Куда идешь ты, Русский мир?

Сергей Митрофанов о проекте «Новороссия»

  
4379
Куда идешь ты, Русский мир?

Я прекрасно понимаю, что и с падением Боинга никому ничего не докажешь. Не докажешь вину войны. А ранее сказанные слова «давайте подождем окончания расследования» лишь повод, чтобы посеять панику в рядах противника. Типа пока они ждут, мы тем временем напихаем свои версии и развесим лапши на уши. Но я хотел бы поговорить с читателями «Свободной прессы» о другом. О вещах несомненных. Так сказать, посоветоваться с аудиторией, которой все ясно.

Ведь теперь уже, наверно, и всем очевидно, что проект Новороссии закрывается. Пусть трагически. С кровью, как он, собственно, и рождался, в муках. С очевидной фрустрацией тех, кто вкладывал в него мечты, душу и т. д. Но такова его карма. Хотя и непонятно, почему это называлось проектом.

У проекта обычно есть проектировщики и проектная документация, а здесь наблюдатели наблюдали лишь левшей. Полевых командиров, которые подковывали блоху топором, а то и гранатометом.

Ничего не хочу сказать плохого про левшей, но они явно не проектировщики, просто это другая профессия. Важно, что официально никто из проектировщиков в этой роли не выступил. Ни Кургинян, ни Лимонов, ни тем более, члены властного политбюро России. Официально Россия заявила, что Новороссия — внутреннее дело Украины, и тем самым сняла с себя ответственность. И за упавший Боинг, и за поставки оружия. Хотя вы, дорогие читатели «Свободной прессы», постоянно жаловались, что оружие идет с перебоями и не в тех количествах, как бы вам хотелось.

Сам я тоже ждал-ждал, но так и не дождался ясности в том, какую же программу они, или мы — Россия, выполняли.

Впрочем, на меня плевать. Я могу и ошибаться. Я — обыватель. Хуже, что вместе со мной этого не дождался и весь «цивилизованный мир», следящий за драматическими событиями в центре Европы. А ему, «цивилизованному миру», принимать решения — торговые, политические, оборонные. С ним у России обширные связи, взаимное проникновение международных организаций, от которых зависит в том силе и наш бюджет, пенсии пенсионеров. И в конце концов, «цивилизованный мир» поступил так, как принято поступать в ситуации тяжелого политического конфликта — не ко благу России, свернул связи. Таковы факты. С этого момента России приказано рассчитывать в большей степени только на себя. Самим делать айфоны и самим себя развлекать в Крыму, позабыв о каком-либо Средиземноморье. Неправы оказались те, кто предрекал, что ополченцы-освободители вступят победным маршем в Киев, перебьют там всех фашистов, а Порошенко с Аваковым передадут Следственному комитету. То ли для того, чтобы тот предал их справедливому суду, то ли возил в клетке по России, пугая обывателей на периферии. А правы оказались как раз те, кто предсказывал, что блицкриг задохнется и с каждым следующим днем сопротивления шансы новороссов будут только уменьшаться. По какой причине?

Во-первых, по той самой причине, что не ясно в чем изначально был их «проект». Чего хотели-то? Если в первые дни «проект» двигался исключительно на энергии воодушевления протеста, то потом и к протесту появились вопросы.

Например, считалось, что все началось из-за дискриминации русского языка. Но не один пострадавший «по языку» так и не был предъявлен. Может он и был, этот пострадавший, но ООН, мировым СМИ он точно не предъявлен.

Нет ясности и в том, что реально происходило с законодательными инициативами в этом вопросе в Верховной Раде. То ли был дискриминационный законопроект такой у официального Киева, а потом пропал, то ли его никогда не было. Во всяком случае, лично я, а вместе со мной и «цивилизованный мир», не верим, что у шахтеров Донбасса были когда-либо неразрешимые проблемы с тем, как изъясняться. Точно так же как вообще у всех мастеровых мира нет неразрешимых проблем, чтобы коммуницировать в своей среде. Ни у индусов в Париже, ни в китайских автомастерских Лондона.

При этом я лично отнюдь не отрицаю, что в национальном государстве после «революции» (в другой коннотации, после «переворота») вопрос взаимоотношений между национальными общинами может обостриться. Но сомнительно (и разуверьте меня, если сможете), что этот вопрос должен решаться танками с перспективами уничтожениями одной из сторон. Что явный перебор.

Во-вторых, из-за все более туманных перспектив… справедливого социального мира, который хотели установить на Юго-Востоке.

Ранее я написал, что не понятно, в чем заключался проект Новороссии, а он взял да появился. Хотя и запоздало. На ялтинской конференции сопротивления 7.7.2014. Не очень, правда, многочисленной, судя по фотографиям. И не очень представительной — судя по выступающим. Может быть, даже вообще не имеющим никакого отношения к Сопротивлению. Но это ЕДИНСТВЕННОЕ что у нас есть и что мы можем анализировать.

Так вот там сказаны ПРЕКРАСНЫЕ слова. Что цель Республики Новороссии — построение социального государства, где будут обеспечены все мыслимые и немыслимые социальные гарантии — и по медицине, и по образованию, и по жилью, и по работе. Чего нет и быть не может в задыхающейся от смуты Украине, которую к тому же душат газовыми поставками. То есть идеальный социализм, за который любой социальный романтик а-ля Че Гевара проголосует обеими руками. Я — тоже проголосую.

Однако война съела эту утопию. По вполне понятным причинам. Военное положение съедает «республику» (а это демократическая форма государственного образования) и легитимность республиканских лидеров (их никто не выбирал и выбрать вряд ли будет теперь возможно), а последствия войны — гипотетические социальные гарантии. Поскольку когда все разрушено, с большей вероятностью возникнет военно-распределительная система военного коммунизма, нежели социальное государство. Севастополю вот ничего не угрожает, а и он пытается превратиться в закрытый город.

В-третьих, потому что проект Новороссии не вписывается и… в проект «Россия».

Как слишком «красный». Ибо в России совершенно нет никакого желания обеспечить всех социальными гарантиями. Скорее, наоборот. Есть желание всех заставить эти социальные гарантии отрабатывать. И если все в том же манифесте Новороссии сказано, что романтики планируют отменить грабительский ссудный процент, то Россия на это пойти никак не может. Поскольку «грабительский ссудный процент» — основа ее рыночной экономики. Хотя лично мне он тоже не нравится.

И главный вывод, который я делаю, такой.

Понятно, что программу Новороссии сочиняли не для того, чтобы ее выполнять буквально. Ее придумали в последний момент, чтобы как-то объяснить абсурд того, что произошло. И то, что изначально было неясно, куда и как Новороссия собиралась развиваться в идеале, объясняется тем, что изначально неясно, куда и как собирается развиваться «Проект Россия».

Но про «проект Россия» у нас в России никто не спрашивает, вот она и выкинула свою проблему на Юго-Восток Украины.

И… люди за это заплатили.

Фото: ИТАР-ТАСС/ Зураб Джавахадзе.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Валерий Рашкин

Политик, депутат Госдумы РФ

Андрей Песоцкий

Доцент кафедры экономики труда СПбГЭУ

Никита Кричевский

Доктор экономических наук

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня