18+
суббота, 21 октября
Мнения / Кризис на Украине

Большие идеи «Русской весны»

Андрей Песоцкий рассуждает об идеологии народных выступлений на Юго-Востоке Украины

  
2433

«Русская весна», пришедшая в украинские города, переформатировала винчестер украинской государственности, давно пораженный различными вирусами. В Донецке, Харькова, Луганске восстали не столичные «образованные горожане», привыкшие к майданной жизни в режиме нон-стоп. Вышли и те, кто работает — а они выходят один раз, но сурово, всерьез. Важно разобраться в мотивации этих людей.

Вряд ли поступки людей, спускающих украинские флаги, можно объяснить марксистскими левацкими догмами. Красные знамена СССР действительно иногда взлетают над баррикадами, однако сторонники коммунистической идеологии явно не играют на тех баррикадах первую скрипку.

Антифашизм? И да, и нет. Степан Бандера и его последователи — очевидные раздражители для «Русской весны», объединяющие многих враги, однако претензии протестующих к киевскому руководству гораздо шире.

Также сложно назвать идеологию восставшего Юго-Востока патриотизмом — любовью к стране, к государству. Государство под названием Украина там явно не любят. Однако вряд ли можно сказать, что протестующими в Донецке и Луганске движет восторг по отношению к Российской Федерации.

Мотор «Русской весны» — не столько приверженность современной РФ, сколько принадлежность к русской культуре и истории, к языку, ощущение общности судьбы с Россией в цивилизационном масштабе, просматривающемся сквозь границы 91-го года, начерченные не очень вменяемыми людьми. По сути, такая идеология — это не оголтелый национализм, а национализм культуры, хотя сами протестующие и не прибегают к такой идентификации. «Тонкий стиль Набокова не понять в окопе». Политологи не находят себе места на баррикадах.

Прочтение народных выступлений с позиции национализма культуры позволяет осмыслить книгу новейшей истории Юго-Востока Украины, которая пишется у нас на глазах (и уже кровью). Становятся логичными и алые знамена Победы, и православные иконы, и Кутузов на плакатах, и советская ностальгия, и Бандера, неизменно втоптанный в грязь.

Отрадно, что народные выступления Юго-Востока имеют ярко выраженный социальный характер (опять же, никем не постулированный) — происходит смена политического класса. Народ, выдвигая вперед новых вожаков-пассионариев, не связанных с прошлыми элитами, показывает шахтерский кулак не только олигархам из Киева, но и местным заправилам — так, послан куда подальше донецкий нувориш Ринат Ахметов.

Характерно, что российский триколор над Донецкой ОГА имеет другое смысловое содержание, нежели аналогичный стяг в Крыму. Жители Крыма в общей массе, прежде всего, — патриоты современной России. Поэтому с самого начала волнений были нацелены на механическое воссоединение с Родиной. Для юной Донецкой республики триколор — это выбор исторического пути, а Россия — потенциальный заступник и экономический партнер, маяк и миф. Разница в мировосприятии русского Севастополя и русского Донецка сказывается и на отношении к личности Путина, который воспринимается Юго-Востоком без крымского фанатизма.

В России прежний национализм почвы, начатый на рубеже 90-х еще обществом «Память» и РНЕ*, был серьезно потеснен новым национализмом крови, занявшим медийное пространство прагматичной антииммигрантской риторикой, подчас незаслуженно задвигаемой националистами старого толка.

Однако, случился казус — этнический национализм, заточенный на ненависти к гастарбайтерам и этнобандитам, оказался бессильным при выходе на большое пространство. Выяснилось, что внятной внешнеполитической доктрины этнонационалисты не потрудились разработать. А если и разработали, то постеснялись донести до масс своих сторонников, чтобы не слишком запутать хулиганов с городских окраин. В итоге в Крыму и в Луганске мы не видим московских парней в Thor Steinar и дворовых адептов национал-социализма.

Полностью потерялись основные последователи «Русского марша» — люблинские пацаны «с района», сердитые подростки, озабоченные наплывом мигрантов и этническим криминалом. Еще в декабре многие из них радовались Майдану, с восторгом взирали на камуфляж «Правого сектора». Теперь же притихли совсем, запутавших в происходящем.

Что характерно — молчат и идеологи «Русского марша». Невнятен Демушкин, испарился Белов-Поткин, не вышли за привычные стены своих спортзалов пропагандисты ЗОЖ-движения. Внятную и последовательную позицию поддержки Юго-Востока продемонстрировали лишь национал-демократы Крылова.

Прежний национализм почвы испытывает очевидный реванш. Он сквозит из выпусков новостей, из разговоров в городском троллейбусе. Радуются и патриоты-оппозиционеры, еще недавно срывавшие глотки в криках «Россия без Путина!». Всем сильным людям светло на душе этой русской весной.

*) Отделения общероссийского патриотического движения «Русское национальное единство» (РНЕ) признаны экстремистскими решениями Верховного суда Республики Татарстан 21.05.2003, Железнодорожного районного суда г. Рязани от 12.02.2008 и от 24.12.2009., Омского областного суда от 10 октября 2002, Приморского краевого суда от 21 октября 1999.

Фото: ИТАР-ТАСС

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня