим экономическим кризисом. У варваров — в связи с частыми переселениями и чрезмерной ролью военного дела.

У современных западных людей система жизнеобеспечения разрушена едва ли не полностью. Наряду с системой самоорганизации. У мусульман и прочих мигрантов система самоорганизации в значительной степени сохранилась. Но система жизнеобеспечения у них тоже крайне подорвана. Особенно в среде мигрантов. И особенно в Западной Европе и США. Там «неофеодальные» этносы целиком паразитируют на постмодернистской экономике. Которая, в свою очередь, паразитирует на достижениях модерна и добыче сырья.

В России «неофеодальные» этносы сохранили систему жизнеобеспечения несколько лучше. Но всё равно она в значительной степени подорвана. Например, одни сообщества чеченцев и дагестанцев имеют неплохую систему жизнеобеспечения. Другие же полностью паразитарны. Их члены не способны заниматься сельским хозяйством как по психологическим причинам, так и из-за утраты навыков. Активно функционирует система жизнеобеспечения только у таких этносов, как курды и турки-месхетинцы. Живущих в социальной (не географической) изоляции от современного общества.

Поэтому в случае падения постмодернистской экономики произойдёт крушение общества как такового. Начнётся война всех против всех. Сопровождаемая голодом. Не стоит забывать и о чрезвычайном дефиците водных ресурсов. Что может привести к полному запустению многих цветущих регионов планеты. Неофеодализм может наступить быстрее, чем это осознают оставшиеся в живых.

Когда как переход к классическому феодализму происходил в течение веков и был достаточно плавным.

Классический феодализм был технически отсталым, имел в своём распоряжении значительные природные ресурсы и остро нуждался в любых, самых разных людях.

Неофеодализм будет располагать достаточно совершенными технологиями, иметь минимум природных ресурсов, и нуждаться только в квалифицированных специалистах. Обычные люди в условиях острого недостатка ресурсов и просто пищи будут обузой.

После эпохи «первоначальной смуты» появятся два вида центров новой цивилизации. Первый — центры, где сохранится более-менее инфраструктура «цивилизованного общества». Промышленная, образовательная, оборонная и пр. Эти центры возглавят неофеодально мыслящие элиты. Они могут быть «из местных», закалившихся в борьбе с мигрантами. Могут быть и мигрантами, сравнительно неплохо усвоившими основы цивилизации. И давшими ей свою витальную силу. А могут иметь и смешанное происхождение. Состоять из людей, объединившихся ради сохранения относительно цивилизованного уклада.

Из такого общества будут выброшены индивидуализм, гедонизм, «бабловерие» и расточительство. Выброшены вместе с очень значительной частью высокой культуры и правами человека. Будут введены коллективизм, культ ответственности, самопожертвования и жесточайшей дисциплины. Будет существовать жесткая организация и реальная вертикаль власти. Большую роль в её создании сыграют жесткие и одарённые лидеры. Способные создать эффективные команды. Которые смогут работать в экстраординарных условиях. По крайней мере, появление «византии» без такого лидера проблематично.

За счёт описанных выше мер будет сохранён относительно приличный уровень инфраструктуры, технического развития. И людям более менее будет что есть. Хотя на месте ресторанов появятся пункты распределения военных пайков. За которые граждане новоявленных «византий» будут сражаться с подлинным героизмом. Чрезвычайность и алармизм станут нормой на века. Будущая «византия» будет во многом походить на современную Северную Корею… По крайней мере, первое время.

Это, наряду с подавляющим техническим превосходством, испытают на своей шкуре окрестные «варварские» сообщества. Многие из которых будут подвергнуты настоящему геноциду. (Неквалифицированные рты никому не нужны. А потенциальную опасность нужно ликвидировать).

В эпоху становление классического феодализма силу византийского оружия времён императора Юстиниана испытали на себе готы и вандалы. Но у будущих византийцев благодаря технике возможности будут гораздо больше…

Наверное, будут существовать и центры неофеодализма другого происхождения. Их создадут воинственные и сильные варвары, сумевшие восстановить систему жизнеобеспечения. Прежде всего — сельское хозяйство. И сумевшие это хозяйство защитить с оружием в руках. С помощью как природной воинственности, так и централизованного управления. Огромная роль лидеров-основателей будет иметь место здесь.

Основатели таких центров сумеют, например, подчинить себе некоторые центры технических знаний. При этом, сохранив их. Или наладить обмен сельхозпродукции на технику. Возможно, эти варвары будут переманивать и / или похищать технических специалистов.

«Византии» и «варварские королевства» будут жестоко враждовать друг с другом. А так же заключать союзы и торговать. Обмениваться идеями и элементами картины мира. Со временем уровень развития и образ жизни будет выравниваться. Хотя различия всё же останутся.

Будут существовать и огромные безлюдные пустыни. Которые, быть может, займут большую часть суши. Созданные совместно природой (изменениями климата) и человеком (расточительным землепользованием, промышленным загрязнением). Примитивная человеческая жизнь будет там теплиться только в редких «оазисах». Из которых излишки населения, возможно, опять начнут расползаться по пустыням. Ведя жизнь, сходную с жизнью австралийских аборигенов или народов Крайнего Севера.

И «византийцы», и «варвары», и кочевники пустыни будут объединены в жизнеспособные долговременные коллективы выживания. Членство в которых будет передаваться из поколение в поколение. Потому, что спросить с человека, использовать его или просто съесть найдётся масса желающих. Но только коллектив выживания будет заботиться о человеке в любых обстоятельствах. Будет он представлять какую-то практическую ценность или не будет. (Это как раз сходство с классическим феодализмом).

Изменится не только идеология. Но и сама техника и специфика технических знаний. Практически исчезнет теоретическая наука и глобальные открытия. Будут продолжать существовать и развиваться простые и эффективные технологии. Расходующие мало ресурсов и требующие минимум вложений. Но дающие относительно много. Всё ресурсо- и энергоёмкое отойдёт в прошлое. Будут широко, в том числе и принудительно, внедряться всевозможные безотходные и энергосберегающие технологии. Их распространению будет последовательно способствовать государство. И не будут мешать интересы «рынка». В сфере ресурсосбережения и экологичности будут сделана масса частных, но важных изобретений. Например, по адаптации современных технологий к неофеодальным условиям.

Коренные изменения претерпит военное дело. Из него исчезнет всё слишком дорогое и громоздкое. И получит развитие дешевое и эффективное. Не будет стратегического ядерного оружия, танковых, авиационных и военно-морских армад. Всё что останется, скоро порежут на вторсырьё. За исключением необходимого минимума, который сумеют обслуживать и использовать. Возможно, появятся боевые электросамолёты и электробронемашины. Заряжающиеся от дешевых альтернативных источников энергии.

Получат распространение технологии обучения, подготовки и использования спецназа. Возможности которого будут всячески расширять. Вплоть до использования ядерного оружия ограниченной мощности на «местном» уровне. Например, для быстрого уничтожения определённого населенного пункта вместе со всем населением.

Получи распространение и подготовленный партизан-ополченец «югославского» типа. Война не будет иметь ничего общего с современными западными потугами превратить её в совершенно безопасную для охотника охоту на заранее прикормленных оленей. Вновь будут в цене физическая смелость, мужество, сила, ловкость, готовность к самопожертвованию.

Многие отличия от классического феодализма развитого неофеодализма будут определятся мощным вторжением целесообразности в сферу устоев и традиций. Например, на основе статистики будут вводится лимиты на детность. Причём полное чайлдфри будет так же под запретом.

Эта и другие особенности будут обусловлены наследием европейского модерна и постмодерна. Пусть идеология и культура не будут унаследованы. Но будут использоваться некоторые эффективные социальные технологии. В основном — для централизованного руководства населением. Недостаток гуманизма вместе с недостатком пищи, возможно, найдёт реализацию в узаконенном каннибализме. Особенно в отношении преступников и врагов.

Таким образом неофеодализм будет иметь от классического феодализма ряд существенных отличий. Гораздо меньшая преемственность в сфере идеологии и культуры. Быстрое, обвальное и катастрофическое наступление. Отсутствие ресурсов, наличие и огромная важность технологий. Преимущественно дешевых, простых и эффективных. В особенности ресурсо- и энергосберегающих. Относительная неважность и незначимость человека как такового. Незначимость как идеологическая, так и экономическая. Какое-то значение будут иметь технические и военные профессионалы. Гораздо большую значимость будет иметь целесообразность. В сравнении с верованиями и обычаями.

Неофеодализм будет ситом, с помощью которого отсеется очень многое недостаточно нужное. В культуре, науке, технике, обычаях и мировоззрении. Отсеется немало народов, и поведенческих моделей.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Сергей Обухов

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня