Мнения

«Правый сектор»: объединение невостребованных

Всеволод Непогодин рассказывает о популярности ПС среди украинской молодежи

  
7763
«Правый сектор»: объединение невостребованных

Много сказано о «Правом секторе», да только никто не удосужился проанализировать причины популярности у молодежи этой весьма сомнительной организации. Приходится констатировать, что идеологи «Правого сектора» попали в яблочко со своими лозунгами и мастерски манипулируют заранее очерченной целевой аудиторией.

Десять лет назад — во время первого майдана, не мог возникнуть никакой «Правый сектор». Дело в том, что тогда украинское государство ещё занималось проблемными подростками, ныне составляющими костяк уличных акций «Правого сектора». В эпоху правления Кучмы ещё действовали остатки эффективной советской педагогической системы. Откровенных хулиганов с юных лет ставили на учёт в детской комнате милиции и держали на строгом контроле, а если после наступления совершеннолетия они продолжали бедокурить, то их отправляли в исправительные колонии. Слабых учеников насильно дотягивали в школе до окончания неполного среднего образования и потом способствовали их поступлению в профессионально-технические училища. Бузотёров, не попавших в колонии и ПТУ, забирали в армию и там выбивали из них всю дурь.

За прошедшее десятилетие украинская милиция сильно коммерциализировалась. Участковые слишком сосредоточены на решениях собственных материальных проблем, а с выходцев из неблагополучных семей зачастую взять нечего. В школы пришло новое поколение учителей, которые только проводят положенные в классе 45 минут и больше не интересуются судьбами подопечных. Профтехучилища постепенно исчезают, уступая помещения новым институтам, выпускающим экономистов, юристов и психологов. Виктор Янукович отменил обязательный призыв в армию на срочную службу. На Украине уменьшилось количество социальных фильтров, помогавших стабилизировать ситуацию с проблемной молодёжью. Подростки зачастую предоставлены сами себе и не знают куда податься.

И вот представьте себе беспокойного тинейджера восемнадцати лет. Он закончил школу. Высшее образование ему недоступно по многим причинам. В армию не берут. Работы нет. Гормоны играют и хочется адреналина. Этому контингенту не интересна системная политика с заседаниями, дебатами, протоколами, конференциями и выборами членов партийных съездов. Все молодежные организации при крупных политических партиях для них тоска смертная и непонятный мир взрослых дядей. И тут внезапно появляется «Правый сектор» с агрессивными лозунгами, воинственной риторикой и дерзкими уличными выходками. Невостребованная молодежь быстро приходит в восторг от новой организации — теперь есть куда деть массу неизрасходованной энергии. В символике и официальных текстах «Правого сектора» много патриотической патетики, опьяняющей не шибко интеллектуальных тинейджеров. Раньше они бесцельно слонялись по дворам, порой дрались между собой, горланили на фанатских секторах футбольных стадионов, а теперь их ловко объединили и используют в корыстных целях. Конечно, этим контингентом легко манипулировать. Они часто воспринимают услышанное за чистую монету. Главное — подобрать правильную интонацию и контекст высказывания.

Важной деталью успеха «Правого сектора» является имитация боевого братства. Молодым парням подсознательно хочется почувствовать себя частью храброго мужского коллектива, самоотверженно сражающегося с врагами. И совершенно неважно, кто этот самый враг. Главнее ощущение причастности к сообществу физически сильных мужчин, готовых защищать с оружием в руках что-либо. А врага им всегда укажут хитрые кураторы. На кого им ткнут пальцем — того и будут атаковать. В этом смысле «Правый сектор» выступает субститутом армии. Раньше престижным мужским братством была только армия, но её популярность сильно упала в последние годы.

К сожалению, активистам «Правого сектора» не знаком избитый журналистский штамп «Калиф на час». Их непременно выбросят на обочину политической жизни, как только они выполнят свою деструктивную функцию. Я не верю в то, что «Правый сектор» сможет стать системной партией, способной пробиться в Верховную Раду. Прийти в нужный день на избирательный участок, выстоять очередь, предъявить паспорт, найти свою фамилию в списках, получить бюллетень и проголосовать — слишком долгая и утомительная процедура для молодчиков под красно-чёрными флагами. Метнуть булыжник в окно, прокричать несколько всем надоевших банальных лозунгов, устроить мордобой с какими-нибудь беззащитными особами — это их ума дела.

Но самое парадоксальное в риторике молодых ораторов «Правого сектора» — это непонимание того факта, что при сильной Украине, за которую они на словах ратуют, их организация постепенно развалится. Кем «Правый сектор» будет пополнять свои ряды, если в сильном государстве участковые будут отправлять хулиганов в колонии и военкомы призывать всех неустроенных восемнадцатилетних парней на срочную службу в армию?! «Правый сектор» — это временное явление без долгосрочных перспектив. Как политический проект он, безусловно, успешен и выполняет свои функции в эпоху государственного переворота. Помните, как еще год назад все говорили о «Свободе» и Олеге Тягнибоке, а теперь о них все забыли? Так вот, «Правый сектор» и Дмитрия Яроша ждёт та же участь.

Фото: Сергей Старостенко/Коммерсантъ

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Олег Смирнов

Заслуженный пилот СССР

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
10 лет Свободной Прессе
Павел Салин
Павел Салин

Поскольку следующие десять лет будут более сложными и турбулентными, чем предыдущие, я желаю коллективу издания, всегда держаться на плаву. И конвертировать любой новый вызов в новые возможности!

Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня