Культура

Смерть северного волхва

20 ноября не стало поэта Валентина Устинова

  
786
Поэт Валентин Алексеевич Устинов
Поэт Валентин Алексеевич Устинов (Фото: Александр Стручков/ wikimedia)

Если кому из любителей поэзии надоедала теснота филологической поэзии, надоедали бесконечные словесные игры и хотелось выйти на простор, столь привычный для русской души и русской поэзии, надо было обращаться к поэзии Валентина Устинова. В ней находилась и молитвенность исповедующегося человека, и весёлое озорство игры, и наслаждение от земной мастеровитой работы, и откровенность земной любви. Червонное небо! Тугая вода В ночь на Иван Купала Струями рек, родников пруда, Млечным Путём в проливных звездах Тебя и меня обвивала. И ты — озорная, родная опять, Прикрыв наготу росою — Сквозь колдовство и пригляд опят, Меж крыльев папоротников и голубят Выходишь к реке босою.

20 ноября 2015 года Валентина Устинова не стало. Не стало моего северного земляка, с кем мы вместе объездили всю Карелию, Поморье, Новгородчину. А стихи-то его так и остались живыми, совсем не мудровато-старческими, а будто только-только вышедшими на простор русской поэзии.

И будто вновь мы с ним в родном Петрозаводске, где Валентин заведовал отделом поэзии в журнале «Север» под присмотром нашего общего старшего наставника Дмитрия Яковлевича Гусарова… И распиваем хмельное винцо на старинном кладбище, читаем стихи и мечтаем о будущем. Впрочем, Валентин всегда был северным мечтателем, не лишенным энергии общего русского дела. Может быть, в жизни своей он и подчинялся жестким московским принципам, но в поэзии, в стихах своих до самого своего конца был такой же, как и раньше, вольный новгородец, ушкуйник, древний волхв.

Поэзия Валентина Устинова — поэзия зрелого лета. Когда начинают тяжелеть зёрна в колосе, когда плоды набирают сладость, когда земля ощущает предродовые схватки нового урожая. Таких поэтов всегда было мало в русской литературе. Больше поэтов осени, поэтов весны. Это не в упрёк ни им, ни Устинову. Любое время прекрасно.

Уточнение поэтической направленности помогает мне легче понять, каким был мой друг, какими были его стихи.

Я таким молодым никогда ещё не был.

Поднимусь на заре и в любимом краю

из горячего жара рассветного неба,

как из красного щёлка, рубаху скрою.

Ощущение зрелого лета ближе русским народным песням. Там и корни поэзии Валентина Устинова, художника эпического по своему мироощущению — даже в его лирических «выходах» всегда пробивались ростки эпического начала. Оттуда — «тугая ярость забродившей страсти, готовой лить, расходовать и тратить свой дикий хмель без меры и управы». Оттуда идёт и постоянная готовность к радости, жизненный оптимизм, смешение «высокого» с «низким», поклонение Любви. Герои его могли быть трагичны, но никогда не пессимистичны, они не боялись жизни, в самый трудный час оставалось для них безусловным: «Любо, парень. Любо на земле!» Вот и на поминках его тоже надо петь песни о любви к жизни. Смерть — не для него. Валентин Устинов начинался с северных дорог, с самых что ни на есть трудовых будней двужильных людей «кремнёвой породы», живущих в этих пустынных просторах. Верность Северу, верность своей биографии, переплетённой с биографией древнего русского края, не несёт в поэзии Устинова областнических мотивов. Скорее наоборот: через Север поэт приходит к понятию Родины в целом, через свою жизнь — к понятию жизни вообще. Устинов берёт всё в разгаре. Путину — в разгаре, любовь — в разгаре.

Даже дед из устиновской баллады «Сокрушение», украшающий резьбой и позолотой домовину для себя, на всякий случай, демонстрирует не угасание, а расцвет чувств, мудрости, более того — молодость души. В шутку ли, всерьёз ли, мечтает он, как поедет с молодой Любашей на остров, «грохнет» там «дом на солнечном угоре» и забудет про свои года: Дед сидел — плечищи шире двери. Глаз смеялся в жаркобровой мгле. «Хрен с тобой: не веришь — и не надо. День-то нынче — золотая радость. Любо, парень. Любо на земле!..» Какая тут осень, какое угасание? Нет. Это всё тот же жаркий летний день, когда «в чреве почти шевелились травы. И сёмга к нерестилищам рвалась».

Вот и соорудил домовину себе Валентин Устинов, и упокоился в ней, но всем своим друзьям и подружкам он оставил как наказ: «Любо на земле».

Лето в поэзии Устинова — всегда было не лето отдыха, не курортное лето, а жаркое лето работы пахаря, рыбака, охотника. Мужицкое святое нетерпенье венозной кровью взбухнет на руках, когда коса влетит с косым шипеньем в букашечье, в шмелиное гуденье, в пырей, в осот — во влажное кипенье зелёного парного молока.

Для Устинова работа была — радость жизни. Отсюда — умение переломить собственную судьбу, переломить слабость. Если поэзия Устинова — гимн силе, то прежде всего силе духа, торжеству победы человека. Безмолвие северных просторов взрывается под напором жизнедеятельных, страстных, полных радости и огня героев. Азарт человека. Какое упоение жизнью, действием заполняет стихи. Понимаешь, что «для этого стоит на Канине где-то обветренной глоткою пить километры. Для этого стоит с зарёй пробудиться и вымыть ладони солёной водицей… И лёд рассекать на хрустящие глыбы. И брать своё счастье руками, как рыбу». Он любил жанр баллад, короткие поэмы, его поэзия сюжетна. Но это скорее не сюжет его жизни, а сюжет родной земли, сюжет ХХ века. И меня всегда радовало его жизнелюбие, как его давний герой, дед с плечищами шире двери, он никогда не принмал сокрушения. Он и из домовины своей будет воспевать жизнь.

Шёл дождь — как ослик, семеня.

Густели в сумраке вершины.

Ночные завихри лещины

Переполняла щебетня.

Но птиц тесня, из-за плетня

Неслось хмельно-полусерьезно:

— Любите, женщины, меня сегодня

— завтра будет поздно!..

Вот и настало то завтра, когда любить поэта уже стало поздно, но, думаю, и любви земной, женской — ему хватило сполна!

Вечный покой тебе, мой друг, и вечная жизнь твоей земной поэзии!

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Олег Смирнов

Заслуженный пилот СССР

Сергей Обухов

Доктор политических наук, секретарь ЦК КПРФ

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
10 лет Свободной Прессе
Игорь Юшков
Игорь Юшков

Поздравляю «Свободную прессу» с юбилеем! 10 лет для СМИ — это серьезный возраст, переход от юности к зрелости. «Свободная пресса» — это портал, который всегда отличался уравновешенностью и обстоятельностью в своих материалах, предоставлял слово всем сторонам процессов. Это добавляет вам изюминку. Вы остаетесь площадкой, где представлены разные точки зрения, что привлекает аудиторию. Желаю вам продолжать работать в том же духе и не сбавлять темпов!

Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня