Мнения

Предотвращенная взятка

Алексей Колобродов о том, как он боролся с коррупцией за обедом

  
2344

На днях я предотвратил должностное преступление. Пусть на время! Навечно всё равно невозможно.

Не знаю, как и где у вас, а у нас в Саратове в кофейнях дают взятки и обедают.

Традицию — я про взятки, а не про ланч — не смогли переломить даже несколько скандальных историй, когда недообедавших взяткополучателей брали с поличным.

Один образовательный чиновник, будучи в запое, прогуляв все, полученное мздоимством накануне, утром вместе с девушкой (это профессия), отправился в кофейню, и вызвал туда же подведомственного бизнесмена с целью повымогать еще. В счет неоказанных коррупционных услуг. Ну, и опохмелиться вместе, чем Бог послал.

Бизнесмен прибыл, хоть с конвертом, но оскорбленный и уже заряженный. Аккурат в момент передачи, подъехали ребята из Следственного комитета (ехать им было близко), и кофейня с тех пор стала пользоваться дурной славой.

Но это никого не убедило, поскольку через пару недель именно в ней развернулась целая спецоперация.

Брали человека, продававшего некоему покупателю место областного прокурора. (Распространенный у нас бизнес; на ротации прокурорских и пр. кадров активность этого рынка, впрочем, не сказывается. Бабки — отдельно, прокуроры — отдельно, лохи идут лесом).

Кофейню оцепили спецподразделением, внутрь вошли ребята в камуфляже и масках — такие огромные, что казалось, будто посетители, пьющие чай, виски и соки, играют в детскую посудку, пока взрослые пресекают противоправное.

С тех пор пошли разговоры, будто в этой кофейне — с названием то ли пиратским, то ли из Эдгара По — «Анабелла» — подслушивающие устройства вмонтированы чуть ли не в каждую сахарницу.

Впрочем, и это мало кого остановило…

Но я хотел про другую кофейню, рядом.

Мы с партнером по бизнесу там иногда обедаем — тихое местечко. Правда, мы его и раскрутили, когда вели там переговоры с адвокатами одного арестованного мэра. И в последнее время народа стало заметно больше.

Проходим в угол — больше по привычке, чем по необходимости, мы-то взятками не обмениваемся и прокурорских кресел не продаем. Впереди сидит эдакая, согласно классификации женских чиновничьих типов от Эдуарда Лимонова, «селедка».

Лет пятидесяти, недорого и безвкусно одетая, с покушениями на интеллигентность. Тут появляется госпожа областная министерша, как у нас принято говорить, «из социального блока». Я ее и узнал-то только по очкам, а не по фотографиям на сайтах; сроду не думал, что она настолько габаритна. Тетка-селедка:

— Света, вот я тебе тут принесла…

Но у министерши глаз по кофейням наметанный.

Она нас замечает сразу, густо мрачнеет физией, и делает страшные знаки.

А надо вам сказать, что личности мы в масштабах города заметные. Я — в силу многолетнего мелькания на ТВ, мой товарищ — по причине общей профессиональной тусовочности.

Впрочем, для чиновничьего стрема любого из нас хватило бы с избытком.

Между тем, субъекты потенциального должностного преступления шепчутся потусторонними голосами. При мне они могли бы делать это громче — и музыка побулькивала, и разговоры других посетителей фонили, и на ухо я туговат.

А вот мой деловой партнер — он поушастей. Пересказал позже.

Министерша:

— Ты мне все настроение испортила!

(Можно понять).

В ответ — сдавленные возгласы недоумения.

Наконец, дама, столь неаккуратно зазвавшая госслужащую в тревожное кафе, озирается, и, нас замечая, что-то начинает понимать… «Ой, лицо знакомое». Министр, отвечающая в правительстве за высокие сферы, готова ее ударить.

…Но встречу девушки не переносят, не ускребаются. Ждут. Шепчутся. Листают бумажки — договор какой-то. Пьют сумрачно чай. Заказали пирожные и скушали — два белых холмика на блюдечках.

Но и у нас полноценный обед — грибной суп (а в нем, кубиками и ромбиками, — сухарики) салаты «Цезарь» (один с курицей, другой — с креветками). Чай. Мы беседуем, как Маяковские, во весь голос.

Официанка при этом единственная — щупленькая вежливая девчонка. На фоне крупногабаритных клиентов, животов и больших очков, почти растворяется и не успевает. Иные порции тяжелее ее. Обслуживание медленное. Договор гуляет из рук в руки и изучен до клякс печати. Шепот все напряженней, с перерывами, как дыхание астматика. Но с мест никто не двигается.

От безысходности злоумышленницы заказывают салаты.

Им их приносят — в этом заведении в салаты режут именно салат, не скупясь, над белыми тарелками возвышаются бледно-зеленые горки. Аппетит дамы купируют с целью протянуть время и вяло шевелят приборами и задами. Я почти физически чувствую, как на больших крупах вырастают мозоли…

Нас, наконец, рассчитывают (тоже не быстро). Выходя из стеклянной двери, мы слышим не вздох, а целый рев облегчения. И победное копошение в сумках.

Усаживаясь в машину, снова говорим о мужестве и долготерпении русских женщин.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

Семен Багдасаров

Политический деятель

Сергей Марков

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня