Культура

Без Родины и без чести

Андрей Мартынов о первой отечественной монографии про Русский охранный корпус на Балканах

  
1798
Без Родины и без чести
Фото: автора

Исход Русской Армии из Крыма в ноябре 1920 года для белых не был концом войны за Россию, а лишь «временным этапом по пути к возвращению» (атаман Африкан Богаевский). Общим оставалось настроение — при первой возможности возобновить с оружием в руках борьбу за освобождения Родины. Это желание объединяло все военные и военно-политические организации Зарубежья (Русский Общевоинский Союз, Русский Национальный Союз Участников Войны, Русское Народное Ополчение и т. д.), которые могли не соглашаться между собой (а зачастую и враждовать) по множеству других вопросов, связанных, в числе прочего, с организацией и тактикой борьбы.

Поэтому не удивительно, что нападение нацистской Германии на Советский Союз было воспринято частью эмиграции как шанс возобновления «Весеннего похода» (так в военной среде называли грядущее освобождение России от уз коммунистической диктатуры). К сожалению, руководствуясь принципом «хоть с чертом, но против большевиков», изгнанники не задавались мыслью, ради чьих интересов в реальности они вступают в борьбу.

Военный историк Алексей Белков (Москва) рассматривает, как все эти надежды и чаяния отражались на страницах газет Русского охранного корпуса (РОК) — одного из крупнейших воинских соединений коллаборантов, сражавшихся на стороне сил Оси. Следует отметить, что это первая в России и вторая в мире — после брошюры Antonio Munoz For Czar and Country: A History of the Russian Guard Corps, 1941 — 1945 (1999) авторская монография по истории корпуса.

РОК был создан 12 сентября 1941 года в оккупированной немцами Югославии главой Бюро по защите интересов и для помощи русским эмигрантам в Сербии (в дальнейшем — Управление делами русской эмиграции) генерал-майором Михаилом Скородумовым. Эмигранты надеялись сразиться со своим извечным врагом на Восточном фронте, но с самого начала их постигло разочарование — корпус использовался для борьбы с местным движением Сопротивления (в основном с Народно-Освободительной Армией Югославии Иосипа Броз Тито).

В конце войны корпус с боями (в том числе и с частями Красной армии) пробился в Словению, а оттуда в Австрию, где капитулировал перед англичанами. В этой связи, необходимо иметь в виду, что, несмотря на требования Москвы, никто из чинов РОК не был насильственно выдан в Советский Союз (в отличие от казаков или власовцев). Также никто из них не был осужден военной юстицией союзников за совершенные преступления (охрана концентрационных лагерей, уничтожение имущества гражданских лиц в ходе контрпартизанских операций и т. д.).

Белков пишет о зарождении корпусной печати, когда 23 декабря 1941 года вышел в свет первый номер «Ведомостей Охранной Группы» (первоначальное название РОК, после 9 декабря 1942 г. — «Ведомости Русского Охранного Корпуса в Сербии»). В июне 1943 года «Ведомости» объединились с еженедельником Управления делами русской эмиграции «Новый путь» и стали выходить под названием «Русское дело». Подобный союз позволил не только изменить формат, став из «военной» газеты «военно-общественной», но и, расширив печатную базу, выпускать также приложение «Наше знамя». В декабре 1944 года после объединения с эвакуированной из города Дно (Псковская область) газеты местных коллаборационистов «За Родину» вместо «Дела» в корпусе появилась «Борьба», которая, в силу изменившейся обстановки, печаталась уже не в Белграде, а Вене.

После окончания войны, еще в период плена с мая 1945 года стал выходить основной орган Союза Чинов Русского Корпуса журнал «Наши вести» (издавался до 2001 г.), а с 1957 по 1997 гг. еще одно печатное издание — «Корпусник».

Что представляли из себя издания РОК?

На раннем этапе «Ведомостей» газета главным образом знакомила читателей с официальной информацией (в том числе немецкими военными сводками), которые дополнялись собственной аналитикой, статьями об обстановке в СССР и материалами о службе и быте в самом корпусе. Возглавил издание полковник Евгений Месснер.

«Русское дело» немного иначе структурировало подачу материалов, разделив их на три больших блока: военный (редактор Евгений Месснер), внешней политики (Борис Ганусовский), культурно-просветительский (Виктор Иванов-Гордовский). С десятого номера появился раздел Hipo (Николай Чухнов), связанный с появлением еще одного формирования русских эмигрантов-коллаборантов в составе немецких оккупационных сил — отряда вспомогательной полиции (Hilfspolizei) Михаила Семенова (так называемый добровольческий особый полк СС «Варяг»). Материалы, посвященные РОКу, печатались в специальной рубрике, «Из жизни Русского Корпуса». Главным редактором «Дела» стал К.К. Миллер.

В свою очередь «русская солдатская газета» «Борьба», которую вновь возглавил Евгений Месснер, имела следующую структуру: новостные и политические материалы (приказы, сводки с фронтов), статьи пропагандного характера, информация о корпусе и иных русских вооруженных формированиях в составе немецкой армии (РОА, казаки).

О чем писали на страницах своих изданий коллаборанты?

В газетах, в числе прочего, можно было прочитать «Лекции о национал-социализме» и такие заявления генерал-майора Михаила Глаголева: «В течение 25 лет обезглавленный русский народ беспомощно, со связанными руками и заткнутым ртом, бился в когтях международной еврейской гидры. И только один великий Адольф Гитлер понял страшную опасность, поднял меч и протянул русскому народу свою благородную руку». Тематически близки к ним «откровения» популярного ныне в некоторых церковных кругах историка Николая Тальберга, представлявшего нападение гитлеровской Германии на Советский Союз в том же изводе, что и имперское министерство доктора Йозефа Геббельса, разве что в несколько адаптированном для русской эмиграции виде: «За последнее время Кагановичи и послушное оружие в их руках, Джугашвили-Сталин, сговорились … с иудо-капиталистическими властителями Англии и Соединенных Штатов, чтобы ударить в спину Германии. Но замысел этот, грозивший страшной войной … был во время раскрыт, и … доблестные германские войска двинуты … чтобы уничтожить иудо-марксистскую гидру».

А вот как оценивал положение на фронтах на январь 1945 года Евгений Месснер: «осенью минувшего года стало ясно, что Советский Союз перешел границу своих военных возможностей, что он уже больше не имеет средств — моральных и материальных — для долгого ведения войны». Странный, мягко говоря, анализ для полковника генерального штаба.

Объективности ради, следует признать, что РОК не был полностью послушной марионеткой в руках вермахта. Вопреки нацистской политике руководство корпуса стремилось к объединению с другими антикоммунистическими русскими соединениями. Уже в 1943 г. появляются комплиментарные статьи о Русской освободительной армии генерал-лейтенанта Андрея Власова. При этом «белых» корпусников совсем не смущал союз с «красным» генералом, который в итоге и осуществился, когда командир корпуса генерал-лейтенант Борис Штейфон в январе 1945 года без всяких условий попросил включить РОК в состав власовских вооруженных сил Комитета освобождения народов России. Да и командующий полицией и СС в Сербии группенфюрер СС Август Майснер в письме к рейхсфюреру СС Генриху Гиммлеру вынужден был признать господство «прорусского, особенно монархического влияния» среди корпусников.

Насколько морально (и юридически) был оправдан союз с осужденным на Нюрнбергском процессе нацистским режимом?

Избрав коллаборацию с вермахтом, корпусники de facto, оттягивая на себя силы антигитлеровской коалиции, освобождали немецких солдат, в том числе и для преступной деятельности на оккупированных территориях России. Кроме того, набранное из советских военнопленных пополнение, должно было рассказать им и об ужасах немецких лагерей.

Поэтому стремление «сбросить советское иго с русского народа» на деле оборачивалось другим стремлением — установить гитлеровскую диктатуру…

Уходя в изгнание, белогвардейцы могли повторить ставшими пословицей слова французского государя Франциска I, проигравшего битву при Павии (1525 г.): «Все потеряно, кроме чести». После коллаборации и создания РОКа им пристало повторить слова другой французской пословицы: «честь потеряна прежде всего».

В конце рецензии остается лишь выразить сожаление, что интереснейшая книга Алексея Белкова написана излишне сжато и многие важные сюжеты (оценки чинами РОК Красной армии, описания боев корпусников, культура повседневности) даны в лучшем случае лишь штрихами, как «попытка наметить тему» (Юрий Иваск). Все-таки не всегда краткость — сестра таланта.


Алексей Белков. Всегда за Россию! История периодической печати Русского Охранного Корпуса. — М.: Галлея-Принт, 2016. 84 с.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Игорь Юшков

Ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности

Константин Небытов

Судебный пcихолог

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня