Мнения

Бездомные за тарелку гречки вяло имитируют протест

Всеволод Непогодин делится своими впечатлениями от увиденного на Майдане Незалежности в Киеве

  
7143

Среда, 14 января 2014 года, 15:00. В Киеве выдался свободный часок, и я решил своими глазами увидеть, что из себя представляет Евромайдан. Разумеется, в столице я оказался совсем по другому делу — специально ездят посмотреть на Евромайдан лишь интеллектуальные инвалиды первой степени. Подходим к Крещатику со стороны Красноармейской улицы — на бульваре Шевченко возле исписанного вандалами постамента памятнику Ленину совсем никого. Первый кордон — на углу улицы Богдана Хмельницкого. Тинэйджеры, выполняющие роль охранников Евромайдана, особо не вглядываются в лица прохожих, сосредоточившись на своих мобильных телефонах. Баррикады из мешков с песком, изношенных автомобильных покрышек и скамеек выглядят смехотворно — любой бульдозерист при желании легко уничтожит данный кордон.

На территории Евромайдана сразу начинает тошнить от различной вони. Гарь от печек-буржуек провоцирует кашель. Одежда согревающихся у костров бездомных смердит хуже трупа разложившейся кошки. Перегар «патриотов» не поддается описанию в корректных выражениях. При подходе к захваченному майданщиками зданию Киевской городской государственной администрации тянет на рвоту — в полусотне пластмассовых портативных туалетов никто не убирает, коричневые ручейки текут по тротуарам. Но оппозиционной публике нет дела до антисанитарии вокруг — мордастые селяне с панским видом расхаживают туда-сюда по собственным экскрементам будто по красной ковровой дорожке перед церемонией вручения кинематографической премии «Оскар». Оживленные возгласы слышны лишь от уголовного вида шантрапы, играющей в пинг-понг на столах, выкраденных из здания городской администрации.

Вторые, более высокие баррикады сооружены на подступах к Майдану Незалежности. Останавливаюсь, чтобы сделать снимок ёлки, увешанной политической атрибутикой. Сначала ко мне подходит хилый хлопец с белым голубем на руке и предлагает сфотографироваться с пташкой. Я вежливо отказываю, думая о том, что голубь — это, как известно, птица мира. Едва успеваю спрятать камеру, как прямо передо мной появляется распутного вида девица с вульгарным макияжем и предлагает свои незамысловатые услуги. Подруга выглядит изношенной и затасканной, как ушастый «Запорожец» 1968 года выпуска, до сих пор колесящий по проселочным дорогам где-нибудь в Полтавщине.

— Ваши выпуклости меня не интересуют, а тут можно как-то приобрести экстази, ЛСД и амфетамины? — на полном серьезе спрашиваю из писательского любопытства, хотя я абсолютно равнодушен к наркотикам.

— Если есть деньги, то хоть мешок кокса достану в течение часа, — ответила та, кого в жёлтой прессе называют «жрица любви».

На Майдане моё внимание привлекают местные дружинники — все они крепкие и здоровые лбы, скорее всего пенсионеры армии и милицейских спецподразделений. На шее у каждого дружинника висит бейджик с надписью вроде «Квартал№ 13. Василь Нетудыхата. Охорона», что делает их похожими на менеджеров по продаже в компаниях сетевого маркетинга. Прохожу вглубь и замечаю оживленное столпотворение — огромная очередь выстроилась за бесплатной кормёжкой. Какой жуткий сброд стоял в этой очереди! Такого количества мелкого криминала я доселе не видел! Гопники, карманники, форточники, скупщики краденого толкались локтями и лезли напролом за тарелкой горячей гречневой каши с неслыханной наглостью даже для фуршетных стололазов, круглосуточно охотящихся за халявой и рыскающих по всяким открытиям и презентациям.

На Майдане остались нынче одни бомжи и уголовники, которым больше нечем себя занять — вот кто сейчас вяло имитирует протест. На Майдане нынче пахнет мочой и калом, но не революцией! Креативный класс хипстеров забился в норы и занял выжидательную позицию. Больше пяти минут невыносимо расхаживать по кочевому табору, источающему миазмы зловония. С трибуны произносились речи, лишенные малейшего намека на пламенность, а в ответ зевающая толпа лениво изображала одобрение слов оратора. Я покинул Майдан и вернулся на Крещатик, где бойко шла торговля шапочками и шарфиками с вышитым украинским трезубцем, окруженным звездами Евросоюза — предприимчивые ловкачи делают деньги везде, где только можно.

Еще полтора года назад центр Киева был прекрасным европейским местом, где люди разных национальностей вместе весело плясали и дружно пели хит «I'm on fire» группы «Kasabian», а сегодня Майдан Незалежности — это маргинальный «Диснейленд», бомжатник, наркопритон, очаг проституции, место сборища беспробудных алкоголиков, поле деятельности для варваров, портящих стены матерными антихудожественными рисунками и корявыми фразами.

Я считаю, что Виктор Янукович еще весьма снисходительно относится к происходящему на Майдане. В глазах майданщиков нет ни капли героизма. Представьте себе гипотетическую ситуацию, при которой на Майдане происходит террористический акт, уносящий десяток жизней — остальные митингующие мигом разбегутся по домам из-за трусости. Бомжи храбры, когда зло персонифицировано в лице «Беркута», а когда угроза исходит непонятно откуда, то безграмотными массами быстро овладевает панический страх. Власть дает бездомным возможность вдоволь наиграться в революционеров за тарелку каши. Остается констатировать, что Евромайдан нынче окончательно затухает и превращается из громкого политического события в скучные посиделки мающихся от безделья грязных никчемных пьяниц.

Страницы автора в социальных сетях: ВКонтакте и Фейсбук.

Фото Илья Питалев/ РИА Новости

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Леонид Ивашов

Генерал-полковник, Президент Академии геополитических проблем

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня