Мнения

Здоровых нет

Ольга Роева о проблеме алкоголизма

  
4523

В общем-то, все мои друзья алкоголики. Здоровых людей среди них нет. Наташа считает себя журналистом, напивается, видит сны наяву про Хантера Томпсона. Раньше он просто приходил и молчал. Сейчас советует, что с чем смешивать, чтобы потом написать гениальные тексты. Степана я нашла на Арбате, он выдавал себя за Пикассо. Прямо на глазах у других художников рисовал пирамиды с грудью и сальными глазами. Прежде чем состояться в профессии, он тоже долго и усердно пил. Так, что теперь уже не догадаешься, сколько промилле крови в его проспиртованном организме. Есть ещё Женя. После двух литров пива он находит в себе божественную частичку и садится создавать миры. Пошёл уже шестой год, как он пишет эклектический роман. Сюжет рвётся в каждом абзаце. Читатель сам должен найти смысл и вынести главное. В общем, всем нам повезло. Алкоголь в наших профессиях — не больше, чем творческий метод.

Ценить алкоголиков надо приучать с детства. Конечно, это вопрос воспитания и школы. Когда отличник и гуманитарий Коля Дьяконов заявлялся к нам в класс пьяным, учительница по русскому запрещала смеяться. Поясняла нам, безжалостным соплякам, что «в каждой музыке Бах, в каждом из нас Бог», а в каждом из таких как Коля — Венечка Ерофеев. После этой скрытой рекламы классики многие прочитали «Москва-Петушки». Сначала из любопытства, потом по привычке, начали скрашивать жизнь «ханаамским бальзамом». Самые развитые составляли собственную книгу рецептов.

Нельзя также забывать, что это именно он, неряшливый, отчаянный пьяница открыл окно в Европу (пытаясь проветрить Россию), победил Наполеона, Гитлера, написал «Хованщину», нарисовал «Грачи прилетели» и в конце тихо умер от белой горячки в больнице для бедных (см. биографию Саврасова).

Тем не менее, алкоголик презираем и всеми гоним. Он весел, но несчастлив. Если трезвые люди не обманывают и наша страна действительно является носителем христианскис ценностей, с этим пора кончать.

Вот Павел. Познакомилась с ним года два назад. Один благотворительный фонд устроил культурную акцию. Собрал и запер в одном помещении бездомных алкоголиков-наркоманов. Мы с подружкой решили пойти, познакомиться с интересными мужчинами. Наркоманам сказали, будет хороший фуршет. Но вместо вкусных таблеток всем выдали краски, кисточки и приказали: «Рисуйте. Избавляйтесь от зависимости». Некоторые в знак протеста начали есть масло и акрил. Но большинство все-таки уловило «главную цель мероприятия». Через час все подсели на творчество.

Так вот, Павел. Уже не молодой, облысевший, но симпатичный наркоман. Москвич, с высшим образованием и навыками труда. Он всё ходил за нами, просил просто постоять рядом, так понравились ему наши глаза и губы. Хотел срисовать. Закатил рукава, плюнул в краски, и широкими мазками начал пачкать картон. Чтобы отвлечь от того уродства, которое создавалось по нашему образу и подобию, Павел начал рассказывать всё что думает о мире, стране и президенте. Идеологически мы совпали.

И я осеклась. Посмотрела на него со стороны. И поняла, что, в принципе, надень на него костюм, очки и какие-нибудь волосы - он будет ничем не хуже моего начальника. Как пример. Бывшего начальника я представляю всегда, когда встречаю пьяницу и наркомана. Это уже мой симптом.

Мы с Павлом обменялись телефонами. То есть, он дал мне номер своего социального приюта и назвал фамилию, по которой его искать. Чтобы продолжить знакомство, начинающий художник попросил привести ему красок. Так Паша нашел себя, любимую женщину и призвание в жизни. Наше общее счастье длилось недолго. Когда я привезла акварели, Павел уже лежал в депрессии и слюнявил одеяло. К нему не пустили. Сказали, что он все равно меня не заметит. В период реабилитации такое бывает — лежит человек, и его тошнит от самого себя. Кто- то сворачивается в эмбрион и плачет, кто-то часами смотрит в окно. Грязные краски города лишают мозг иллюзий и быстрее возвращают к жизни. Хотя не исключен и обратный эффект.

Пашу я так и не увидела. Старушка на проходной, больше похожая на гриб, посоветовала больше не приходить. Вдруг я привыкну и стану такой же.

Аргументов не помню, но идея мне понравилась. Я ушла.

А теперь пишу и думаю, как бы так изменить текст, чтобы выглядеть доброй.

По-настоящему неравнодушные люди вообще редко сами о себе пишут. Хотя бы это мы будем делать за них. Фонд «Старый свет», в отличие от меня, не просто любуется алкоголиками и наркоманами. Он не отпускает их, пока не выведет в люди. Центр работает при Покровской церкви. Там, под шум сосен, зависимых и нездоровых по возможности превращают просто в верующих. А таким прожить в нашей стране вполне можно.

Сейчас в «Старом свете» могут проходить реабилитацию 10−12 человек одновременно. Понятно, что нездоровых людей намного больше. Их число растёт, достаточно посмотреть телевизор. Люди спиваются, колются и ищут другие способы оторваться от реальности. Сейчас фонду не хватает 600 тысяч рублей. Это на питание (без третьего и компота), воду, электричество, бензин для автомобиля и топливо для отопительных приборов, стройматериалы, аренду помещения для амбулаторной программы и консультативной службы, услуги связи, зарплату одного сотрудника. Батюшки и другие волонтёры в рясах денег за работу не берут (но можно привезти им продукты).

Переведите деньги. Пациентом может стать каждый из нас…

http://nuzhnapomosh.ru/2014/03/stsv/

СДЕЛАТЬ ПОЖЕРТВОВАНИЕ
Сумма перевода

Фото РИА Новости/Из коллекции открыток Михаила Блинова

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Леонид Ивашов

Генерал-полковник, Президент Академии геополитических проблем

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня