Мнения

Взаимовыгодный договор

Георгий Янс: три тысячи знаков о пенсии

  
1949

Перешел в новый социально-правовой статус. Пенсионер. Если коллега Минкин пытался безрезультатно оспорить формулировку закона о назначении пенсии «по старости», то мне пока в принципе само слово «пенсионер» не нравится. Как не борись с формулировкой «по старости», пенсия — первый её звоночек.

Конечно, хочется доказывать, что старость только по паспорту, а без паспорта я еще очень ничего. В каждом возрасте есть свое очарование, но все равно не люблю слово «пенсионер». Даже полиционер звучит приличнее.

Буквально пару недель назад танцевал с девушкой лет сорока пяти. Вот, он возраст. Для меня и в сорок пять лет девушка. Такая вот лирика, а проза заключается в том, что начал оформлять пенсию. Тружусь уже лет сорок. Как минимум, лет тридцать пять работал «в белую».

Оформление пенсии началось оптимистично. Документы приняли в течение получаса. Думал, что все. И осталось только дождаться первой пенсии. Долгожданный звонок из пенсионного фонда. Фиг вам, а не пенсия. Нужна справка о зарплате за пять лет. Не дотягиваю до какого-то коэффициента. А без этого коэффициента могу рассчитывать только на 6800 рублей.

Решил съездить в архив департамента образования, чтобы поднять свой коэффициент. Пусть хоть коэффициент поднимется. Архив словно специально создан для стариков и старух, не имеющих представления, что такое интернет.

Обшарпанный подвал на Таганке. Перед походом в архив от автоответчика узнал, что должен при себе иметь конверт и авторучку. Это обстоятельство меня удивило и расстроило одновременно. Я как прогрессивный старик был уверен, что приеду в архив и очаровательная девушка лет сорока пяти, нажав три клавиши на компьютере, выдаст мне справку. Я не ошибся только в возрасте. Когда подошла моя очередь (где-то через час) девушка лет сорока пяти взяла конверт и заявление, пообещав, что в течение 20 дней получу ответ по почте. Ответ получил в срок. Справку сдал, и жду теперь, когда мне поднимут коэффициент. Пока не подняли.

Я не в претензии. У меня не будет даже горечи сожаления, если пенсия так и останется на уровне шесть тысяч восемьсот рублей. Я, наверное, не расстроился бы, если бы она составила бы ноль- ноль рублей ноль — ноль копеек. Для Москвы разница между большими нолями и почти семью тысячами не принципиальная. Как нельзя обижаться на дураков, так и нельзя обижаться на государство.

Я скорее благодарен государству, что в течение долгих лет оно не нарушало наш, как мне кажется, взаимовыгодный договор. Обязательства сторон очень просты и умещаются в один абзац.

Я, как могу, соблюдаю законы и плачу налоги. Раз не был пойман на нарушениях закона (нарушения ПДД не в счет) и на неуплате налогов, значит, я законопослушный гражданин. Государство, в свою очередь, обеспечивает минимальную безопасность и такие же минимальные социальные гарантии. Как-то так счастливо сложилось, что у государства не пришлось одалживаться.

В свою очередь государство не лезло со своей заботой ко мне. Это такое счастье, когда о тебе заботится не государство, а твои близкие.

Фото: Алекс Аминев/ РИА Новости

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Сергей Обухов

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня