18+
четверг, 19 октября
Культура

Русские вытесняют украинцев из кино

Председатель гильдии кинокритиков Сергей Тримбач поделился своими мыслями о причинах упадка в современной кинематографии Украины

  
41

В конце 80-х, когда дебютом на студии Довженко руководил Александр Итыгилов, выдвинулась целая плеяда интересных молодых режиссеров, успевших до развала Союза снять по одной — по две картины. После провозглашения независимости был взлет, бум, много надежд, развязаны руки, свобода говорить всё. Возникли новые студии, Иван Миколайчук раздобыл деньги на новую киностудию в Карпатах, оснастил ее. Все это поначалу активно работало. Было снято больше 90 игровых картин главным образом с 91 по 94 год. Правда не всех режиссеров мы потом смогли установить, потому что тогда никто не спрашивал, кто ты, откуда: принес деньги — работай.

Потом произошло то же самое что в других республиках. Кинопрокат начал увядать, иссыхать, и во времена Кучмы кино практически не снималось. Студия Довженко встала. Руководил ей тогда Николай Мащенко во своем втором пришествии — лет десять это продолжалось, потом его сменил Виктор Приходько. Он сразу обнародовал наполеоновские планы, очень обидел всех тем, что разругал студию, сказал, что кроме Довженко и Параджанова здесь никогда никого не было, все остальные — «г…о не профессиональное». Ну и начал делать «профессиональное г… о». Через пару лет и он ушел куда-то в бизнес. Началась чехарда, в итоге — полный почти развал студии.

В начале этого десятилетия выходило всего 1−2 картины в год, и то, проката они никогда не имели. Проката и до сих пор практически нет в Украине. В самые последние годы стало чуть лучше, построены новые кинотеатры, но это касается только Киева, Одессы, Львова — то есть больших городов. А в средних — ни одного кинотеатра. Все это приводит к тому, что невозможно вернуть деньги, потраченные на производство картин. Поэтому почти все кинематографисты ушли на телесериалы. В том числе и те, кто подавал самые большие надежды.

Анатолий Матешко из них не вылезает. В конце 90-х он сделал очень неплохой фильм — «День рождения буржуя». Студия Роднянского — «1+1». Это был первый заметный украинский сериал, на который обратила внимание публика. Собственно, именно тогда Роднянский себя и заявил, как продюсер. Вячеслав Хриштофович тоже на ТВ. Блестящий режиссер, но — увы. Клепает один за другим сериалы. Володя Попков до самой смерти тем же занимался…

Олесь Янчук после своей дебютной короткометражки «В дальний путь» ничего по настоящему интересного так и не снял. Слишком увлекся политикой. Его картина, снятая в 91-го году называлась «Голод-33» — первый фильм о голодоморе вообще. Показали фильи в конце ноября накануне референдума о независимости. Это сыграло определенную роль, хотя исход был предрешен — 91% населения высказывался за независимость. После «голода» Янчук стал делать картины по заказу западных компаний, но они какие-то получались советские, только плюс с минусом поменялся местами. В прошлом году он закончил фильм об Андрее Шестицком, священнике, который возглавлял униатскую церковь в западной Украине. Фигура очень сложная, период истории большой и драматический — до войны, во время нее, после… Янчук все упростил, уплощил эту фигуру.

Сергей Лысенко сделал пару картин и ушел на ТВ. Сейчас снимает по сценарию кинокритика Люды Лемешевой документалку о шестидесятниках. Сережа Маслобойщиков ткнулся в один проект, в другой, но это всё артхаус. «Шум ветра» у него был фильм. Мало кто понял, о чем это. Шум ветра есть, а что еще — не понятно. Я лично не понял.

В 2001 году Ющенко, будучи премьер-министром, выдвинул теорию малокартинья. Аналогия со Сталиным, который тоже говорил — не надо делать много, надо делать хорошо. Странно, что Виктор Андреевич не замечает этой иронии — он вроде демократ, а повторяет тоталитарный опыт. В результате в 2001 году был создан фильм «Молитва за гетмана Мазепу» Юрия Ильенко. Задача ставилась сделать блокбастер, чтобы весь украинский народ, как один, захотел посмотреть это кино, удивился, поразился сам себе…

Шестидесятилетний Юрий Герасимович принял эту задачу с благодарностью, и с полной уверенностью в своих силах. Поразил всех заявкой, что прибыль от картины составит не менее 200 миллионов долларов. Спилберг, наверное, позеленел от зависти… Это при том, что Ильенко никогда вообще не снимал кассовое кино. Получилось то, что и должно было получиться. Первый вариант был шестичасовой, потом Ильенко сократил его до 2 часов 40 минут.

Мазепу играл Богдан Ступка, который был тогда министром культуры. Картину пробили на Берлинский фестиваль, правда, вне конкурса… Я был там. В зале сидело вначале человек 400, к середине остались только горюющие украинцы и злорадствующие русские журналисты.

Из рецензий:

Карта Европы в виде обнаженной женщины, между ног у которой находится «Україна».

Злой и пьяный Петр I громит мебель и, снимая штаны, начинает насиловать подвернувшегося под «руку» солдата в задний проход на надгробии могилы Мазепы крича: «Я тебе покажу незалежность»;

Петр оскверняет могилу Мазепы и громогласно требует, чтобы тот воскрес, дабы употребить его анальным образом. Из могилы поднимается Богдан Ступка и начинает душить Петра.

В фильме часто рубят головы, с ними совершают непристойные вещи…

Петр Первый в трактовке Ильенко — голубой. Фильм начинается с того, что он натягивает солдатика. При этом Ильенко ссылался на Льва Толстого, как на доказательство. Потом, правда, оказалось, что он слегка напутал. Поднялся дикий шум, фильм ругали даже те, кто его не видел, однако некий положительный результат все-таки был. Украинцы вдруг задумались — что вообще с кино происходит? Но власти почему-то никаких выводов не сделали.

Став президентом, Ющенко, который в отличие от Кучмы, признававшего только шансон и Кобзона, является человеком достаточно образованным, много говорил о внимании к вопросам культуры. Но свелось все это к тому, что отремонтировали несколько зданий, привели в порядок Софийский собор, построили Батуринский комплекс, причем сделано это было не на государственные деньги — Ющенко нашел частных инвесторов. Всё это прекрасно, но о кино как-то опять забыли. Видимо новая власть, как и старая, не понимает того факта, что если нет своего национального масскульта, это пространство поглощается другими, в данном случае Россией и Америкой. Раньше была только Америка, а теперь и Россия, причем на ТВ — вообще одна Россия. Телесериалы только Российские. С украинскими субтитрами, даже не дублированные. Дублируют редко, и зачастую это выглядит смешно. Вот, скажем «17 мгновений весны» дублировали. Некто Понамарев это сделал, на свои деньги — говорит, это его любимый фильм.

Всех как будто такое положение устраивает. Российские сериалы дают работу артистам, режиссерам, операторам и всему второму составу. Главные роли естественно играют российские актеры. Национальная тематика отсутствует в этих картинах. Кино, которое снимается нашими мастерами, тоже лишь отчасти можно назвать национальным. Две работы, например, сделал Роман Балаян — «Ночь светла…», и в прошлом году «Райские птицы» с Янковским — историю о писателях диссидентах. Этот фильм попал на фестивали и в Москву, и в Ялту. Балаян сам продюсировал эти картины, и деньги там российские.

На новый год в прокате был и «Обитаемый Остров», и «Стиляги». «Адмирал» очень хорошие сборы показал у нас. Впечатление такое, что российское кино постепенно обходит по зрительскому интересу американское. При этом, преуспевшие в России выходцы из украинской кинематографии, как режиссеры, так и продюсеры, не заинтересованы работать на украинской тематике. И само собой — никто не хочет снимать кино на украинском языке — они ориентируются на российский прокат, понимая, что и в Украине эти фильмы пойдут — все здесь понимаю по-русски, хотя многие и считают украинский язык родным.

Надеяться на какой-то перелом ситуации очень трудно. Молодежь в кино не рвется. Кино-образование в упадке. В аспирантуру брать просто некого — нулевой базис… Пополнение идет в основном за счет других гуманитарных профессий — журналистики, например. Там люди хотя бы языки знают, имеют какую-то общую культуру, ориентируются в мировом пространстве. В университете Карпенко-Карова преподают престарелые мастера — классический случай был: не могли найти руководителя операторского курса и пригласили 90-летнего Верещака. Он конечно хороший был оператор, но он давно не снимает, не представляет что такое современная техника.

Платят педагогам гроши. Тот же Вячик Криштофович вроде бы набрал курс, но потом сказал — извините, не за такие деньги. Фактически только Юрий Ильенко остался. Его ученик Роман Бондарчук сделал приличную дипломную работу «Таксист». Он сам родом из Херсона и снял фильм на херсонском материале, современную социальную историю. Вообще, удивительно — в украинском кино совсем нет современных социальных лент. Казалось бы — бери и лепи, пластилина полно. Такая жизнь пестрая, богатая всевозможными социальными темами. А все хотят делать что-то отвлеченное, историческое, что-то жанровое… Совсем нет Украины, нет народной жизни. Телевизионные сериалы снимаются где-то в виллах, о страданиях молодых женщин, очень богатых, у которых одна проблема — трахальщика достойного нет. Впечатление такое, что о другом снимать не умеют. Роман Бондарчук — исключение. Российские критики в позапрошлом году дали его 15-минутной картине о провинциальной девочке первый приз.

Вот что удивительно — полнометражной работы у Романа до сих пор нет. Казалось бы видно — человек талантливый… Или вот ученик Сергея Буковского, Игорь Стрембицкий, снял документальную картину «Подорожный». Получила «золотую пальму». Казалось бы, после этого молодого человека надо было тащить везде, куда только можно. Этого не происходит. Вторым режиссером работал, потом на каких-то хлебах в Польше оказался.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня