Культура

Юбилейный и уникальный

Писатель Ильдар Абузяров побывал на крупнейшем фестивале документального кино в мире

  
494
Юбилейный и уникальный

Недавно в славном городе Екатеринбурге прошел юбилейный, 25-й, «Открытый фестиваль документального кино «Россия». Я бы к слову «открытый"добавил еще и «уникальный». Уникальный потому, что современное документальное кино ни бизнес-структурами, ни государством почти не поддерживается. Оно и понятно. Фильмы в прокат не поступают, а кому из чиновников нужно отражение действительности реальной, а не выдуманной и нарисованной на бумажках (как тут не вспомнить о приписках)…

Документальное кино показывает без прикрас то, что простой российский гражданин видит из окна своей хрущевки, или то, во что он вступает, выйдя из автомобиля в российской глубинке. Документальное кино показывает Россию такой, какая она есть, а не такой, какой она видится в грезах чиновников и преподносится нам с гламурно-голубых экранов телевизора.

И мне кажется весьма символичным, что такой фестиваль зародился и вот уже 25-й раз подряд проходит в Екатеринбурге, в городе жесткой современной драматургии и обшарпанных домов, в городе с развитой школой документалистики и полуразрушенных зданий эпохи конструктивизма, городе плохих дорог, высоких заводских труб и прекрасного поэта Бориса Рыжего, который с документальной точностью однажды сказал о фильме художественном:

В кино известный, как бог, актер

красив, как дьявол, и носит фрак.

Вокруг целуются, жаркий вздор

несут любовный. Да будет мрак!

О проблемах документального кино много говорилось в рамках круглого стола. Однако сам фестиваль показал, что, несмотря на все трудности, документальное кино России (во многом за счет энтузиазма режиссеров, операторов и сумасшедших продюсеров) все еще живо. Программа, как отметил в разговоре кинокритик и председатель жюри Кирилл Разлогов, была очень ровной, и фильмы отличались хорошим уровнем, с чем, в общем-то, нельзя не согласиться. Отборочная комиссия поработала на славу и марку фестиваля не уронила.

Победители

А еще Кирилл Разлогов газете «АиФ Екатеринбург» рассказал о критериях, по которым жюри будет судить картины. По словам Кирилла Эмильевича, для всех членов жюри существует «и некий общий свод оценок». И главная из них, насколько у режиссера получился тот фильм, который он хотел создать. Потому что фильм,"прежде всего, должен соответствовать тем законам, которые признает сам художник".

Но если за основу взять предложенный Кириллом критерии, то выбор жюри выглядит более чем странным. Гран-при фестиваля получила картина «Великие реки Сибири. Бирюса», режиссёры Павел Фаттахутдинов и Светлана Боброва. Хотя гораздо больше этой картине подходит название «Неудачная командировка», потому что уже в середине фильма режиссер с оператором признаются на камеру, что поездка складывается крайне трудно, и что ничего у них со съемками не получается. Что старообрядцы совсем не идут на контакт, не разговаривают и не пускают не то что к себе в дома, даже близко к подворью не подпускают.

По словам режиссера, добирались они до места съемок несколько тысяч километров, времени у них на это ушло почти месяц, и в результате потерпели крах по отношению к первоначальному замыслу. Слепив фильм из тех кадров, которые удалось-таки снять, добавив к ним кадры постановочные и нарисованные на компьютере, команда в принципе сделала очень веселый и симпатичный фильм. Но не более того. Это был далеко не лучший фильм фестиваля, и понятно удивление Павла Фаттахуддинова, когда он вышел на сцену получать свалившиеся ему на голову сто тысяч рублей. Впрочем, он был бы полным идиотом, откажись он в этой ситуации от денег, которые помогут ему снять новые прекрасные фильмы, а школе свердловской документалистики развиваться и дальше.

Но если фильм «Бирюса» порой заставлял зрителей от души посмеяться, то лучшая короткометражная работа о мальчике, видимо, должна была выдавить из зрителей слезу, однако вызвала у многих смотрящих чувство легкого недоумения. Тем более что в списке представленных на фестивале были фильмы, на мой рядовой зрительский взгляд, на голову сильнее и интереснее. Картина «13» Тыная Ибрагимова рассказала нам о мальчике-жокее из киргизского села. Во время соревнования на финишной ленточке загнанная лошадь падает без сил, и чтобы избавить животное от страданий, ее тут же приканчивают. Мальчик, выросший с конем и сам воспитавший себе скакуна, безутешно плачет. И это все. Ни драматургии, ни конфликта (мальчик не принимает решения), ни сверхзадачи, ни раскрытия внутреннего мира героя и мира его многочисленной семьи, ни темы тяжелой жизни в киргизской глубинке, единственная отдушина жителей которой соревнования — будь то скачки или, к примеру, петушиные бои, ничего этого в фильме нет. Народ Кыргызстана очень талантливый и красивый, но ни его душевного богатства, ни его тепла я в фильме не увидел.

Другой вопрос, чем эта единственная киргизская картина зацепила высокое судейство? Наверное, ответ знает член жюри и член правления кинематографистов Кыргызстана Гульмира Керимова. Уверен, при случае она сможет объяснить свой выбор.

Справедливости ради надо сказать, что фильм «13» был еще отмечен специальным призом газеты «Уральский рабочий» за неравнодушное отношение к своему герою. Директор медиахолдинга Лев Кощеев подарил режиссеру-документалисту Тынаю Ибрагимову прекрасную работу очень хорошего художника. Впрочем, картину он зрителям не показал, имя художника не назвал, зато показал сертификат на вывоз картины в Киргизию. (Интересно, с правом ли обратного ввоза?)

Приз за лучший полнометражный фильм получила работа «Коктебельские камешки» режиссера Андрея Осипова, повествующая о Коктебеле как о духовном центре «русского мира». Жанр просветительской картины весьма сложен, но работа в архиве проделана большая, фильм вышел насыщенным, познавательным, информационным, и сам я, благодаря фильму, подчерпнул для себя много нового и интересного. К тому же, в условиях присоединения Крыма к России, жюри просто не могло пройти мимо такой темы.

Не конъюнктурой единой

Если говорить о критериях, по которым можно судить о документальном кино, то они все же существуют. И, как нам объясняли в киношколе, — это сложность выбранной темы и глубина погружения в нее, новый взгляд на существующую проблему, интересный ракурс подачи материала, раскрытие внутреннего мира героя, правдивость и масштаб истории, подлинность переживаний или сопереживания персонажам, хорошая режиссура, высокое операторское мастерство и так далее, и так далее…

И если исходить из этих критериев, то несколько фильмов меня очень сильно порадовали, если не сказать поразили. Так, сложную тему тюремного заключения сразу с двух ракурсов показал в фильме «Бомба» режиссера Владимира Тюлькина. Напомню, что тюремная жизнь в фильме представлена через съемки героев фильма и по совместительству операторов, оказавшихся по ту и эту сторону решетки, толстых стен и колючей проволоки. Как часто бывает, то, что кажется ужасным и неприемлемым со стороны, изнутри оказывается вполне приемлемым и даже веселым и душевным. Через столкновение и конфликт двух основных рассказчиков — интеллигента и преступника, (вчерашнего убийцы), мы понимаем всю двойственность природы человека…

Жизнь глубинки через призму социальной службы прекрасно раскрывает замечательно сделанный фильм «Корыто, лыжи, велосипед» Ивана Твердовского. «45 километров грунтовой дороги. 35 деревень. 12 жителей. Скоро не останется никого». Лучше, чем в аннотации к фильму, и не скажешь. Что касается режиссуры и операторского мастерства, то это едва ли не лучший фильм фестиваля. Все здесь хорошо и к месту. Ритм, музыка, правильность построения, точный монтаж.

Особый мир исчезающего народа коми через свой поэтичный авторский взгляд раскрыла картина «Лов» режиссер Галина Красноборова. Тема исчезающих финно-угорских этносов для меня как автора особенно близкая и, возможно, поэтому я так остро отреагировал на показ.

Фильмы «Земляки» Павла Мирзоева и «Бесконечное бегство, вечное возвращение» Арутюна Хачатуряна — о дорогой малой родине и об отчуждении от родной земли, о детской наивности и взрослой неприкаянности.

Очень смешным получился фильм «Юлии и Шаманы» Светланы Стасенко. Эклектика восприятиямира современным человеком показана через столкновения трех совершенно непохожих друг на друга героев. Все эти очень хорошие, на мой взгляд, фильмы вообще никак не были отмечены на закрытии фестиваля.

Специальные призы

Но вернемся к неглавным специальным призам, которых было в таком количестве, что целую отдельную кучку этих призов смогла собрать одна Анастасия Мирошниченко за свою картину о бездомном художнике «Перекресток». На вручении очередного приза она даже пошутила, что ее не пустят в самолет из-за перегруза. Фильм действительно крутой и о нем нужно писать отдельную рецензию.

Однако лучший (помимо денег) поощрительный приз получила Юлия Миронова со своим фильмом «Камчатка». Картине предстоит прокат в кинотеатрах Москвы, Красноярска и Ярославля, а что для художника-документалиста может быть лучше, чем выход к зрителю. Фильм, на мой взгляд, состоялся. Единственное, я бы сократил запутывающее название «Камчатка — лекарство от ненависти», потому что, как мы видим из фильма, герой наш, находящийся в конфликте сам с собой, на Камчатке вовсе не счастлив, и единственное, где он чувствует душевный подъем — это война! А значит, лекарство прописано неверно.

В фильме «Танцор» Саломеи Бауэр творческое одеяло на себя потащил оператор. Никита Бабенко постарался сделать как можно больше красивых кадров, и режиссер по неопытности не стал этому препятствовать. Возможно, и не зря Саломея пошла на поводу у оператора и включила «всю эту красивость», потому что фильм получил приз за лучшую операторскую работу. «Вьетнамские жены китайских мужей» талантливой Ли Шань Шань, рассказывающий о том, как вьетнамских девочек продают в жены китайцам за 1000 юаней, в то время как китайская жена стоит 5000 юаней, подкупил высокой кульминационной точкой в конце фильма. Девочки, тайно и обманом проданные в китайские деревни, никогда больше не видели свои семьи, а режиссер, разыскав родителей, привезла им фото и видеописьмо дочерей.

Картина литовского документалиста Линаса Микуты «Обед на Липовке», (специальный диплом жюри за яркое художественное воплощение темы сострадания и милосердия) - трогательны портреты бездомных, приходящих на бесплатные обеды. Режиссер поступил очень грамотно, выбрав для места общения с неразговорчивыми, закрытыми асоциальными личностями очередь за социальными обедами. Столовая — хорошая точка сборки. Где, как не в среде себе подобных, асоциальный человек раскрывается и чувствует себя вольготно и свободно?

Кульминация

Оглядываясь на посмотренные картины, я понимаю, что уровень настолько высок, что большинство фильмов заслуживает своих наград. Но все мы прекрасно понимаем, что специальные призы — призы утешительные, и если ими разбрасываться чересчур обильно, то даже они теряют свою условную ценность. Сам процесс вручения ничего не значащих дипломов и статуэток изрядно утомляет собравшихся зрителей. Затянутость плоха не только в драматургии, но и в самой церемонии награждения, и мне даже стало казаться, что еще немного, и на сцену начнут подниматься не просто представители газет, творческих союзов и бизнес-структур, но, например, работники ТСЖ и ЖЭКОВ. Простые жители улиц, допустим, улицы Панельной (есть такая в Екатеринбурге), также вполне могли бы вручить приз за отображение в кинематографе тяжелых рабочих будней героев. А почему бы и нет?

Но как бы там ни было, очередной фестиваль в Екатеринбурге состоялся и прошел на высоком уровне. Фильмы вызывали неподдельный интерес у зрителей, и порой зал был набит настолько, что многим желающим приходилось располагаться на ступеньках. Чувствуется, что фестиваль городу нужен, фестиваль город украшает, и я бы посоветовал местным чиновникам меньше пиариться на фестивале и больше его поддерживать, потому что это уникальное культурное событие, каких в России еще надо поискать.

А напоследок хочу сказать о фильме, которому я отдал бы, будь моя воля, Гран-при фестиваля. Это фильм Аскольда Курова «Ленинленд». Картина рассказывает нам, ни много ни мало, о смене эпох, о смене формаций и сознания на примере работников одного музея. Ленина давно нет, а принципы его живут. Живут, но подтачиваются абсурдностью самого бытия и алчностью нашего коммерциализированного времени. И в какой-то момент ты вдруг понимаешь, почему рухнул СССР и канули в небытие идеи коммунизма. Бессмысленно пересказывать то, что надо видеть. Если режиссера, высмеявшего и экзальтированного научного работника, который в свободное от призвания время мечтает о норковой шубе, и нового директора, он же современный эффективный менеджер, мечтающего переделать ленинский мемориал в «музей-усадьбу» 19 века, пустят еще раз в музей, я очень удивлюсь. Не любят у нас критику. Особенно критику с сарказмом.

Но все равно, кино кончается,

и все кончается на свете:

толпа уходит, и валяется

сын человеческий в буфете.

(Борис Рыжий)

Фото: Сергей Кузнецов/ РИА новости

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Николай Топорнин

Доцент кафедры европейского права МГИМО

Андрей Песоцкий

Доцент кафедры экономики труда СПбГЭУ

Никита Кричевский

Доктор экономических наук

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня