Культура

Классические сюжеты нашего времени

Светлана Светличная о Лермонтове, о спорте и об Украине

  
4465
Классические сюжеты нашего времени

После празднования 200-летнего юбилея великого поэта Михаила Лермонтова корреспондент «СП» побеседовал со Светланой Светличной, сыгравшей в фильме «Тамань» контрабандистку Ундину, одного из самых ярких персонажей лермонтовской прозы. И разговор наш состоялся по приезду знаменитой актрисы со Второго фестиваля российского кино в Ницце, где с успехом прошла ретропремьера этого фильма к 50-летию со дня выхода его на экран.

«СП»: — Каковы ваши впечатления от Франции, помимо фестиваля?

— Получила удовольствие. Несколько раз купалась в Средиземном море. Если какая-то вещь мне нравится, я могу на нее потратить все наличные деньги, и потом не жалею. Именно так сейчас случилось в Ницце. Привезла оттуда шляпу, и других покупок уже не делала. Не люблю шопинги как таковые, и материальное положение не особо к этому располагает. Для меня подобные поездки являются идеальными лишь в двух случаях: если едешь вдвоем с близким человеком — другом или подругой, чтобы делиться приятными впечатлениями. Второе: если нет языкового барьера. В Европе, конечно, лучше чувствуют те, кто знает хотя бы английский, а еще лучше — несколько языков. Так что предпочитаю отдыхать в России и даже в Москве. Особенно мне нравятся новые пешеходные дорожки. Наша столица хорошеет день ото дня, становится чище. В этом плане французские курорты перестают выигрышно смотреться по сравнению с российскими городами. В городах юга Франции улицы грязные. И еще меня неприятно удивило изобилие арабов и темнокожих. Нет, я лишена расовых предрассудков: например, к новым русским, нахально ведущим себя за границей, я отношусь не лучше. Но когда едешь во Францию, в первую очередь ожидаешь увидеть исконных французов. С арабами и неграми мне было бы интереснее общаться в Африке, в их природной, естественной среде.

«СП»: — Теперь о фильме «Тамань». Как вашему семейному дуэту удалось получить роли главных героев фильма?

— И Володя Ивашов, и я на тот момент внешне подходили под описание Лермонтовым своих персонажей. Кроме того, Володя уверенно ездил верхом, а я любила море и была очень энергична. На кинопробах оказалось непросто найти подходящий костюм для меня. Платье было трикотажным. Надо было сделать его немного порванным — ведь Ундина была дикой девчонкой. У Володи в этом плене задача была попроще — на киностудии был широкий выбор военных мундиров, соответствующих той эпохе. Но ему поначалу было тяжело входить в роль. А в «Максиме Максимыче» и «Тамани» он полностью сжился с персонажем. Он чувствовал себя как раз тем человеком, который окончательно был готов распрощаться с жизнью.

«СП»: — В фильме «Тамань» вы поете. Своим голосом?

— Не своим. Сейчас могу сказать «к сожалению». Песню «По вольной волюшке …» в фильме исполняет Галина Вишневская. Ее пение, как всегда, получилось безупречным. Но теперь оно мне кажется слишком академичным — для той дикарки. Однажды на юбилее Станислава Ростоцкого я осмелела (а я всегда была слишком боязлива и стеснительна) настолько, что со сцены исполнила ту песню … своим голосом (смеется). И Станислав Иосифович в удивлении крикнул: «Что же ты тогда отказалась петь?!»

«СП»: — А он вам при съемках предлагал?

— Предлагал, но я категорически отказалась — посчитала невыполнимой для себя задачей. Сейчас жалею. В последнее время во время концертов, творческих вечеров и встреч со зрителями я песню Ундины исполняю. Иногда даже а-капелла. Мелодия мне очень нравится. Меня же больше обидело, что Печорина озвучивал Вячеслав Васильевич Тихонов.

«СП»: — Ростоцкий в интервью говорил, что Ивашов после болезни охрип.

— Не совсем так. В молодые годы у него голос долгое время менялся. Но лично мне мешает нормально воспринимать фильм, что видишь Ивашова, а слышишь хорошо знакомый баритон Тихонова. Даже если бы озвучил незнакомый актер, было бы лучше. Но 50 лет назад каких-либо предложений ни я, ни Ивашов давать режиссеру были не в праве. Субординация, как в армии: Ростоцкий приказывал, мы выполняли.

«СП»: — А в «Неуловимых мстителях» Ивашов сам поет?

— Конечно. Из всех когда-либо исполнявших знаменитое «Русское поле» Володя лучше всех пел. И лучше него уже никто не споет. У него к тому времени «устоялся» прекрасный баритон. Потом эту песню он записал на диске и со сцены часто исполнял.

«СП»: — Иностранцы по-иному нашего Лермонтова воспринимают, чем россияне?

— «Бэллу», где больше авторских размышлений, им сложнее понимать. А в «Тамани» — море, дикая природа, дикарство — это им больше нравится. Так что к 50-летию нашей премьеры и 200-летнему юбилею Лермонтова выбор фильма для Ниццы оказался удачным.

И я рада за себя, что спустя полвека вышла на сцену не в виде старухи, а еще до сих пор узнаваемой, напоминающей ту Ундину. В Тамани Ростоцкий с моей кандидатурой в точку попал — по возрасту, по темпераменту. В недавно вышедшем фильме Йоса Стеллинга «Девушка и смерть» я играю довольно старую женщину. Но прибавить в возрасте актеру проще, чем убавить. У нас ведь была прекрасная советская актерская школа, и я ее освоила в процессе своей работы. По возрасту я могу играть старуху Изергиль, Пиковую даму и других классических персонажей. Но … не предлагают. А вот в прозе Лермонтова возрастных героинь не припомню. Как писатель он слишком рано ушел из жизни. Проза Лермонтова очень сложна для экранизации. Все мучаются — в кино, в театре, в радиопостановках. Его проза сильнее любых экранизаций.

«СП»: — Вас трактовка Лермонтова Ростоцким чем-то удивила?

— Тогда об этом я даже не задумывалась — так была рада утверждению нас на роли. Особенно за Володю. Тогда он был известен зрителю в основном по «Балладе о солдате», а тут ему предоставлялся шанс проявить себя совсем в ином амплуа. Показать себя разноплановым актером — с душой и с большим талантом. Тогда мне все в фильме безумно нравилось, и лишь сейчас я многое начинаю оценивать критично.

«СП»: — Ваш муж был мастером, признанный киношным миром. Вы с ним профессиональными секретами делились?

— У нас так сложились взаимоотношения, что Володя легко и при этом внимательно воспринимал даже жесткую критику с моей стороны. А я так поставила себя, что он не имел права делать какие-либо замечания по моим работам. И вообще я терпела замечания только от Михаила Ромма, и больше ни от кого. Да, я была такая в те годы.

«СП»: — А как Ивашов сравнивал себя с Печориным, например, в исполнении Олега Даля, или довоенных актеров?

— О вкусах не спорят. Каким я представляла Печорина еще в школьные годы — Ивашов оказался к этому образу ближе, чем Даль. Но мы же не знаем — из каких соображений любой режиссер исходит при выборе актера. Часто бывает: утвердив его на всех уровнях, режиссер мучается с ним на протяжении всей совместной работы.

«СП»: — Какие роли из лермонтовских персонажей были бы вам интересны?

— В первую очередь княжна Мэри. Я ее роль могла бы осилить. Но сейчас уже возраст не позволяет. В кино очень важно, чтобы юного героя играл юный артист. Иначе, каким бы талантливым он ни был, при первом крупном плане вся работа возрастного актера пойдет насмарку.

«СП»: — Ваш нынешний внешний вид — генетика, или хорошо следите за собой?

— Сама моя профессия заставляет держаться в форме. Кроме того, помогают позитивные ощущения. Я не скрываю возраста. И мне кажется: я сейчас в 74 года более интересная для людей, нежели когда мне было 18 лет. Тогда я комплексовала от мысли, что кто-то красивее меня или талантливее. Но сейчас в этом плане я сейчас себя чувствую лучше, чем полвека назад. Ощущаю уверенность и чувство уважения к себе. Когда у меня спрашивают — кто мне в последнее время нравится, я так и отвечаю: Светлана Светличная. Все жизненные испытания я прохожу очень достойно.

«СП»: — Как часто вы ходите по Москве в шортах, как сейчас?

— В костюме я не пришла сюда, потому что это было бы неоригинально — в костюме я могу в лес пойти. Но предварительно я все-таки согласовала с организаторами — и они не возражали. Сегодня мероприятие спортивной тематики, потому я надела шорты. Иногда бывают сомнения насчет выбора костюма. Например, начало мероприятия в 12.00 — вечернее платье не подходит. В шортах и мини не могу. А потом решаюсь идти в мини. «И пусть на меня смотрят!» Свой стиль нужно выдерживать каждому.

«СП»: — Владимир Ивашов спорт любил?

— Мы в этом плане являлись самой нестандартной советской семейной парой: я футбол любила и смотрела, а Володя — нет. Сейчас и картинка трансляций матчей более яркая, красочная и живая, чем черно-белая 1960−70-х годов. Но теперь футбол я смотрю гораздо реже — исполнители в нашей стране стали хуже. Зато мне нравятся многие другие виды спорта. Даже самбо и бокс, плавание и прыжки в воду с вышек.

«СП»: — И сами этим занимаетесь?

— Плаванием — да, когда есть возможность. А прыгать с вышки — ни в коем случае, даже в юные годы. И в этом плане меня просто шокировали телепередачи из серии «Вышка», в съемках которых принимали участие дилетанты этого вида спорта, в том числе и известные артисты. Ведь там недолго и шею можно сломать! Спорт и физкультура должны приносить пользу. А здесь какая польза, если кто-то станет инвалидом?

«СП»: — Как вы физическую форму в разные годы поддерживали?

— Я бывшая спортсменка. Увлекалась не только в юные, но и в зрелые годы. В школе серьезно занималась плаванием и легкой атлетикой. Раньше журналистам не рассказывала, а теперь, наконец, я могу похвалиться: благодаря мне команды моей школы и моего района побеждали не только в художественной самодеятельности, но и в легкой атлетике. Однажды мы бежали в эстафете. У нашей команды была единая форма: голубые маечки и синие трусики. Было холодно, и пока я ждала старта своего этапа, посинела от холода. И болельщики так обо мне и говорили: вон у девочки все гармонично — и форма синяя, и сама синяя.

«СП»: — А позже, в Москве?

— Уже в приличном возрасте я моржеванием занималась, по методике Порфирия Иванова при морозе минус 20 я бегала босиком по Нескучному саду. Редкие прохожие, видя эту картину, с ума сходили. При этом не подозревая, что перед ними — известная им актриса Светличная. А мне нравилось этим заниматься.

«СП»: — До какого возраста вы бегали кроссы?

— До 72-х. Сначала — в Нескучном саду, потом — в Битцевском парке, когда переехала жить на юг Москвы. Я бы и сейчас бегала, но я несколько лет назад зимой во время гололеда поскользнулась, упала и сломала руку и ногу. Сейчас приходится быть вдвойне осторожной, учитывая все-таки реалии, что в моем возрасте кости медленнее срастаются. Бег заменила быстрой ходьбой. Хожу подолгу, выполняю дома в качестве зарядки разнообразные упражнения. Нога зажила — я хожу даже на каблуках. И рука в полном порядке — могу и по морде кому дать (смеется). А если серьезно: я четко разделяю спорт профессиональный и любительский. В первом случае человек себе не принадлежит — он многим жертвует ради результатов. Во втором случае занимаешься, чтобы быть здоровым, счастливым, энергичным. До троллейбуса можешь добежать, не делая насилия над собой.

«СП»: — Про троллейбус — вы фигурально или конкретно про себя?

— Мне приятно, когда на какой-нибудь праздник организаторы мне к подъезду подают персональную машину. Но чаще всего по Москве я езжу на метро. По этому поводу никогда не досадую, не комплексу. Мой рецепт: во всем надо искать и находить положительные стороны. И еще — никогда не унывать. Название моей любимой телепередачи «Могло быть и хуже» стало моим девизом. А в самого ведущего Тимофея Баженова я влюблена. Он некрасивый, но юморной и обаятельный.

Еще больше поднимают настроение добрые поступки, которые сама делаешь. Не хочу огорчать своим дряхлым видом кинозрителей со стажем, которые хорошо знают меня. Это также дает большой стимул для работы над собой, над здоровым, то есть, подвижным образом жизни. Именно для них хочу оставаться стройной, красивой — по мере возможности. Я — самая добрая из актрис. Никогда не отказываю в просьбе сфотографироваться вместе или дать автограф.

«СП»: — А диета?

— Подвижный образ жизни позволяет съесть лишние калории — что-нибудь вкусненького или выпить шампанского, а иногда чуть-чуть водочки. Кроме того, я проходила через голодание длительностью дней в восемь.

«СП»: — Приходилось ли вам при подготовке к какой-то роли по настоянию режиссера быстро худеть или полнеть?

— Кеосаян заставил поправиться для исполнения роли в фильме «Стряпуха». Ведь повариха должна быть аппетитная, округлая, а не костлявая, чтобы соответствовать этому образу. А когда я готовилась играть Марию Тимофеевну Бибяткину в театре-студии киноактера, то похудела на 8 килограммов.

«СП»: — В более позднем возрасте такие эксперименты над организмом не напоминают о себе болезнями?

— Вовсе нет. В случае с похудением это мне было даже полезно. Ведь не было такого, что меня где-то запирали и насильно держали впроголодь. В те времена подобные эксперименты мы проводили сами, без инструктора. На заре моей творческой карьеры я все делала сама — даже сценические костюмы себе шила.

И до сих пор я — очень обязательный человек. Даже без просьб режиссера стараюсь измениться, чтобы соответствовать новому образу. Перед съемками «Девушка и смерть» специально надолго изолировала себя от окружающего мира, от общения с людьми. Мне нужно было собраться, чтобы точнее изобразить несчастную женщину Нину, которой уже не хотелось жить. Нужно было менять голос, выражение лица, походку. Поэтому у меня этот образ получился. Надо было прочувствовать состояние человека, у которого случилась беда. Такая актерская методика использовалась не только Станиславским, но и Михаилом Чеховым. Я его тоже изучала. Но у меня имеется и своя собственная система: нужно быть максимально естественной для данных конкретных обстоятельств, в которые попадает твой персонаж.

«СП»: — Вам, человеку доброжелательному, сложно исполнять отрицательные роли?

— У меня и не было стервозных персонажей. Таковым зрители почему-то считают Анну Сергеевну из «Бриллиантовой руки». А я ее считаю дурой. Но дурой привлекательной. В своей карьере я отказывалась от ролей отрицательных персонажей и удивлялась — почему мне так часто их предлагают. Не хочу даже «понарошку» представлять себя подлым человеком, не говоря о том, чтобы становиться им. Я не желаю обманывать свою энергетику. Не соглашусь даже за очень большие деньги. Про меня один журналист написал: Светличная — душа без морщин. Это — самый приятный комплимент из тех, что я слышала в свой адрес. Я действительно забочусь о душе, стремлюсь делать добрые дела. Тем более, жить осталось не так долго.

Я умею находить приятные вещи в жизни, даже когда мне плохо. Кроме того, я научилась притворяться и скрывать плохое. Сейчас меня снимал фотограф, я вспомнила — как в советские годы фотограф журнала Штерн щелкал, и из этого громадного количества кадров полечилось около 12 шикарных снимков. И это щелканье фотоаппарата до сих пор вызывает у меня приятные чувства. Потому что я уверена: хотя бы один из этих кадров должен получиться удачным. А это бывает в том случае, если фотография получается «живой». Я — человек эмоции, настроения … и улыбки.

«СП»: — Как вы относитесь к тем артистам, которые изображают из себя оппозицию президенту России?

— Я никогда не примыкала ни к одной из политических позиций. У меня на все свое мнение. Но оно может меняться. Еще недавно я жестко критиковала Путина. Но после событий в Крыму, например, я с удивлением обнаружила в себе симпатию к руководству страны. И это чувство (оно довольно неожиданное, но тем и приятнее) является ответной реакцией на их дела. Мне самой нравится, когда государственные решения совпадают с моими собственными желаниями.

«СП»: — Украина — не чужая вам страна. Но там сейчас запрещают фильмы советских и российских режиссеров.

— Эти люди больные. Их заразили тяжелым вирусом. Вирусом зла и ненависти ко всему нормальному, человеческому. Их можно даже пожалеть. Надеюсь, некоторые из них все-таки одумаются. Да, мой папа был украинцем, и при этом — замечательным человеком. А его маму — мою бабушку — любили все, кто ее знал. В самые тяжелые годы она жила одна в маленькой комнатке. Она варила картошку, жарила лук и кормила этим нехитрым блюдом всех голодных в своем районе. С тех пор для меня это гастрономическое сочетание — картошка с луком — остается кулинарным шедевром. И Украина всегда ассоциировалась с чем-то самым вкусным. Вкусные там не только еда, но и речь-мова, песни. Сейчас что-то непонятное с ними случилось. И не только с ними, но и во всем мире наступило массовое помутнение рассудка.

«СП»: — Что бы вы сделали с теми, кто уродует памятники не только Ленину, но и Пушкину и Лермонтову?

— Их надо отправлять на необитаемый остров. Нормальные люди им не мешали бы, и они нормальным людям — тоже.

Снимок в открытие статьи: актриса Светлана Светличная / Фото: Владимир Смирнов/ТАСС

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Игорь Рябов

Руководитель экспертной группы «Крымский проект», политолог

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня