Культура

«Стихи сейчас читают не в журналах, а в социальных сетях»

Алексей Караковский рассказал «СП» о современной поэзии и литературном процессе

  
1793
«Стихи сейчас читают не в журналах, а в социальных сетях»

В активе Алексея Караковского, как организатора, журнал «Пролог» при СП Москвы, литературные проекты «Точка зрения», «Исчезнувшие города» и «Современная литература в Интернете». А в этом году Алексей учредил литературную премию «Северная земля»…

«СП»: — Алексей, а что сейчас творится с поэзией в сети? Там повторяется ситуация с бумажными изданиями? Ведь публика-то одна и та же. В чем отличие?

— По моим ощущениям, стихи сейчас читаются не в литературных журналах, а в социальных сетях, куда проникают случайно, посредством перепостов. Естественно, выбор стихов совершенно хаотичен, они не всегда качественны с редакторской точки зрения. Испытание временем обычно одерживают либо любовная лирика, либо юмор — чаще всего грубый. Что касается бумажных изданий, я думаю, смерть их аудитории можно было констатировать уже лет десять назад. Люди если и читают журналы, то только их сетевые версии.

«СП»: — Поэзия, считаете вы, в чистом виде лишена всякого смысла. Что вы имели ввиду?

— Поэзия, как и любая сфера человеческой деятельности, мне не кажется самодостаточной. Скажем, изобретению электролампочки сопутствует миф о том, как это происходило. Открытию силы тяготения сопутствует миф. Основанию московского университета сопутствует миф. Поэзию, мне кажется, тоже должен сопровождать миф, это её только обогащает и встраивает в окружающую жизнь, социализирует. Если миф сводится к напряжённо мыслящему творцу, то такой штамп не вызывает интереса у людей. А я бы очень хотел, чтобы хорошая поэзия вызывала интерес, отвечала человеческим потребностям. Этого сейчас почти не происходит.

«СП»: — Литераторов стало больше, чем читателей, признаетесь вы, — из-за того, что некоторые их произведения слишком уж заумные. Что же делать с этой ситуацией?

— Просто авторы реализуют в текстах свои личные амбиции, хотят показать, какие они эрудированные и интеллектуальные. Это эгоистическая позиция — поэтому и читателей немного. Что делать? Ничего. Естественный отбор ещё никто не отменял. Ну, разве что, в моём случае, раз уж я формирую редакционную политику СМИ, можно создать режим благоприятствования поэзии, написанной для людей (я имею в виду, разумеется, не попсу и не ширпотреб).

«СП»: — В этом году вы создали литературную премию «Северная земля» и книжную серию на ее базе. Расскажите, пожалуйста, об этом проекте.

— Нас мало кто идентифицировал под новым названием, и надо было как-то обратить на себя внимание. К тому же мне страшно хотелось заявить о своих взглядах на книгоиздание. Дело в том, что я считаю, что книга — это сувенир или даже, скорее, визитка. Источником информации книга уже не является, она, скорее, рекламирует интернет-ресурс и, естественно, автора. Можно, конечно, продолжать делать из книги культ в наше время, но это должен быть какой-то другой культ, не такой, как раньше. Ну, и, во-вторых, я надеялся, что премия «Северная земля» станет механизмом естественного отбора поэтов, о котором я говорил ранее. Пока, вроде бы, так оно и есть — критерии оценки текстов у нас работают довольно надёжно. Хорошо бы к этому добавить ещё аналитику, но пока с этим сложно. Зато проект вызвал интерес у любителей поэзии, и поэтому дискуссии на сайте премии — обычное дело. Это, конечно, радует — значит, удалось раскачать полезное дело. Ну и, кстати, победителю мы планируем издать книгу. А всем участникам лонг-листа гарантируем участие в премиальной книжной серии.

«СП»: — В вашем творчестве литература, поэзия неотделимы от музыки. И, насколько я понимаю, одно органично дополняет другое. В чем секрет этого союза двух искусств в вашем представлении?

— Ой, это очень сложно. Дело в том, что я считаю стихи и песенные тексты двумя разными жанрами — с точки зрения их бытования, критериев оценки и даже особенностей редактуры. Жизнь показала, что жанр стихов лично мне близок не настолько, чтобы я мог писать нечто ценное — в отличие от жанра песенных текстов. Но эти нюансы моими читателями и коллегами не всегда признаются. Так что в литературных журналах проскальзывали несколько раз публикации с песенными текстами, хотя с моей точки зрения это не поэзия. Или, во всяком случае, не только поэзия.

«СП»: — Вы — создатель литературного журнала «Контрабанда», функция которого, как вы сами определяете, «просвещение из подполья». Что же это на самом деле за издание? Что оно призвано нести в массы?

— Литературным журналом мы были только в первое время. Сейчас «Контрабанда» освещает новости неформальной городской культуры. Под этой самой неформальной культурой мы понимаем инициативу ярких личностей, которые создают творческие проекты на свой страх и риск, не требуя государственной поддержки. Или если они работают в рамках системы, то каким-то образом «рвут шаблоны» относительно творчества. То есть, тематика невероятно широка, но в целом сводится к тому, что каждый человек может сделать нечто реально ценное для российской культуры, хоть и вряд ли будет за это вознаграждён. Кстати, о вознаграждении: в «Контрабанде» работают только волонтёры. Включая главного редактора. И мы постоянно ищем единомышленников. Что касается литературы — у нас есть литературное приложение, где мы публикуем достойные этого художественные тексты.

«СП»: — Я даже слышал, что некоторые идеи журнала перекликаются с такими понятиями, как контркультура. Так и до контрпропаганды нетрудно дойти…

— Я не знаю, что такое «контрпропаганда», но в контркультуре разбираюсь и не вижу в ней ничего особо страшного. Любой системе для своего развития требуется встряска, иначе наступает эпоха застоя и затем распад. По мне уж лучше пробегающая мимо меня толпа весёлых пьяных панков, чем Леонид Ильич в телевизоре — нон-стоп 24 часа.

«СП»: — А что сейчас с «Современной литературой в интернете»?

— Мы сейчас работаем под другим названием — «Алькор Паблишерс». Старое название было признано неактуальным, а новая вывеска пришла с моими партнёрами по бизнесу — если это можно назвать бизнесом. Как вы понимаете, книги — довольно дорогостоящее развлечение, и прибыли в этой сфере очень мало. Мы просто любим возиться с литературой, поэтому продолжаем заниматься изданием поэзии и прозы. Для тех, кому это важно так же, как и нам.

«СП»: — Поэтический фестиваль «Пересечение границ», который вы организовали, стал удачным, но за счет тех, кто не имеет отношения к литературе: поэты, мол, сами по себе оказались людьми интересными. Это как в том анекдоте: «Какой талантливый художник!». «О ком это вы?». «Да об Андрее Губине». «Так это ж певец». «Так он еще и поет?! Какой талантливый художник!!!». При чем же здесь литература и поэзия?

— А это как раз была попытка создать ситуацию, когда во главе угла оказывается мифология. Стихи и проза о путешествиях (путешествия были темой фестиваля) при таком раскладе звучали очень романтично, да и вообще, по-моему, привлекали внимание большей аудитории, чем обычно. Вы не удивляйтесь, что я оперирую такими категориями в отношении литературы. Я правда хочу, чтобы хорошие стихи читались как можно большим количеством людей. Но для этого надо работать. Нужна грамотная рекламная стратегия, не всегда дорогостоящая, но эффективная. Мы с коллегами работаем именно в этом направлении.

«СП»: — Насколько я понял, созданная вами группа «Происшествие» сама по себе постоянно является катализатором литературно-музыкальной жизни. Расскажите о коллективе.

— Так уж получилось, что это самый неубиваемый мой творческий проект. За двадцать лет мы написали несколько сотен песен, пару раз распадались и вновь собирались, объездили с концертами всю страну, записали четыре альбома (их можно услышать на Kroogi.com) — и верим, что это ещё только начало. Жизнь подарила мне надёжных друзей, которые понимают моё творчество едва ли не лучше, чем я сам. Это басист Михаил Гусман — в другой жизни он художник-реставратор — с которым мы создали этот коллектив в 1994 году. Это талантливая десятилетняя девочка Арина Филипенкова, играющая на флейте и валторне, профессиональный музыкант. Клавишница Катя Гервагина и скрипачка Катя Артемьева. На ударных у нас играют Саша Баранов и Алексей Старчихин. Для меня очень важно, что мы все единомышленники. Я пишу иногда довольно непростые вещи: наши сюжеты разворачиваются на страницах истории, наши герои — писатели, поэты, музыканты, политики, простые люди. Это было бы невозможно осознать и подать, если бы каждый из нас не был мотивирован и открыт на сцене, перед слушателями. Что касается литературно-музыкальной жизни, то её катализатором выступает, скорее агентство новостей «Контрабанда», выпускающее серию дисков под названием «Андеграунд: современная история» и проводящее ряд литературно-музыкальных фестивалей — «Противофаза», «День контрабандиста» и др. «Происшествие» всегда участвует в этих проектах и старается внести как можно больше нового и интересного.

А участвовать во всех этих проектах можно и нужно. «Контрабанда» постоянно принимает заявки от музыкантов (для участия в фестивалях, дисках и интернет-радио), литераторов (для публикации в журнале), от начинающих и опытных журналистов (для публикации в агентстве новостей). Есть такое понятие — DIY-культура — «do it yourself» (в приблизительном переводе «сделай это сам для себя»). Так вот мы к ней как раз и относимся. Потому что если мы — то есть, я, вы, они и все, кто меня сейчас читают, — если мы ничего не сделаем, никто ничего не сделает, и ничего в мире не поменяется. Если это кого-то и устраивает, то точно не меня и моих товарищей. Жизнь надо двигать вперёд!

Снимок в открытие статьи: Алексей Караковский/ Фото: страница vk

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Дмитрий Аграновский

Российский адвокат, политический деятель

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня