Мнения

Все отцы Лермонтова

Владимир Бондаренко о спорах вокруг биографии великого поэта

  
3246

В серии ЖЗЛ вышла моя книга о великом русском поэте Михаиле Юрьевиче Лермонтове «Мистический гений». Появились и рецензии, с чем-то спорят, что-то поддерживают. Рад, что заметили проблемность книги, её полемичность: «Новая книга о нём Владимира Бондаренко — пожалуй, первая за 200 лет книга, раскрывающая мистические корни поэта, идущие от его древних предков.

В отличие от многочисленных беллетризированных семейно-бытовых биографий книга Бондаренко затрагивает важнейшие проблемы бытия, в ней столько интригующих зацепок, которые наверняка заинтересуют и маститого лермонтоведа, и самого широкого читателя… Критик резко выступает против всех мистификаций и сплетен о поэте, присущих нашему времени. Для него Лермонтов во всех своих противоречиях, при всей сложности характера — прежде всего величайший национальный русский гений, очень рано осознавший свою трагическую миссию".

Наверное, академичность изначально не присуща мне. Тем более, с Лермонтовым трудно быть академистом, слишком много проблем и споров. Появилась и целая плеяда искателей «подлинных отцов» великого поэта, о чем я писал в «Литературной России» в статье «Мистификаторы».

Некая Марьям Вахидова нашла Лермонтову со ссылкой на Ираклия Андронникова чеченского отца из грозных абреков — Бейбулата Таймиева, другой — израильский историк Савелий Дудаков со ссылкой на того же Андронникова указывает на другого «отца поэта», личного врача бабушки Лермонтова, французского еврея Ансельма Леви. При этом не приводится никаких доказательств, ссылок на письма лермонтовского времени, на те или иные свидетельства современников поэта. Вахидову и Дудакова можно хотя бы понять, они желают прославить свой народ, и причисляют к чеченцам или евреям русского гения. Но зачем вроде бы неплохие лермонтоведы В.А.Мануйлов и В.А.Захаров в поисках сенсации нашли в качестве «подлинного отца» крепостного кучера лермонтовской бабушки? И опять же, никаких доказательств, никаких исторически достоверных данных. Мол, в тридцатых годах ХХ века в деревне говорили о любви юной дворянки и крепостного кучера. Мало ли что могли говорить спустя сто с лишним лет, в период советской коллективизации безграмотные комсомольские активисты? Моя мать родом из деревни, где родился Михайло Ломоносов, так там тоже болтают, что Ломоносов из царского рода, незаконный отпрыск. А в нашем роду поговаривали, что мы с Ломоносовыми в родстве состоим. Значит, я могу претендовать на трон императора?! И таких досужих разговоров полно в каждом памятном месте, от есенинского Константиново до блоковского Шахматово. Надо ли собирать деревенские сплетни? В Ясной Поляне тоже можно любых сплетен от местных крестьян наслушаться.

Не нравился колхозным активистам в Тарханах в тридцатые годы ХХ века дворянин, выходец из шотландской знати Юрий Петрович Лермонтов, нашли чисто русского, простонародного кучера.

Мне по большому счету не так важно, каких кровей был русский гений. У Пушкина текла негритянская кровь, и ничего, стал великим русским поэтом. У Фета текла еврейская кровь, хватало среди великих русских писателей людей и с немецкой кровью, с польской, с татарской. Ничего, все стали русскими.

С другой стороны, мне даже нравится, что полновесных версий целых три. Пусть будет еще побольше. Это как у Михаила Шолохова. Когда число претендентов превысило полсотни, ценность их резко уменьшилась, вера в них испарилась.

Пусть любители чеченской, еврейской и русской кучерской версий надуманного отца спорят друг с другом, а мы лучше будем глубже знакомиться с биографией его родного отца Юрия Петровича Лермонтова, наследника древнейшего шотландского рода. Тем более, мне из Шотландии прислали «Книгу пророчеств и романсов» его дальнего великого предка, шотландского поэта 13 века Томаса Лермонта. Буду стараться перевести её и издать к 200-летию нашего гения.

Естественно, в своей книге о Лермонтове я резко оспорил эту команду «отцеискателей». К тому же, в угоду нынешней моде, оправдывающих во всем убийцу Мартынова. И вот пошли гневные отклики.

Я понимаю, что доказывать хоть как-то подлинность «кучерства» отца литературовед В. Захаров не способен, нет фактов. Да и оказаться в компании Вахидовой и Дудакова он никак не желал. Обо всем этом ни слова. Начался лепет якобы знатока в адрес якобы дилетанта. «А вот что пишет известный писатель, главный редактор газеты «День литературы» Владимир Бондаренко. Оказывается, он договорился с издательством «Молодая гвардия» на написание в серии ЖЗЛ биографии Лермонтова, и публикует сейчас фрагменты из своего будущего опуса в Интернете. Вот цитата из его писаний: «В лермонтоведении появилась мода на полное оправдание Николая Мартынова. Во всем убийца был прав, да и кто такой был этот «нахальный офицеришка» Лермонтов? Никто и знать не знал никаких его стихов. Почитайте книги Очмана или Захарова, мэтров лермонтоведения и подивитесь их восхвалениям Мартынова. Зачем в оправдание Мартынова кинулся и всеядный Евтушенко…

Остановитесь, господин Бондаренко. Вы в своей жизни о Лермонтове начали читать, ну может быть с год назад, когда получили заказ на книгу. И если Вы не понимаете, что писать биографию любого лица, поэт он или космонавт, нужно правдоподобно, а не высказывать свое личное отношение к тому или иному историческому лицу, Что, кстати, давно сделано весьма уважаемыми авторами. Читать ваше прочтение того, что написал тот или иной уважаемый автор, вряд ли стоит. Вы же в лермонтоведении никто. Думаю, что и о том, что о поэте написаны десятки тысяч статей и книг, вам вряд ли известно. Вы даже небольшой их части не держали в руках, ни дня не провели в архивах. Тогда чему можно верить в ваших опусах…"

Я думал, господин Захаров хоть какую-нибудь неточность в моей книге обнаружит, вольную или невольную ошибку, которые неизбежно есть. Но нет же, этакий высокомерный ответ псевдомэтра от лермонтоведения. Мол, о Лермонтове узнал год назад, когда получил заказ на книгу.

Во-первых, никакого заказа на книгу никогда не получал, ибо сам выбрал героя и сам попросил издательство, уже выпустившее одну неплохую книгу о Лермонтове В. Михайлова, дать мне право на моего с детства любимого героя. Я вообще за всю жизнь пока еще не написал ни одной заказной книги, а их у меня около тридцати. Во-вторых, я вроде бы и в школе неплохо учился, неужели о Лермонтове ничего не знал? Кто же мне пятерки по литературе ставил? Затем Литературный институт закончил, неужели и там о Лермонтове ничего не слышали никогда и не преподавали его студентам? В-третьих, откуда знать господину Захарову, какие книги я читал. Видел ли он мою домашнюю библиотеку? Даже если бы я и не стал писать книгу о Лермонтове, будучи с детства книжником и библиофилом, я имею, наверное, и те книги, которых мэтр Захаров никогда в жизни не видел. И особенно капризно: «Вы же в лермонтоведении никто…»

По сути, об этом же пишет мне в ответ и Марьям Вахидова: «Вопль Ваш, г. Бондаренко, услышали, но вряд ли Вы обращались к ним… Отвечу Вам на „грязного абрека“. Самый грязный чеченский абрек, скитающийся по горам и лесам Чечни, уверяю Вас, будет чище любой гламурной дамы с Рублевки! За 13 лет жизни в Москве я выскоблила 19 московских квартир, в которые, как говорят у нас — чеченцев, даже бешеная собака не заскочит… Пыль под кроватью, копившуюся годами, я лично выносила, скатав в рулоны, как ковер! Думаю, что Вы поймете, о чем я, заглянув под свою кровать. Русская женщина из Чечни, пожив в Смоленске 2 месяца, приехала со словами, которые процитирую: „Чтобы не прикоснуться к праздничной скатерти на столе русской хозяйки, я с закрытыми глазами поцелую обычную скатерть на столе любой чеченки!“. Генерал Ермолов в свое время сокрушался, бедолага: „У них даже чумы не бывает!“. Той самой, которая выкашивала часто всю Россию, вплоть до Москвы! И знаете почему? Отвечу Вам словами главного санитара страны Онищенко: „Благодаря исключительной чистоплотности чеченцев, мы избежали в лагерях беженцев эпидемий!“. А Бейбулату незачем было уходить в абреки, он был, говоря сегодняшним языком, президентом Чечни. Когда Вы в следующий раз захотите упомянуть в своих воплях чеченцев, очистите хотя бы пространство вокруг себя, а то Вам будет казаться, что весь мир в грязи утонул… Но причем тут Лермонтов и чеченка, которая не к 200-летию поэта „пиарится“, а еще в 2004 году завершила свои исследования? Я понимаю, что можно проснуться накануне юбилея… Но что я Гекубе?..».

Я был удивлен, что Марьям Вахидова решила мне ответить, и еще более удивлен, что никто её не оспорил. Для начала, пусть Вахидова или кто другой найдет в моей книге или статье слова о «грязном абреке». И это и есть уровень её исследований. Убила раньше времени отца Андроникова, не решилась спорить ни с Дудаковым, ни с Захаровым по поводу «отцов» Лермонтова, и так как возражать-то ей нечем, никаких аргументов, решила оскорбиться за «грязных абреков», которых сама же и придумала. Не думаю, что её поддержит хоть один настоящий чеченский ученый, не говоря о русских. Веселая болтовня на предъюбилейную тему. Когда я написал ей об этом, Вахидова сразу же ответила: «Вы еще долго будете удивляться, г. Бондаренко, что Вахидову никто не оспорил. За нереальные вещи умные люди не берутся… Отвечала я, как Вы поняли, вам всем — шовинистам, оказавшимся в одной лодке… С Ираклием Андрониковым по поводу его отца спорить было бы верхом бестактности… С Дудаковым и Захаровым „спорить“ (после опубликованного мной!) было бы нелепо, т. к. нужно было бы слово в слово повторять свои статьи. А это, согласитесь, тот еще труд!.. Это не одно стихотворение о Шотландии, которым, время от времени, размахивают у меня перед носом…»

Не понял, о каком шовинизме Вахидова пишет, но её упрек в мой адрес, что я проснулся накануне юбилея и сразу же стал пиариться, вполне понимаю. Обычный упрек литературоведов в адрес писателей, влезших «не в свое дело». Вот и В. Захаров обижается: «А когда Бондаренко пишет: «Зачем вроде бы неплохой исследователь творчества Лермонтова В.А. Мануйлов сохранил курьезную историю, якобы рассказанную тарханским школьником и якобы услышанную им от стариков, о том, что отцом поэта был крепостной кучер? И бабка за деньги сосватала дочку отставному капитану Лермонтову, дабы прикрыть грех дочери. Зачем Мануйлов написал свою статейку «Лермонтов ли Лермонтов?» Зачем другой известный лермонтовед В. Захаров опубликовал позже эту статью и ныне пропагандирует её? Зачем повторяются эти версии о ничтожестве поэта?», то удивляет Ваше незнание многих страниц биографии Лермонтова.

Да затем, господин Бондаренко, что мы действительно мало что знаем о Лермонтове. Вопросов много, ответов нет. Но если доподлинно известно, что в Тарханах слух о том, что Юрий Петрович не был отцом Лермонтова, существовал среди жителей, то надо разбираться…"

Не понял, какие же страницы биографии Михаила Лермонтова я не знаю? Те, которые, как вы сами же пишете, никто не знает. И что вы, господин Захаров с компанией искателей «подлинных отцов» нашли аж с 1936 года, кроме простых деревенских сплетен? Хотя бы один фактик из того, лермонтовского времени?

Мистификаторы, как бы ни были они высокоучены, от Андроникова до Мануйлова, от Захарова до Моше Надира, от Дудакова до Вахидовой, так и останутся в истории великого русского поэта Михаила Юрьевича Лермонтова мистификаторами, любителями сногсшибательных сенсаций.

Я надеюсь, закончатся эти мистификации тем, что рано или поздно проведут элементарную научную генетическую экспертизу на самом современном уровне, есть носильные вещи отца, есть носильные вещи самого Лермонтова, не надо копать глубоко до шотландских древних корней, есть и сейчас костромские Лермонтовы.

И все мистификаторы залезут под стол.

Я понимаю, что не было бы моих упреков в адрес этих «отцеискателей», они предпочли бы просто не заметить мою книгу в ЖЗЛ о Лермонтове. Обычная история. Люди занимаются всю жизнь тем же Лермонтовым, тридцать-сорок лет, копаются во всех мельчайших подробностях, и вдруг приходит человек со стороны и на основе всех известных сведений, в том числе и добытых данными литературоведами, пишет свою книгу.

Критик Игорь Золотусский пишет о Гоголе, гоголеведы возмущены. Критик Михаил Лобанов пишет об Островском. Критик Юрий Селезнев о Достоевском. Критик Павел Басинский о Толстом. Критик Дмитрий Быков о Пастернаке. Отец и сын Куняевы — о Сергее Есенине. И всё — заметные книги. Не текстологи, не дотошные литературоведы, просто творческие люди. Они же все в литературоведении — никто!.. Что делать? Тоже, небось, услышали о своих героях перед тем, как взяться за книгу. Тоже не угодили дотошным литературоведам. Зато угодили читателям. И книги эти переиздаются уже десятки раз. Надеюсь, и моя не запылится.

Не будем противопоставлять ученых и писателей, критиков и литературоведов. Я очень ценю работу литературоведов. И, конечно же, когда писал свою книгу о Лермонтове, пользовался их трудами, от Щеголева до Андронникова, от Висковатого до Мануйлова, от Мартьянова до Захарова. Замечательные работы. И в своей критике того же Захарова и других я исхожу не из их летописей жизни и творчества Лермонтова, а из их, увы, нынешней увлеченности скороспелыми сенсациями, от оправдания во всем Николая Мартынова до придумывания новых отцов поэту.

Писательские и критические книги о великих людях ценны не дотошностью или архивностью, а увлеченностью замысла, художественностью его исполнения и концепционностью в подходе к личности героя. Бывает, что критик и литературовед совмещаются в одном лице, но редко.

Я сейчас прочел вышедшую одновременно с моей книгу об Уильяме Шекспире тоже критика, главного редактора журнала «Вопросы литературы» Игоря Шайтанова. Замечательная и знаковая книга, хотя тоже не шекспироведа. Заметил много общего в подходе. Не будем сравнивать творчество этих двух великих гениев. Но в судьбах их столь много одинаковой загадочности, высокой мистики. Прочел у Игоря Шайтанова: ««Речь не о том, чтобы в пьесах, поэмах и сонетах угадывать прямое отражение жизненных ситуаций. Речь о том, что творческая эволюция, явленная в этих произведениях, вписывается только в одну биографию, сколь тонкой ни была бы ее документальная основа, — в биографию того, кто родился в Стрэтфорде-на-Эйвоне. Под грузом творчества биографическая основа не рвется — напротив, укрепляется, обретая человеческую реальность».

Вот и у Михаила Лермонтова его творческая эволюция такова, что вписаться может только в биографию выходца из горной Шотландии, больше ниоткуда.

Никаким чеченцам, крепостным кучерам или лекарям-евреям в этой биографии делать нечего. Не мне говорить о достоинствах или недостатках моей книги, рассудят читатели и критики. Может быть, это самая слабая книга? Но уверен в одном — это за 200 лет первая именно лермонтовская биография. Есть замечательные, даже великие книги о Михаиле Лермонтове. О его творчестве, о его стихах и прозе, о сюжетах и героях его книг. Есть книги о его жизни, о его столыпинской и арсеньевской родне, но не было ни одной книги о славном продолжателе древнего шотландского рода Лермонтов. Они лишь изредка упоминались, об отце тоже писали всегда вскользь. Сегодня, когда большинство лермонтоведов тоже возмущено происками «отцеискателей», я бы хотел напомнить всем об общей ответственности. Именно потому, что об отцовском роде лермонтоведы сплошь, со времен нелюбви лермонтовской бабушки к его отцу, почти ничего не писали, зияла некая черная дыра, вот в эту дыру и влезли «отцеискатели». Свято место пусто не бывает. Если солидные ученые ничего не пишут и не хотят знать об отце, значит, найдем поэту другого отца — получше.

Но, как я уже писал, ссылаясь на Игоря Шайтанова, нельзя понять творчество Михаила Лермонтова, не вписываясь в кельтскую мистическую родословную. Или по прямой от великого мистика и поэта Томаса Лермонта из Эрсилдауна к русскому великому мистику Михаилу Лермонтову, или же рушится вся творческая эволюция.

Я бы тогда добавил к троице новых отцов четвертого. Скажем, влюбилась юная Машенька в того же кучера, а он оказался инопланетянином, вот поэтому и привиделась сынку инопланетянина земля в сиянье голубом, такой, как она выглядит из космоса. У этой версии есть хотя бы аргументы, откуда взялась лермонтовская мистичность. Не из лакейской же придворной…

Впрочем, лиха беда — начало. Найдут и новых отцов. Простому ценителю поэзии Лермонтова до этого и дела нет.

Но с новыми отцами рушится вся лермонтовская генеалогия, вся творческая биография, исчезает мистика и загадочность.

Нет уж, я встаю на защиту рода Лермонта из шотландского Эрсилдауна не потому, что мне нравятся замки горной Шотландии, а потому, что от великой мистической пророческой поэзии шотландского гения тринадцатого века Томаса Лермонта до великой мистической и пророческой поэзии русского гения девятнадцатого века Михаила Лермонтова идет одна связующая линия, объясняющая всю творческую эволюцию русского поэта.


Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Владислав Шурыгин

Военный эксперт

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня