Мнения

Секс в «театральной колыбели»

Дмитрий Родионов о скандале вокруг старинного особняка в Кисловском переулке

  
1572

На прошлой неделе разразился скандал вокруг особняка XIX века по адресу Нижний Кисловский, дом.6, стр. 1, здания в котором некогда располагалась «театральная колыбель столицы» — знаменитая «секретаревка», где начинал свою работу Станиславский,

играл Савва Мамонтов, одну из собственноручно написанных ролей исполнил сам А.Н. Островский. Напомним, что усилиями муниципального депутата Елены Ткач в здании, арендуемом Московским отделением общероссийской организации «Творческий союз художников России», фондом «Русские витязи», а также ЗАО «Компания «Старый дом» обнаружены заведения, явно имеющие мало общего с профилем арендаторов: Клуб группового секса «Генг Бенг», сауна «Арбат», салон эротического массажа «Дао-Тантра», свинг-клуб «Тройка»…

Вокруг находки развернулась нешуточная дискуссия с участием блогеров, журналистов и московских чиновников. Так представители Мосгорнаследия (чей руководитель Александр Кибовский является по совместительству заместителем главного редактора альманаха «Старый Цейхгауз», печатного органа того самого фонда «Русские витязи», чья редакция как раз располагается по указанному адресу) всячески открещиваются от ответственности за здание на своем сайте. Причем, делая это в весьма фривольной и ироничной манере, подходящей скорее для блогера или журналиста-скандалиста, чьи происки и попытки самопиара ведомство пытается выставить источником скандала. И это явно удается: основной темой блогерских дискуссий является не ответственность чиновников за происходящее в архитектурном памятнике, а вопрос, нравственно ли заниматься групповым сексом в этом самом архитектурном памятнике и еще шире — а нравственно ли вообще заниматься групповым сексом?

На самом деле, так ли это важно, несет ли ответственность Департамент культурного наследия или Департамент городского имущества? Важно то, что функционирование сауны и незаконная перепланировка разрушают памятник, который действительно находится в аварийном состоянии (это признает даже представитель свингер-клуба, неожиданно всплывший в комментариях к одной из записей в фейсбуке Елены Ткач). А еще то, что у города есть деньги на строительство всяких никому не нужных небоскребов, бизнес-центров и прочей архитектуры, без которой город как-нибудь перетопчется. А на реконструкцию архитектурных памятников денег нет. Потому и сдают их под бордели. Последние, правда, денег в сохранение памятников не вкладывают, зато городу платят исправно. Куда идут эти деньги — вопрос другой.

Все это выглядит особенно цинично на фоне постоянных заявлений представителей городских властей о том, что у нас в центре не хватает помещений под детские сады и прочие социальные учреждения. Кстати, в 30 метрах от описываемого объекта располагался офис закрытого недавно движения «За права человека». Помните, как чуть больше месяца назад общественность смаковала подробности варварского, в «лучших» рейдерских традициях выселения московского офиса ЗПЧ из занимаемого ими с момента создания в 1997-м году помещения в Малом Кисловском переулке. ОМОН тогда с выселяемыми не церемонился: 72-летнего Льва Пономарева тогда в прямом смысле слова спустили с лестницы, досталось и лидеру «Яблока» Сергею Митрохину и еще некоторым активистам, присутствовавшим при «выселении».

Силовики якобы действовали на законных основаниях — истек срок действия договора об аренде, хотя Пономарев утверждал, что аренда была оплачена до конца июня, и что уведомления о расторжении договора он не получал. Тогда за организацию Пономарева вступился ряд известных людей, в том числе Уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин и лидер «Гражданской платформы» Михаил Прохоров, пообещавший оплатить годовую аренду из личных средств. Не помогло. По заявлению представителей правительства Москвы в бывшем офисе ЗПЧ запланировано разместить городское учреждение социальной защиты населения, чтобы, дословно, «жители в данном микрорайоне могли получать ряд услуг».

Я отнюдь не являюсь адептом правозащитного движения в России и лично Пономарева, но ярко выраженная политика двойных стандартов не может не смущать. Информации о размещении какого-либо социального учреждения в «освобожденном» помещении пока нет. Зато вот появилась информация о том, что по соседству москвичам оказывают услуги, видимо, по мнению чиновников, социально более значимые. Впрочем, сразу после публикации этой информации в прессе, сайты вышеупомянутых «социальных» организаций как-то резко прекратили работу, а журналистов не очень-то жалуют по вышеуказанному адресу. Можно сказать, концы в воду. Надолго ли? Вряд ли после такого скандала клуб вновь заработает на прежнем месте. Но осадок останется. И понимание того, что таких клубов в Москве тысячи, и что многие из них функционируют в исторических памятниках под вывесками каких угодно фондов, союзов художников, поэтов, писателей, актеров…

Ну, и еще раз по поводу нравственности. Казалось бы, ну и что? Мы же давно живем в обществе, «освобожденном» от советской пуританской морали, и, казалось бы, нет ничего незаконного в том, чтобы предаваться свальному греху, если речь идет о совершеннолетних гражданах по обоюдному согласию. Пусть даже и в старинном особняке, куда смертельно больного Вахтангова приносили в последний раз взглянуть на репетицию своей труппы. Мы как-то давно привыкли к развлекательным шоу на Красной площади, являющейся не только ценнейшим памятником, но одним из грандиознейших мировых некрополей. Куда дальше-то? Общественный туалет в Мавзолее? Бордель в Храме Василия Блаженного? Почему в театре Секретарева можно сделать сауну, а в, например, Большом театре нельзя? В чем разница-то? И где та грань, за которой свобода от пуританской морали превращается в бесповоротное падение и разложение личности?

Именно об этом спорят в блогах и социальных сетях. И это хорошо, что у нас об этом пока еще спорят. Пока спорят. Плохо то, что за всем этим не все понимают, что речь идет о натуральном борделе (и не надо делать круглые глаза, словно вы не понимаете, для чего в Москве функционируют многочисленные массажные салоны, сауны и прочие клубы любителей тантры), а проституция у нас запрещена. И если в подобных заведениях клиент платит непосредственно за вход, а не за сексуальные услуги (которые он в любом случае получает), суть от этого не меняется. Идейные проститутки, т.е. оказывающие услуги за «идею», они как-то ничем не лучше обычных. С точки зрения нравственного состояния общества. И денег государству не приносят.

Но хуже всего даже не это. Хотят люди разврата — бог с ними, в конце концов, в свободной стране живем. Гораздо хуже то, что чиновники мэрии, что называется, в доле. И ведь полетит тот же Кибовский со своей должности в результате скандала или не полетит — что изменится? Тот, кто придет на его место будет чем-то лучше? А памятники, между тем, и впрямь, никто ремонтировать не собирается. Денег нет. И ведь кто-то на полном серьезе считает, что, вот, придет мэр Навальный, и все изменится. Может, что-то и изменится для тех, на кого он опирается и из чьей среды вышел — т.н. «креативного класса». Если я правильно понимаю, именно представители этого класса составляют массу завсегдатаев gang-bang клубов…

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Сергей Обухов

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня