Тени забытых предков

Двоемыслие как отличительный признак украинской элиты

  
3994
Тени забытых предков

Европа быстро привыкла к войне на Украине. Для того чтобы новость с юго-западного фронта попала в сводку западных информагентств, теперь нужно какое-то совсем немыслимое злодеяние. Еще лет тридцать назад тюремная болезнь советского политзаключенного могла делать заголовки на первых полосах ведущих газет и, соответственно, стать темой межгосударственных переговоров, сейчас в Европе танками и бомбами можно убить за день тысячу человек (как это было объявлено киевскими властями недавно), и это не попадет в главные новости.

Оказалось, 1991 год для европейской истории стал вершиной. Немного постояв там и переведя дыхание, она все быстрее стала спускаться туда, откуда пришла — в 1930-е, в 1940-е, и еще ниже.

Есть гуманитарный, правозащитный жаргон, который до поры до времени скрывал происходящее — но сегодня этим жаргоном овладели самые отпетые людоеды. И как-то одновременно получилось, что одновременно с этим исчезает как вид европейская интеллигенция.

Процесс легче всего увидеть на периферии Европы, в той же Украине. Можно удивляться, куда делись все те люди, которые писали стихи на двадцатиградусном морозе Майдана, которые пели песни и публиковали глубокомысленные эссе о счастье единения нации и светлом украинском пути в Европу. Почему эти люди не остановили насилие и террор? Может, после свержения ненавистного Янека они ушли в подполье, к ним перестали прислушиваться? Вообще, что делают, чем заняты киевские, харьковские, львовские интеллектуалы сегодня, когда происходит неназываемое, немыслимое? Они ведь знают, что это происходит - примерно так же, как берлинские интеллектуалы 1940-х догадывались, знали, что происходит в подвалах и зданиях гестапо, в лагерях — но делали вид, что живут в нормальном государстве.

Мне кажется, ответ на этот вопрос прост: киевские интеллектуалы делают все то же самое, что и делали. Они пишут стихи и песни, и публикуют глубокомысленные эссе. Просто они научились не видеть и не слышать. Почему? Не хочется писать «генетически предрасположены» — по-моему, пошло и нелепо объяснять социальные процессы «генами» и пресловутым «менталитетом». Нет никакого «менталитета», а есть, к примеру, подлость, и преклонение перед силой, и есть двоемыслие.

Многое в украинском интеллектуале я бы объяснил этим двоемыслием. Вспоминаю, как после ленинградского Военмеха, уже в конце перестройки, послали меня по распределению в город Львов. В этом прекрасном городе я сразу попал в довольно богемный круг общения, где встречались самые разные типы. Почти все эти люди впоследствии уехали из Львова — кто в Москву, кто в Питер, кто в Америку. Помню, весьма любопытными мне показались несколько членов КПСС, которые на поверку оказались самыми крайними в моем львовском кругу националистами, и (что выяснилось не сразу) поклонниками Степана Бандеры.

Сейчас в ходу фраза, пущенная в оборот кем-то из либеральных публицистов: мол, всю Украину я объехал, и ни одного бандеровца не нашел. Так вот, именно потому и не нашел: кто ж признается?! На протяжении чуть ли не веков украинцы — особенно интеллектуалы — должны были тщательно скрывать свои истинные убеждения (у кого они были). Быть искренним означало призвать на свою голову большие неприятности. В разные периоды истории Украины тайные православные показательно ходили в униатские церкви, греко-католики изображали атеистов или православных, кто-то показательно славил Великую Германию, потом так же показательно вступал в ВКП (б), спрятав портрет Бандеры (кто знает, как оно повернется? це потремаемо пид полом).

На людях нужно было изображать веру в господствующие лозунги — а украинцы актеры талантливые. Не было, наверное, в Советском Союзе начальства более конформистского, более угодливого к Москве, более склонного поддержать любую глупость из центра — чем украинское. Выходцем из этого начальства, кстати, является Порошенко.

Сегодня лозунги украинской номенклатуре дает Евросоюз — это джентльменский набор «европейских ценностей». Когда Порошенко говорит слова о «верховенстве права», «демократии» или «правах человека», он совершенно точно вкладывает в них столько же души, сколько его отец вкладывал в фразу «единственно верное учение марксизма-ленинизма». Это просто набор слов, который позволяет нынешнему украинскому начальству вписаться не в восточную, а в западную империю. Когда-то они были малороссы, теперь мечтают стать малоевропейцами.

Но двоемыслие никуда не делось. Если вы копнете глубже, если вы немного поскоблите такого «европейского интеллектуала», шелуха слов быстро слетит, и крепким ядром внутри останется — да пожалуй, что все тот же Бандера… Поэтому — да, перед заезжим московским гостем очень талантливо разыграют этюд на тему любви, прекрасных девушек и горилки — но когда он уедет с глаз долой, без перехода начнут мечтать о том, как хорошо бы завести свою атомную бомбу, чтобы было чем влупить по Донецку — а то и восточнее…

Но проблема не в двоемыслии украинских интеллектуалов. Проблема в том, что двоемыслие — это вполне европейская черта, также выработанная веками… Причины похожие — только на востоке Украины все обострено до предела…

Какие имена, к примеру, всплывут, если хорошенько поскоблить венгра, румына, итальянца? Боюсь и упоминать про немцев.

Фото: ИТАР-ТАСС/EPA.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Ищенко

Депутат Законодательного Собрания Приморского края

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня